Ольшанский: “У потребителей интеллектуальной собственности тоже есть права”

Александр Ольшанский – известный украинский интернет-деятель. В Сети активно работает с 1999 года. Один из создателей украинской точки обмена трафиком UA-IX и бессменный член правления Интернет Ассоциации Украины (ИнАУ). 13 марта интернетчики выбрали Александра Ольшанского председателем правления ИнАУ. Основатель и соорганизатор крупнейшей оффлайновой встречи интернет-деятелей — iForum. (Около 3500 человек в 2011 году). LB.ua традиционно беседует с Александром накануне мероприятия.

– 17 апреля в четвертый раз пройдет iForum. Чем он будет отличаться от прошлогоднего?

– Самое радикальное отличие в том, что будет представлено очень большое количество молодых компаний, непропорционально много. Это маленькие старт-апы, маленькие компании, которые начинают свою деятельность в интернете. Они будут представлены небольшими стендами, будут проводить всякие мероприятия, читать микросеминары. Можно будет с ними пообщаться, узнать как они привлекали инвестиции, как они развивались, находили идеи. Пока они еще маленькие, очень доступные и общительные.

– Крупные тоже будут?

– Несколько десятков. Антон Носик (SUP Media, – LB.ua) будет, Игорь Ашманов (гуру SEO, – LB.ua) будет традиционно. Будут люди из Facebook, из Вконтакте, Googlе, Yandex. Юзабилити Лаб, ВебМани, Приватбанк Список еще утрясается. Есть много не подтвержденных заявок, потому не хочу называть имен. Но хочу чтобы вы понимаоли: iForum – это не место, где торгуют селебрити. Мы хотим сохранить атмосферу доступности и общения, получения полезной информации. Будь ты хоть сто раз селебрити, если тебе нечего сказать, то тебе нечего делать на iForum.

– Видео будет доступно после форума?

– Мы видео всегда выкладываем. Но видеозапись не отражает того, что происходит на iForum. В видео полезно посмотреть доклад, который ты уже слушал, во второй раз. Я спустя годы пересматриваю какое-нибудь видео и вспоминаю какие-то мысли. Это скорее как конспект. Но мы свободны в этом вопросе. Мы приветствуем, если люди сами все выкладывают. Это не мероприятие для заработка денег. Потому и входной билет предельно дешевый.

– Какой разбег цен?

– В день мероприятия, как обычно, цена заоблачная. Это сделано специально, потому что в день мероприятия мы сможем обслужить лишь пару десятков человек, не больше. Нет ресурсов. В среднем цена билета колеблется в районе 250-300 грн, что по сегодняшним меркам доступно.

– Один раз в магазин сходить, даже меньше.

– У меня на 250 грн никак в магазин сходить не получается. Если говорить по ценам, то цена не должна превышать зарплату менеджера среднего звена за один день. Это, по-моему, демократичная цена.

Об Уанете

– Самое важное событие в Уанете за последний год?

– Истерия роста. Мы, наконец, попали в эту фазу взрывного роста. Эта фаза продлится 2-3 года, уже год мы фактически в ней прожили. Количество пользователей растет, количество времени, которое они проводят в сети, растет, рекламный рынок растет, степень влияния на массовое сознание растет. Общественно-политическое влияние растет.

– Денег в Уанете стало больше?

– Годовой рекламный рынок составил 248 млн грн по подсчетам TNS Ukraine (в прошлом году по оценке Всеукраинской рекламной коалиции было примерно столько же, – LB.ua). От рекламного рынка растет все остальное, посколку рекламные деньги – это основные деньги интернета, как и в новых медиа.

– А интернет-магазины? Это же тоже кеш, который люди тратят при помощи интернета?
– Здесь интернет выполняет скорее функцию витрины, доставки информации. А деньги чистого интернета – это рекламные деньги.

