Человек, который хочет уничтожить Amazon

Хироши Микитани (Hiroshi Mikitani) – нетипичный японский генеральный директор. Он является основателем и руководителем крупнейшей в Японии и третьей по величине в мире компании электронной коммерции Rakuten. Но этого ему мало — Хироши желает быть первым во всём. Он объявил о начале наступления на мирового лидера — Amazon.

Лозунг «Уничтожить Amazon» совсем не характерен для японской компании. В этой стране принято вести бизнес совершенно иначе, размеренно, пядь за пядью отвоевывая себе место под солнцем. Но, как уже было сказано, у Rakuten нестандартный СЕО. Молодой бунтарь Хироши учился в Гарварде, долго жил на Западе и выбрал более агрессивную англосаксонскую методику ведения бизнеса. Ему нравится быть в центре внимания, в то время как другие японские «большие боссы» этого стараются избегать.

О начале своего наступления на американского гиганта Rakuten объявила на книжной ярмарке в Токио, проходившей в июле. Там компания представила футболки со своим логотипом и уже упоминавшимся выше лозунгом «Destroy Amazon».

Там же стало известно и о поглощении канадского производителя букридеров Kobo. Сделка обошлась в 315 млн. долларов. Тут следует отметить, что подобные устройства с экранами на основе электронной бумаги никогда не были особо популярными на японском рынке.

«Мы уже действуем в 10 странах. И в ближайшие пять лет рассчитываем увеличить эту цифру до 27. При этом букридеры Kobo начнут продаваться в нескольких десятках стран по всему миру уже в следующем году», — рассказывает Хироши.

Rakuten уже заключила контракты со многими японскими издательствами, которые охотно пошли на сделку с соотечественниками. В этом вопросе Amazon в Японии сильно отстает. Однако наличия букридеров и подобных договоров явно недостаточно. Хироши рассчитывает на бизнес-модель B2B2C (business-to-business-to-customer), являющейся усовершенствованной версией используемой Amazon модели B2C (business-to-customer), которую объединили с моделью B2B (business-to-business).

Модель B2B2C подразумевает взаимодействие одного бизнеса с другим и одновременное взаимодействие с потребителем. В данном случае речь идёт о сотрудничестве Rakuten со службой логистики Tenso. То есть если магазин не желает самостоятельно заниматься доставкой или клиент хочет получить одну посылку со множеством товаров из разных магазинов, то Rakuten просто передает все Tenso, которая и решает вопросы с доставкой. Тут, впрочем, следует отметить, что модель B2B2C подходит исключительно для развитых стран, поскольку требует наличия хорошо развитой системы логистики.

Хироши отмечает, что используемая им модель уже принесла отличные плоды в Великобритании и Франции.

«Устаревшая стратегия Amazon скоро станет для компании настоящим врагом», — заявляет он, — «В то время как Amazon является супермаркетом на отшибе, Rakuten — это магазин, расположенный в центре города».

У него есть повод для гордости. Rakuten, основанная в 1997 году, предлагает в Японии ассортимент больший, нежели все магазины, лавочки и супермаркеты страны вместе взятые. Тут можно купить буквально всё – начиная от яиц экзотических птиц и заканчивая доспехами самураев. Доход компании от продаж в Японии в 2011 году составил 4,75 млрд. долларов США, в то время как показатели Amazon там же оказались куда более скромными — 1,9 млрд. долларов.

Впрочем, успех на родном рынке ещё не означает мировую победу. Так, недавно Rakuten провалилась на китайском рынке, не сумев достигнуть договоренности с крупнейшим в регионе поисковиком Baidu. Однако сам Хироши не считает это сколь-нибудь серьёзным поражением, называя китайский рынок “просто не готовым для его компании”. Главное — захватить американский рынок. Кстати, название «Rakuten» переводится с японского как «оптимист», что очень хорошо характеризует её основателя.

Хироши уверен, что своей агрессивной политикой добьется очень многого на мировом рынке и уничтожит американскую гегемонию в деле электронной торговли. Он понимает, что ему предстоит нелёгкая борьба, но настроен на победу и уверен, что через пять лет его компания будет иметь в пять раз больше, чем сейчас, тем самым показав пример для других агрессивно настроенных японских компаний, заложив начало новому тренду.