Провокация планетарного масштаба?

Мировой рынок контента по своим объемам сопоставим сегодня с рынками оружия и нефти. И сейчас вокруг передела этого рынка разворачиваются нешуточные баталии. Американские законодательные инициативы — SOPA (Stop Online Piracy Act) и PIPA (Protect IP Act), Международное соглашение по борьбе с контрафактной продукцией (Anti-Couterfeiting Trade Agreement, ACTA) и, наконец, украинский законопроект «О внесении изменений в некоторые законодательные акты относительно регулирования вопросов авторского права и смежных прав» №6523 — это публичные проявления войны между различными бизнес-моделями за огромный кусок пирога, исчисляемого триллионами долларов.

Что же на самом деле происходит под эгидой борьбы за права интеллектуальной собственности — интервью с Александром Ольшанским, председателем Интернет-ассоциации Украины и соорганизатором Форума интернет-деятелей (iForum), крупнейшей офлайн-конференции в Уанете. В этом году она состоится 17 апреля, уделив вопросу интеллектуальной собственности пристальное внимание.

— Что собой представляют процессы, результатом которых стали такие инициативы, как SOPA и PIPA, ACTA и украинский законопроект №6523?

— Это всего лишь внешние признаки конкурентной борьбы на огромном многотриллионном рынке. Суть этих процессов в следующем. В мире существует несколько бизнес-моделей изготовления и распространения контента. Первая — самая простая и архаичная, когда потребитель платит за все по отдельности: за контент, за сеть и за устройство, через которое он входит в сеть. Все последующие модели — это переход к косвенному получению доходов. Это означает, например, что потребитель не платит за доступ к сети, как в бесплатном телевидении, за нее платит производитель контента. При этом у производителя тоже два пути получения денег: получить эти деньги либо с потребителя, взимая плату за просмотр, либо, опять же косвенно, с рекламодателя. Конечной и, возможно, недостижимой точкой, к которой стремятся все эти бизнес-модели, является схема, когда потребитель не платит ни за что: ни за устройство доступа к сети, ни за сеть, ни за контент. Все оплачивает рекламодатель.

— Как это повлияет на развитие Интернета?

— В Интернете раньше все было построено на так называемой технологической нейтральности сети, когда провайдер не имел права вмешиваться в трафик, который потребляет пользователь. Провайдер даже не имел права знать, что там внутри. И такое законодательство было принято во всем мире. Что происходит сегодня? Сейчас провайдерам пытаются законодательно вменить ответственность за некоторые виды трафика, которые передаются по его сети, например, сделать его ответственным за распространение «нехорошей» информации или информации, защищенной авторским правом.

Но на самом деле это механизм провокации, который приведет к тому, что законодательство вывернется наизнанку. Потому что как только провайдер станет хоть сколько-нибудь ответственным за то, что передается по его сети, он начнет регулировать, что именно вам как пользователю можно читать или смотреть, а что — нет. И, соответственно, провайдер сразу же попытается изменить бизнес-модель, взимая деньги с поставщиков контента.

— То есть названные законопроекты приведут к монополии провайдеров сетей?

— Это не монополия. Но речь идет о том, что законопроекты в действительности не отражают того, что произойдет в результате их принятия. Ведь на самом деле их применение больше всего выгодно поставщикам сетевых услуг. То есть в результате выяснится, что поставщики сетевых услуг начнут контролировать поток информации, получаемой пользователями. В общем, тут ничего плохого нет, как я уже говорил, это совершенно естественный процесс — переход от архаичной бизнес-модели к бизнес-моделям нового уровня, когда всю цепочку услуг — от создания контента до распространения сигнала и устройства — оплатит рекламодатель посредством прямой рекламы, продакт-плейсмента и других рекламных механизмов.

— В чем опасность этого пути?

— В том, что законодатели сегодня совершенно не уделяют должного внимания политической составляющей. Задача законодателя — разработать такую законодательную базу, которая обеспечила бы контроль за тем, чтобы провайдеры руководствовались исключительно экономическими соображениями, регулируя циркуляцию контента по своим сетям. Причем неважно, какими рыночными механизмами они будут пользоваться — открытыми аукционами или иными удобными им схемами. Главное, чтобы они были лишены возможности руководствоваться в этом вопросе личными предпочтениями.

— А какую позицию, на ваш взгляд, должны занимать украинские законодатели?

— Им нужно понимать, что Украина в этом вопросе не впереди планеты всей. И как бы эта война ни развивалась, нужно по возможности как можно дольше сохранять нейтралитет: стараться не быть «на острие» и принимать все эти законы как можно позже. Для того чтобы учесть ошибки, которые всеми остальными будут неизбежно сделаны.

Андрей Алексеев «Зеркало недели. Украина» №13, 06 апреля 2012