Cisco обвиняют в создании фильтра “Золотой щит”, используемого для интернет-цензуры в Китае

Фонд Human Rights Law Foundation подал иск в Окружной суд Северного округа Калифорнии, в котором обвиняет производителя сетевого оборудования компанию Cisco в содействии созданию “Золотого щита”, используемого для интернет-цензуры и отслеживания оппонентов официальных властей Китая.

Иск базируется на отчётах о продажах компании, в которых говорится, что компания оптимизировала фильтры на своих сетевых решениях так, чтобы те могли реагировать на заданные ключевые слова и словоформы, связанные с так называемой “маоистской культурной революцией”, что дало возможность китайским властям отслеживать и задерживать участников запрещенного в стране движения “Фалуньгун”, запрещённого в июле 1999 года.
Обвинители утверждают, что поставляемые компанией в Пекине решения способны отслеживать не только активность членов Фалуньгун, но и любых других оппозиционных диссидентских групп. Также в 52-страничном иске предельно подробно описывается метод работы созданных фильтров, а также сообщается, что фильтры по крайней мере несколько раз были использованы официальным Пекином для поимки и задержания активистов.

Ответчиками по иску выступают несколько инженеров компании и ряд топ-менеджеров, включая главу компании Джона Чемберса.

Напомним, что слухи о помощи китайским властям в организации решений для интернет-цензуры возникли вокруг Cisco ещё в 2008 году, когда в сети из неизвестных источников оказались размещены несколько PowerPoint-презентаций, где говорилось о ведении подобной деятельности. Установить подлинность этих материалов не представляется возможным, сама Cisсo говорит, что материалы – подделка. “Cisco не управляет сетями в КНР, а также не использует собственную продукцию для реализации технологий интернет-цензуры”, – заявили в пресс-службе компании.

Читайте также:

Про критичність кіберзахисту в сполученому світі

Перенаселення Землі: шляхи вирішення проблем. Частина 1

Чи залишиться YouTube таким, як він є зараз? Все про новий закон

Чи це кінець ресайклінгу?