Об ex.ua и пожаре в метро

– Громкое событие прошлого года – наезд на ех.uа. Какие выводы можно сделать из произошедшего?

– Вывод один: каждый интернет-пользователь рано или поздно превращается в избирателя. Ведь история этих “наездов” длинная, она начинается с середины 90-х. Раз в два года был в Украине громкий скандал, громили какую-нибудь компанию то за нелицензионное видео, то за порнуху, то еще за что-то. Это всегда было не совсем законно, потому что эти компании не размещают контент, они служат только платформой. И с каждым следующим разом скандала было все больше. И было понятно, что рано или поздно величина скандала будет такого размера, что дальше некуда. Что, собственно, и случилось с ех.иа.
Понимание, что пользователь превращается в избирателя, эта мысль, – постепенно начала завоевывать умы. Пройдет 3-5 лет и она будет казаться абсолютно самоочевидной истиной, т.е. люди будут говорить “А как, что, могло быть иначе?”. И будут смеяться над людьми, которые этого не понимали раньше.

У нашей компании есть такой принцип. Мы когда начинаем новое дело, мы будто высаживаемся на другую планету, забиваем флаг и пишем на нем: “Будущее здесь”. И ждем, когда это будущее настанет. Так вот, сейчас этот флаг вбили в эту точку – пользователи становятся избирателями.

– Т.е. реакция публики на события с ех.uа была адекватной?

– Реакция публики всегда адекватная. Миллионы людей не могут ошибаться. Даже если миллионы людей ошибаются, то их ошибки становятся реальностью. Они меняют правила игры, меняют реальность.

– Другая громкая новость – пожар в метро, из-за чего перестали работать некоторые сайты на короткое время. Как эту систему сделать более надежной?

– Ничего экстраординарного не произошло. Нужно понимать, что есть пределы надежности, за которые мы платим деньги. Стандартный интернетовский показатель, так называемый Tier 3 – это порядка полутора часов простоя в год. Это стандартный показатель надежности для интернетовских сервисов. Следующий уровень – это Тier 4 – порядка 25 минут простоя в год. А уровня Тier 5 даже не существует. Интернет так устроен. Это обратная сторона его устойчивости. С одной стороны, часть его может не работать несколько часов. Но в то же время вы можете пользоваться другими сайтами и сервисами. То есть можно сказать, что интернет всегда работает на 99,9%

Это было прискорбное событие, но не нужно его драматизировать. Да, большая техногенная авария, но все это вкладывается в нормы стандартного простоя. Мы, конечно, приносим массу извинений пользователям и принимаем все меры для того, чтобы таких аварий избежать. Но все в этом мире ломается. И сверхнадежность стоит сверхденег, которые платить просто нерационально.

О “приватизации” интернета

– 13 марта вы возглавили Интернет Ассоциацию. Перед выборами главы Ассоциации были громкие заявления о “приватизации” точки UA-IX, через который проходит украинский траффик. Можете объяснить, что это это были за заявления?

– Моя задача как главы Ассоциации – дать членам Ассоциации полную и достоверную информацию о событии или процессе и обеспечить им возможность сделать осознанный выбор. В Ассоциации во время голосования я буду иметь точно такой же один голос, как и любой другой ее член. Что касается моей личной позиции, то я считаю, что структура, которая сложилась сейчас (а она слжилась исторически – ей 12 лет), она хорошо отработала все эти годы. Но мир поменялся, мир стал быстрее, мир стал агрессивнее. И если мы хотим чтобы это предприятие UA-IX (а оно сегодня занимает в Европе 5-е место по объему трафика) развивалось, то мы должны его создать как предприятие.

Это должно быть коллективно управляемое акционерное общество, со своим менеджментом, ответственным за результаты, планами, задачами, краткосрочными планами, долгосрочными планами…

– Сейчас всем этим занимается Правление Интернет Ассоциации?

