Почему люди попадают в Сети? Отвечает психолог

Сегодня трудно найти человека, который бы не имел страничку в той или иной социальной сети. Они стали своеобразным электронным эквивалентом реальной жизни, местом, где люди общаются, заводят новые знакомства и налаживают деловые отношения. Но почему социальные сети пользуются такой популярностью? И как отражается такое общение на психике человека? На эти и другие вопросы ответил старший научный сотрудник факультета психологии МГУ имени Ломоносова, заведующий кафедральной лабораторией “Психологические проблемы информатизации” Александр Войскунский.

Александр Евгеньевич отвечал на вопросы пользователей сайта РИА Новости в ходе онлайн-конференции “о влиянии интернет-общения на психику человека”, которая состоялась сегодня, 25 ноября. Но так как вопросов было очень много, то мы отобрали самые интересные.

Справка:
Войскунский Александр Евгеньевич – специалист по влиянию Интернета на психику человека, кандидат психологических наук, старший научный сотрудник факультета психологии МГУ, заведующий кафедральной (кафедра общей психологии) лабораторией “Психологические проблемы информатизации”, заслуженный научный сотрудник Московского университета. С 1969 года по сей день работает на факультете психологии МГУ (с перерывом в 5 лет, когда в 1970-х годах работал в академическом Институте психологии). Кандидат психологических наук. Пионер исследований психологии Интернета (или киберпсихологии) в России. Разработал и читает лекционный курс для студентов-психологов “Психология и информационные технологии”. Член редколлегий четырёх журналах. Присутствует в Facebook. Отсутствует в Twitter. Блог не ведет. Имеет около 300 публикаций.

Почему человек так много стремится рассказать о себе на своей страничке в соцсети?
Александр Войскунский: Скажем так, от непонимания последствий, если сказать общо. Что я имею в виду – почти все люди убеждены, что в Интернете вообще и в соцсети они анонимны. Это не совсем так, поскольку когда затевается расследование, с участием полиции, госбезопасности и прочего, то этих людей с помощью провайдеров довольно легко находят. Имеются в виду люди, которые совершили преступления, хакеры, грубияны, подстрекатели и так далее. То есть анонимность можно считать ненастоящей. Кроме того, люди не видят последствий для рассказа о себе в соцсети для своего будущего. Если человек рассказывает, что он попробовал наркотик, имеет глупость рассказать в соцсети в свои подростковые годы – то это ему помешает в возможной будущей карьере. То же самое – рассказать о даже вполне вымышленных эпизодах, о неладах в своей семье, о столкновениях с органами правопорядка. А подростки не прочь иной раз прихвастнуть таким поведением, которое называется “аггровантным”. Сейчас ты прихвастнул, и может быть, заработал какой-то социальный капитал у неустойчивой и “свободолюбивой” группы своих “френдов”. Но не очень понимаешь, что это закроет какие-то будущие социальные лифты. А почему стремится рассказать – это тоже интересно. Мне не известно все на свете, но по-видимому, когда еще нет реальных свершений, то приходится говорить о вещах обыденных, опять-таки, с целью немного прихвастнуть. Например, дети хвастаются своими родителями, и также могут прихвастнуть, рассказать об их несуществующих подвигах. Для детей и младших подростках избыточные рассказы о себе и о своей семье – это способ выделиться. Кроме того, есть патологические лжецы любого возраста, им довольно скоро перестают доверять те, кто читают. А если говорят правду, это говорит об определенной инфантильности и отсутствии другого человека перед собой. То, чему учатся в детстве и в юности в подлинных социальных контактах, не опосредованных соцсетями. Если абстрактный образ другого недостаточно сформирован, то может идти излишняя болтовня.

Соотносится ли количество друзей в социальных сетях с уровнем коммуникабельности человека в реальной жизни? Или же виртуальное общение формирует особую модель поведения?

А. В.: Опять-таки интересный вопрос. Пока что могу сказать и так, и так, и так. Удовлетворенный общением человек распространяет свои контакты и в социальную сеть, неудовлетворенный своим обычным общением человек – тем более пытается компенсировать недостаток общения. И кроме того, надо назвать людей с какими-то “чемпионскими” задатками, которые просто коллекционируют количество контактов в соцсетях, чтобы прихвастнуть сотнями и тысячами. То есть повторяю, все обозначенные Вами модели поведения могут проявиться в социальных сетях.

На Ваш взгляд, соцсети расширяют круг общения или наоборот сковывают людей и делают их замкнутыми?
А. В.: Опять-таки этот вопрос мы уже частично осветили. Да, круг общения расширяет. Но если вам нечего сказать, нечем заинтересовать других – то вы так или иначе будете замыкаться. Можно быть очень замкнутым человеком в очень широком круге общения. Есть такое словечко – “лёркеры”. Обозначает тех, кто только читает все сообщения в какой-то группе, и почти никогда не высказывает свое мнение. С одной стороны, у такого человека очень широкий круг общения, и они, не будучи удовлетворены им, его действительно расширяют, но расширяют, скажем так, несколько односторонне.

