Хранитель сети

Инвестировав $900 в постижение тайн интернета, Александр Ольшанский сколотил солидный капитал. Сначала он взял под свой контроль существенную долю отечественного трафика, а теперь занялся доменами

«Я попался в сети с первых минут знакомства с онлайн-пространс­твом», — вспоминает Александр Оль­шанс­кий. В далеком 1996 году ему удалось разглядеть перспективность интернет-бизнеса и спрогнозировать мил­лионные обороты, которые можно выручить из всемирной паутины. Сейчас в составе холдинга Internet Invest Group, который возглавляет г-н Ольшанский, около десятка интернет-бизнесов разной направленности. Каждая третья украинская компания регистрирует свой корпоративный сайт через такую структуру бизнесмена, как imena.ua.

Курс молодого юзера

А. Ольшанский: Еще в школьные годы я освоил важный принцип — каждый должен сам отвечать за свою жизнь и не надеяться на помощь государства. Признаться, я был антикоммунистом, не подчинялся системе и не воспринимал идеологию. Поэтому со школьной скамьи за мной пристально присматривали сотрудники КГБ. А когда я увольнялся из армии, замполит кричал мне, дескать, «скоро перестройка закончится и поедешь ты валить лес в тайгу». В общем, глубокое неприятие системы воспитало во мне стремление обрести экономическую независимость.

Переросло ли внутреннее стремление в активные действия?

А. Ольшанский: Да. Вернувшись из армии в 1989 году, я устроился работать сторожем на автостоянке. И на первые заработанные 600 руб. купил комплектующие и собрал компьютер, благо знания позволяли. Компьютер я сумел выгодно продать, выручив на этом в два раза больше денег, чем ушло на запчасти. Это был мой первый коммерческий опыт. Потом стал возить запчасти из Москвы и собирать в Киеве телефоны с определителем номера — новшество для рынка 1990-х. Когда мода на чудо-аппаратуру поутихла, таскал «мешками» из Объединенных Арабских Эмиратов всевозможную технику (магнитолы, видеомагнитофоны, телевизоры). Именно у арабов я научился искусству торговли.

Как пришли к выводу, что интернет-бизнес выгоднее, чем торговля техникой?

А. Ольшанский: О существовании интернета я узнал в 1996 году. Что это такое, никто толком объяснить не мог. Но любопытство взяло верх! Я пришел в офис компании «Лаки Нет» (один из первых сетевых провайдеров в Украине. — Ред.), купил доступ в интернет и стал самостоятельно исследовать эти «джунгли». Уже после часового знакомства у меня не оставалось сомнения, что интернет — это перспектива, за ним будущее! Но как бизнес я представлял его очень смутно, катастрофически не хватало знаний.

Где же вы получили необходимый багаж знаний, ведь в 1990-х специальных курсов не существовало?

А. Ольшанский: Совершенно случайно нашел в сети объявление одного молодого человека, который утверждал, что знает об интернете все, и позвонил ему. Это был Сергей Полищук (ныне технический администратор украинской сети обмена трафиком UA-IX. — Ред.). Буквально после первой встречи мы заключили соглашение: я ему в течение квартала плачу зарплату около $300 в месяц, а он мне рассказывает все, что знает об интернете.
Получив сведения о том, сколько людей в мире и Украине пользуются сетью и какова динамика роста, я просчитал, что денег на этой ниве нет, а существующие бизнесы, скорее всего, работают в минус. Однако, по моим прикидкам, получалось, что, сохраняя темпы роста, к 1999 году интернет-рынок сформируется и на нем появятся деньги.

Сразу развернули активные действия по захвату виртуального мира или решили повременить?

А. Ольшанский: Не хотел ждать три года — я был молод, и этот срок мне казался мучительно долгим. Для старта бизнеса (а тем более не приносящего быструю отдачу) нужны были капиталовложения. Но поскольку такого понятия, как кредитование, тогда не существовало, я занялся более реальным делом — продавал лес, кафельную плитку.
А в 1999 году мне позвонил Сергей Полищук и сказал примерно следующее: «Ты вообще помнишь, какой год на дворе? Пора делать бизнес!». С того момента и начался мой второй и уже основательный «поход в сеть». Заработанные ранее и занятые у друзей и родственников деньги стали первыми инвестициями для моей провайдерской компании Digital Generation. Тогда же я познакомился и с Евгением Уткиным («Квазар-Микро»), и с его помощью был создан большой холдинг, в который вошло около десятка крупнейших компаний-провайдеров, среди которых IP-Telecom, Relcom. В то время это был, наверное, самый успешный провайдерский проект.

Что в имени твоем

В 2003 году в результате сделки по слиянию холдинга, возглавляемого Ольшанским, и компании «Оптима-Телеком» Александр остался, так сказать, не у дел. По условиям сделки ему как топ-менеджеру запрещалось в течение трех лет заниматься провайдерским бизнесом. Тогда предприниматель заинтересовался регистрацией доменов, хостингом и рекламой в сети.

Почему среди прочих вы выбрали такое направление как регистрация доменов?

А. Ольшанский: Я изучал разные интересные тренды и просто почувствовал, что это перспективно. На деньги от продажи Digital купил компанию, занимающуюся регистрацией доменов (ныне Imena.ua). Хотя назвать это компанией можно было с натяжкой, так как ее оборот не превышал $6 тыс. в месяц. Тем не менее я верил в этот бизнес и не прогадал — сейчас его оборот вырос в десятки раз. Хотя и это не очень много — нам есть куда расти.