– Фактически управляет этим предприятием Правление, а Правление – это орган общественной организации, который, во-первых, ни за что не отвечает. Во-вторых, нужно понимать, что Интернет Ассоциация гораздо больше, чем UA-IX. Среди членов Ассоциации есть огромное количество компаний, для которых развитие точки UA-IX не является первостепенной задачей. А правление, естественно, будет отражать интересы всех членов Интернет-ассоциации. Таким образом получается, что предприятие как бы окажется не в приоритете.

Всегда есть выбор, например, провести конференцию или купить новое оборудование для UA-IX. Если UA-IX будет предприятием с планами и задачами, то у него вопросов не будет, – оно купит новое оборудование. Но если это будет правление общественной организации, оно, скорее всего, проведет конференцию, поскольку с точки зрения всей ассоциации конференция более важна. Поэтому я считаю, что каждый должен заниматься своим делом.

– Если UA-IX будет акционировано, кому достанутся акции?

– Ровно тем же людям, тем же членам Интернет Ассоциации, тем же самым участникам сети обмена. Здесь не планируется, вот это слово вы назвали нехорошее, – “приватизация”. Предложение сводится к следующему. Уважаемые господа, если вы раньше выбирали одно правление, то теперь вам придется выбрать два органа: Правление Интернет Ассоциации и Набсовет предприятия UA-IX. И у них будут разные задачи, разные бюджеты и разные меры ответственности.

– Каждое предприятие имеет свою цену. Если акционировать UA-IX, сколько оно будет стоить?

– Понимаете, здесь такая специфическая штука. Он сам по себе, без своих участников, ничего не стоит. Если эти участники обмена скажут, нам этот UA-IX не нравится, мы вот пойдем в соседний, то сразу стоимость обратится в ноль. Мы имеем ценность только вместе. И это все понимают, это очень важная вещь. И даже если б была бы, допустим, чья-то злая воля захватить и продать UA-IX, то это невозможно, потому что все, что ты можешь захватить, – это папка с документами. Больше ты ничего захватить не можешь. Ну еще какое-то количество “железа”, которое тоже немного стоит.

– Но акционерная форма позволяет многое делать, например, привлекать капитал?

– Конечно. Акционерная форма дает массу преимуществ. Например, это и привлечение капитала, и возможность участников финансировать. С другой стороны, в периоды благополучия можно и прибыль поделить, в этом тоже нет ничего зазорного. Раньше ассоциация как с этим справлялась? Когда была прибыль, мы, условно говоря, проедали ее на всяких мероприятиях, банкетах.

– Если это не секрет, какой выходит бюджет организации?

– Где-то около миллиона гривен в год, но там существуют и затраты. Точка UA-IX не может быть в чьем-то частном владении, она может быть только совместная. Но способов совместного владения есть несколько. И владеть через общественную организацию – это не самый лучший способ. Мое мнение, у нас теперь должно появится две организации – общественная и коммерческая. Мы будем ходить не на один съезд, а на два – съезд общественной организации и на собрание акционеров. И на Ассоциации мы будем ставить одни задачи: развитие рынка, общеполитические и т.д., а на собрании акционеров UA-IX будем ставить задачи технического характера, экономического характера… И это будет эффективнее.

О выборах-2012 и законах

– Будет интернет играть особенную роль в выборах этого года?

– Он будет играть большую роль. Вопрос в том, что выборы в этом году будут специфическими.

– Вы не уверены, что результаты выборов будут правдивыми?

– Когда-то американцы проводили исследование по заведомо сфальсифицированным выборам по всяким “банановым республикам”. Оказалось, что по прошествии 10-и лет имел значение только настоящий результат. У людей выбор происходит не возле избирательной урны. Выборы – это не процесс бросания избирательного бюллетеня в урну. Выбор происходит в наших головах. То, что у людей остается в головах после выборов, то и имеет настоящее значение в перспективе. А что там кинули и как его посчитали – не имеет значения.

