За что Amazon и Netflix стоит дать «Оскара»

Саба Хамеди, колумнист Mashable, накануне церемонии вручения наград Oscar размышляет о том, что фильмы, сделанные и опубликованные по заказу крупнейших современных онлайн-кинотеатров, давно стоят наград от Киноакадемии. И вот почему:

Когда Netflix получил первую номинацию на «Оскар» в 2014 году за документальный фильм The Square, изменения на рынке медиаконтента только начались.

Стриминговый гигант из Лос-Гатоса уже успел доказать, насколько мощным конкурентом он может стать для традиционного кабельного и спутникового телевидения: его политический сериал-триллер House of Cards стал первым сериалом в истории, сделанным специально для веб-сервиса, который получил премию «Эмми» в категории «Праймтайм».

Но в полноценном художественном кино пока что изменений нет: здесь киноакадемики отдают предпочтение классическим лентам для кинотеатров.

Прошло почти 2 года — и вот у Netflix снова 2 номинации за документальное кино: What Happened, Miss Simone? ( о певице Нине Симон) и Winter on Fire.

Последняя номинация наиболее интересна украинцам: фильм посвящён Революции Достоинства и событиям зимы 2014 года.

Сколько бы ни говорили об этих номинациях, для зрителей и обозревателей наиболее интересной премьерой 2015 года стал полнометражный художественный фильм Beasts of No Nation. Одновременно свою первую «художку» выпустили и на Amazon Studios — фильм Спайка Ли (да-да, того самого культового режиссёра) Chi-Raq — но своей номинации на «Оскар» лента не получила.

Популярные стриминговые платформы потратили годы и немало средств на привлечение лучших актёров, съёмки собственных сериалов, появление их на основных фестивалях и создание порядочного шума в СМИ и блогосфере вокруг своих картин, которые не демонстрировались нигде вне интернета.

Компании, создающие и транслирующие киноконтент исключительно для интернета, покупали рекламные площади в Голливуде; заказывали громкие вечеринки с кинозвёздами и продюсерами (чего стоит только одна вечеринка Netflix-Weinstein Co. Golden Globes!), и научились продвижению своего контента в оригинальной творческой манере — к примеру, Фрэнк Андервуд (герой «Карточного домика» и президент США в этом сериале) появился в рекламной паузе на американском ТВ во время трансляции недавних предвыборных дебатов.

Всё это время статистика просмотров и показов сохранялась в тайне (хоть аналитики и блогеры неоднократно пытались оценить показатели Netflix и Amazon). Цифры касательно стриминга публиковались выборочно и лишь тогда, когда руководство сервисов само того хотело. К примеру, сериал-антиутопия Man In The High Castle (с альтернативным сценарием победы Третьего Рейха во Второй Мировой и превращением Америки в нацистское государство в центре сюжета) стал самым просматриваемым телесериалом за всю историю существования Amazon (согласно заявлению компании) — но никто не знает, что это означает на языке цифр. Как бы то ни было, оба стриминговых сервиса доказали, что у них есть все возможности для «игры вдолгую» — и они не собираются скрывать своих амбиций в плане получения главных кинопремий планеты.

В декабре 2015 года глава компании Amazon Джефф Безос в интервью для немецкого издания был предельно откровенен: «Мы хотим получить “Оскара”. У Amazon уже есть “Эмми” и “Золотой Глобус”. Наша текущая цель — выпускать 16 картин в год».

Вы не ослышались: Amazon хочет выпускать 16 новых полнометражных кинокартин ежегодно.

Джим Джармуш, создатель культового инди-фильма «Кофе и сигареты», будет директором следующей картины от Amazon — Paterson, — а одну из главных ролей получит Адам Драйвер (Adam Driver), слава на которого «свалилась» с выходом нового эпизода «Звёздных Войн». Сообщается о планах экранизировать «Дон Кихот» — директор будущей картины Терри Гиллиам (Terry Gilliam) уже десятилетие ищет на этот фильм деньги, площадку и актёров.

Netflix тоже планирует пополнить библиотеку своих собственных фильмов. Главный продюсер сервиса Нейл Хант (Neil Hunt) в комментарии для Mashable в рамках выставки CES пообещал немало громких премьер для широкой мировой аудитории, но подробности пообещал раскрыть позже.

Для тех, кто работает над созданием сценариев и съёмок, подобные заявления означают дополнительные инвестиции и карт-бланш на творческие эксперименты. Стриминговые гиганты готовы вложить колоссальные деньги в создание историй на экране — хороший шанс для тех, кто ищет способы обойти ограничения и заявить о себе для широкой публики.

У Netflix с его аудиторией в 69 млн подписчиков в мире ушло всего лишь $12 на получение прав мирового проката для ленты Кэри Фукунага (Cary Fukunaga) — Beasts of No Nation: драмы о детях-солдатах. Несмотря на то, что фильм не был номинирован на «Оскара», ленту высоко оценили в Актёрской Киногильдии, в жюри «Золотого Глобуса», а также в жюри BAFTA и Independent Spirit Awards.

В октябре 2015 года в Netflix заявили, что фильм сразу собрал 3 млн просмотров за первые 11 дней после официального релиза в Северной Америке. В закрытом театральном прокате фильм собрал $90,7 тыс согласно данным BoxOfficeMojo.

Стриминговые платформы — единственные, кто даёт шанс получить широкую аудиторию всем желающим заявить о себе, даже если речь идёт о культовых продюсерах. К примеру, Спайк Ли говорит, что согласился на производство и прокат своей картины на Amazon из-за того, что «они — крутая компания. А ещё потому, что все остальные отказывались».

Сочетание всех вышеперечисленных факторов ведёт потоковые сервисы к успеху. И однажды комитет премии «Оскар» не побоится воздать им должное.

Источник: Mashable

Читайте также:

Битва флагманів: Samsung Galaxy Note 10 Plus vs. iPhone XS Max

Екологічні будикнки-куполи від стартапу Geoship

Криптомайнери, UEFI-руткіти, злошкідливі Word-скрипти: найбільш актуальні загрози в кіберпросторі

Чим відрізняються землетруси на Землі, Місяці та Марсі?