Какую пользу для психики человека несёт Интернет-общение?
А. В.: Это большой и длинный вопрос, Интернет-общение расширяет круг общения, сталкиваясь с большим количеством разных мнений, чем это было бы вам доступно без Интернета, вы знакомитесь с разными точками зрения, и соответственно, меняете свою аргументацию, корректируете свою позицию, если это спор. То есть в вашей психике, образно говоря, присутствует целая череда “других”, и это развивает. Не зря говорят, что не только истина рождается в споре, но и совершенно точно, что психика развивается в диалоге. Давайте ограничимся, Олег, этим замечанием, поскольку иначе об этом надо было бы говорить, скажем так, полсеместра. Полсеместра о пользе, полсеместра о бедах.

Есть ли какие-то научные исследования на эту тему?
А. В.: Есть, и вдоволь. Эта тема – человек в социальной сети чрезвычайно популярна у студентов, аспирантов в области педагогики, психологии, социологии, философии, политологии, географии, информатики и так далее. Есть специализированные журналы, в том числе онлайн-журналы. Но это журналы на английском, немецком, испанском языке. На русском языке журнала у нас нет такого. Не буду хвастаться, но у меня есть несколько книг на эту тему, и на зимнем съезде общества психологов мы впервые затеяли секцию по психологии Интернета. Если интересует не научные, а научно-популярные сочинения – могу порекомендовать выходящий уже несколько лет журнал “Дети в информационном обществе”. Он есть и в бумажном, и в онлайн-варианте. Так что это развивающаяся область научных исследований.

Почему, на Ваш взгляд, так велика популярность социальных сетей?
А. В.: Популярно всё новое. Кроме того, социальная сеть – удачный продукт, поскольку он дает много возможностей для самораскрытия, саморекламы, самопрезентации. Социальная сеть отличается от предшествующих продуктов тем, что разработчик дает средства, а наполняют сами пользователи. Это очень импонирует людям, потому что появляется возможность проявить фантазию, воображение. Приобрести известность – желание старинное. Вспомните одного из знаменитый героев Гоголя – Бобчинского, который просил Хлестакова рассказать государю и всем в столице – живет, мол, такой уездный помещик. Пожалуйста, Вы можете реализовать это желание своей собственной недрогнувшей рукой.

Вызывают ли соцсети реальную зависимость? Люди проводят за своими страничками почти целый день!
А. В.: Трудный вопрос. Время, занятое какой-то активностью – это не главный показатель психологической зависимости. Важнее, теряют ли люди что-то в своей жизни из-за того, что почти целый день проводят в соцсети. Если терять нечего (инвалиды, которые не выходят из дома) – то это не зависимость, а реальная связь с миром. А вот у психологической зависимости ученые до сих пор спорят. Полтора года назад я организовывал отечественный симпозиум по Интернет-зависимости, и там были высказаны различающиеся точки зрения. Надо говорить с врачом или психологом, имеет ли место настоящая психологическая зависимость, относительно каждого отдельного случая. Общая рекомендация в данном случае напоминала бы среднюю температуру по больнице.

Если избавиться от плохого влияния соцсетей на человека уже нельзя то как-то можно изменить сам стиль общения в соцсетях, чтобы это “общение” было безопаснее для психики? Какие практические советы? Люди ведь общаются в соцсетях по интересам, создавая группы, сообщества, но как только потребность в группах отпадает желание оставаться в соцсетях остаётся, причём общение “без темы”, когда время летит незаметно. С чем связан этот психологический момент? Недостатком общения?
А. В.: Психологический механизм тут – самоконтроль. Думаю, что это не единственный механизм, но рекомендую начать с него. Если практическая и душевная нужда в присутствии в группе общения, которая себя уже изжила, у вас прошла – то сделайте усилие над собой и либо затейте другую значимую для вас группу общения на интересную тему, либо ограничивайте свое пребывание в соцсети. Если вы не находите в себе сил это сделать – подумайте, все ли в порядке в вашей жизни. “Зависание” в сетях – нередкий признак психологического или организационного неблагополучия. Если вы не можете справиться сами – поговорите с врачом, психологом. Но не советую полагаться на мнение окружающих Вас людей, у которых отсутствуют специальные знания. Не советую не потому, что их мнение всегда ошибочно, а потому, что они иногда бывают ошибочны. И в это “иногда” может попасть Ваша единственная и бесценная жизнь.

Полный текст интервью можно прочитать тут.