Мы сами не понимаем, как этот процесс происходит. Я уже говорил, что даже если 10 млн человек заблуждаются, то они своим заблуждением способны изменить реальность. Важно, что у них в голове, а не что в избирательной урне или в протоколе. Конечно, в идеале было бы хорошо, чтобы это было синхронизировано – то, что у нас в головах и то, что в результатах выборов. Но даже если этого не происходит, то главное – то, что у нас в головах.

– Вы известны как сторонник изменения законов об авторских правах. Интернет Ассоциация будет добиваться таких изменений?

– Этот процесс длительный, и он тоже в головах. Нужно подготовить общественное мнение к факту того, что у потребителя интеллектуальной собственности не меньшее количество прав, чем у ее владельцев.

Когда-то законы о защите прав потребителей казались дикостью, как и трудовое законодательство. В эпоху дикого капитализма, в 20-е, не было никакого трудового законодательства. “Пошел вон, ты мне на сегодня не нужен”. Потом стало понятно, что у работника есть такие же права, как и у работодателя. Потом этот процесс произошел по отношению к розничной торговле. Выяснилось, что у покупателя прав ничуть не меньше прав, чем у продавца. И поскольку покупателей много, и они же и избиратели, они в состоянии свои права защищать.

И вот глядишь, ты уже в течении 14 дней можешь сказать “мне не нравится эта штука” – и вернуть ее. Это же немыслимо было 20 лет назад. Так вот сейчас происходит такой же процесс в области интеллектуальной собственности. Происходит процесс массового осознания, что у нас права есть, и их не меньшие, чем у производителей этой собственности, и что эта дорога с двухсторонним движением.

Да, мы уважаем их права, но они должны уважать наши права. Потому что сейчас мы находимся в стадии дикого капитализма. По какой цене хочу, по той и продаю. Как хочу, так и продаю. И т.д. Что мы читаем в этих всех лицензиях к программам? Купил – продать не можешь. Вернуть — не можешь. Не работает – твои проблемы. Понес убытки в результате использования ? “Вы кто, товарищ? Проходите мимо!” Купил – попал в рабство, должен пожизненно платить роялти за эту лицензию. Должно пройти какое-то время, чтобы эти подходы изменились. Конечно, наша ассоциация будет заниматься этим вопросом.

– Правозащитная деятельность?

– Это не правозащитная деятельность, это чистый бизнес. Мы же говорим об интернете, а интернет состоит в основном из пользователей. И у этих пользователей есть права. Наша ассоциация будет заниматься этим вопросом, пока не настанет массовое осознание этого факта.

И прогноз

– Это интересный долгосрочный прогноз. А если говорить о ближайших годах, каких изменений в интернет-бизнесе вы ожидаете?

– Могу дать одно предсказание, хотя оно 3-х или 5-тилетнее. Это автомобили. Следующий виток технической революции произойдет, когда интернет ворвется в салон автомобиля. Потому что мы проводим в автомобилях много времени, в них есть средства управления, средства связи и т.д. Новый виток будет там.

Будущее там. Если взять наш флаг, высадиться и написать “Будущее здесь”, то это будет внутри салона автомобиля. Прямо в соседнюю машину тычешь пальцем на экране: “Куда ты едешь, придурок?!”. Рассказываешь ему все, что хочешь. В этом сложного ничего нет. Технически это реализуемо уже сегодня. Все производители автомобилей массово стоят на этом пути. Они будут оснащать автомобили соответствующими устройствами. И как только эти устройства в автомобилях появятся и станут такими же обыденными как радио или проигрыватель дисков, в этот момент произойдет новый виток интернет-революции. А вообще интернет чрезвычайно быстрая изменчивая среда. И уверенно предсказать сегодня что-то хотя бы на пять лет почти невозможно. И если кто-то точно знает, что будет, то это знание легко превратить в деньги, и даже в очень большие.

LB.UA, 9 апреля 2012.