На чем основана ваша вера в будущее проекта?

А. Ольшанский: Дело в том, что в интернете существует только одна цифровая собственность — доменные имена. Соответственно, я предполагаю, что количество сайтов и доменов напрямую связано с количеством пользователей сети. Но домен — далеко не первое, что пользователи начинают регистрировать, когда попадают в онлайн-паутину. Есть стандартный электронный путь: сначала юзеры учатся пользоваться почтой, потом поиском, а через 3–5 лет у них возникает идея о создании собственного сайта. Сегодня регистрируют в сети домены клиентов, пришедших в интернет примерно в 2004–2005 годах. Соответственно, если копать глубже, в 2003 году, когда проект Imena.ua стартовал, их регистрировали люди, которые при­шли в сеть в 1999-м. Их количество тогда исчислялось десятками тысяч, а сегодня это миллионы. А значит, число пользователей должно вырасти как минимум в 500 раз. И это далеко не предел.

Почему вы не выбрали направление с более быстрой отдачей инвестиций?

А. Ольшанский: Такой же вопрос мне задавали все друзья. Считали, что я занимаюсь какой-то ерундой, еле концы с концами свожу, тогда как инвестиции в сфере недвижимости, например, процветают: рубль заложил — десять заработал. Однако я уверен, что бизнес на доменах — дело, которое можно передать по наследству. И эта мысль меня греет. А спекулятивный рост недвижимости наследникам никак не завещаешь.

Вы так уверены в стабильности своего бизнеса?

А. Ольшанский: Высокая стабильность данного бизнеса подтверждается тем, что он основан на доверии. Регистратор доменных имен на самом деле имена не фиксирует. Он торгует доверием и квалифицированной технической поддержкой. И построить такой бизнес очень тяжело. Все опирается на силу бренда, на то, как вы печетесь о своих клиентах. Бизнесы, построенные таким образом, стабильны и живут столетиями.

Надейся и жди!

У вас сейчас около десятка проектов. Не боитесь, что такое распыление внимания негативно скажется на работе холдинга?

А. Ольшанский: Нет. Я люблю все новое и иногда от скуки меняю род занятий. Но существуют различия между проектами, в которые я вкладываю средства. На некоторые делаю ставки в плане денег, на другие — в плане стабильности или того, сколько я этому проекту посвящаю времени. Большинство бизнесов я веду совместно с партнерами. В одних я принимаю более активное участие, в других — менее. Основной заработок мне приносит регистрация доменов, а также продажа хостинга. Интернет — это поле деятельности, где я принимаю наиболее активное участие.

Каким видите будущее глобальной сети?

А. Ольшанский: На мой взгляд, самая главная тенденция очень проста. Если взять каждый доллар, оборачивающийся в мире, и приписать ему некоторое свойство, связан он с онлайновым или офлайновым бизнесом, то количество долларов, связанных с онлайном, пока намного меньше, но растет намного быстрее. И точка пересечения этих кривых находится в очень обозримом будущем — в пределах 10 лет. Скоро мы достигнем той отметки, когда более половины продуктов, которые производятся на планете Земля, будут связаны с онлайном. Это революция, по сравнению с которой изобретение электричества — просто детская забава.

Как повлиял кризис на работу холдинга?

А. Ольшанский: Практически никак. В нашей компании был достаточный запас финансовой прочности. Но мы немного пересмотрели свои амбиции, определили, чем хотим заниматься, как будем это делать. Провели ротацию, пополнили штат именно такими людьми, которые нам действительно подходят. Я считаю, что сегодняшняя команда качественно лучше, чем та, что была годом ранее. Все это было для нас не более чем просто адекватной реакцией на изменение рынка. Мы не делали из кризиса чего-то экстраординарного.

Возможно, у вас появились какие-то новые методы ведения бизнеса в нестабильных условиях?

А. Ольшанский: В моем понимании компания вообще всегда должна жить в состоянии перманентной готовности к кризису. Если вчера наступил кризис, а сегодня у тебя родилась гениальная идея, как повысить производительность компании в два раза, то это признак плохого менеджера. Ведь эта гениаль­ная идея ему должна была прийти в голову до того, как он прочитал в газетах, что наступил кризис. Я не верю в какие-то сверхэффективные меры в период нестабильности. Если, конечно, речь не идет о жизни и смерти компании.

В чем успех вашего дела?

А. Ольшанский: Если ты контролируешь 20–30% растущего рынка, рано или поздно компания станет очень большой. Надо только ждать и верить. И я верю в будущее своего бизнеса. Есть одна история, которая меня всегда приободряет. В 2001 году я был в одном из американских университетов, где встречался с одним из отцов — основателей интернета. Он был удивлен, что в Украине (стране с 50 млн населением) были люди, которые в 1990-х продавали интернет. Таких стран в мире насчитывалось очень мало. Я ему тогда сказал, что наш холдинг контролирует примерно 30% трафика в стране. На что услышал: «Если ты продержишься 10 лет, значит, я разговариваю с миллионером». Такой срок я не осилил, потому что холдинг провайдеров был не совсем моим, но этот принцип запомнил и сейчас равняюсь на него.

Статус. Экономические известия. Июнь, 2010