Может ли таблетка изменить нашу мораль?

Как бы изменилась наша жизнь, если бы все люди стали высокоморальными? Возможно, было бы меньше страданий, все жили счастливо и преуспевали. Но что такое сама мораль и существуют ли медицинские препараты, которые могут сделать нас «более моральными»? Предлагаем ознакомиться с адаптированным переводом текста, который затрагивает эти проблемы.

Усилители моральных принципов, будь то лекарственные препараты или другие методы, стали горячей темой для обсуждения в био- и нейроэтических сообществах. Группа исследователей решила рассмотреть некоторые виды лечения, которые могут оказывать влияние на мораль — окситоцин, амфетамины и бета-блокаторы, а также магнитные прямые стимуляции мозга. Они пришли к выводу, что философы, дискутирующие о моральном совершенствовании, должны сосредоточить свои обсуждения вокруг сегодняшних реалий. Любые лекарства, которые оказывают влияние на нашу мораль — инструменты, действующие на определённую функцию, не связанную с общей моралью человека.

«— Многие люди относятся к этой теме с нескрываемым энтузиазмом», — рассказывает Вежко Дубльевич (Veljko Dubljević), автор исследования, опубликованного в журнале Bioethics и профессор философии Университета Северной Каролины. — Люди хотят, чтобы другие имели более высокую мораль. Но такие вмешательства сродни настройке часов с помощью молотка. Так это не работает».

Лечение, призванное повышать нравственность человека, только добавило масла в огонь. «Философские дебаты относительно моральных суждений остаются незавершёнными», — рассуждает Каролин Нойхауз (Carolyn Neuhaus), специалист по медицинской этике. Это не мешало человечеству думать об определённых лекарствах или методах лечения и их потенциальном использовании. Например, люди прозвали окситоцин «молекулой морали» за его способность побуждать людей к сотрудничеству. В ходе недавнего клинического исследования учёные попытались определить его влияние на моральное суждение.

Во времена Второй мировой войны амфетамины заставляли работников на японских заводах работать усерднее — своеобразная форма морального совершенствования. Зато после окончания Второй мировой войны многие японские рабочие страдали от амфетаминовой зависимости. Окситоцин же, по-видимому, снижает уровень взаимодействия с людьми вне какой-то конкретной группы, например, с людьми других рас. Дубльевич и его соавтор пишут, что окситоцин в большей степени можно считать химическим усилителем кумовства.

Когда Артура Каплана (Arthur Caplan), специалиста по медицинской этике из Нью-Йоркского университета спросили о том, считает ли он лекарства для совершенствования моральных принципов несбыточной мечтой, он ответил, что об этом грезят слишком много людей: фармацевтические компании, философы, романисты, весь Голливуд. В беллетристических предсказаниях нет ничего плохого, но между препаратами, существующими в реальности, и теми, которые обсуждают в философских спорах нет точек соприкосновения.

Учёные хотят разобраться, как функционируют моральные установки в мозгу человека. В конце концов, не наука подсказывает, что именно нам следует делать — люди сами принимают решения. Так утверждает Карен Роммефангер (Karen Rommelfanger), специалист по нейроэтике из Университета Эмори. Что ещё более важно: как мы определяем ту мораль, которую должны усовершенствовать препараты? Какое моральное поведение нужно совершенствовать? Есть, например, культуры, в которых принято съедать останки своих умерших соплеменников. Как мы воспринимаем их мораль?

Утверждать, что определённым членам общества нужно усовершенствовать свои моральные представления не совсем уместно, так как для начала следует определиться с самим понятием морали и морального эталона, а с этим может согласиться далеко не каждый. Дубльевич также признал, что у него есть собственное представление о морали, как о балансе интуиции. Помимо этого, специалист уверен, что у человечества есть возможность улучшить своё моральное поведение без препаратов. К примеру, что если каждый житель государства был бы донором органов по умолчанию? Предполагая, что донорство органов — моральный поступок, люди совсем по-другому оценивали бы свои решения.

Представьте себе моральную дилемму: вагон трамвая мчится по направлению к пяти людям, привязанным к путям, а у вас есть возможность заставить трамвай сойти с рельс, застрелив кого-то. Принятие данного решения с помощью таблетки вряд ли снизит объективный градус накала ситуации. Нам следует быть реалистами, когда в дебатах речь идёт о влиянии препаратов. Дубльевич полагает, что философам пора отказаться от своих наивных рассуждений о «чудо-таблетках» и сосредоточиться на доказательном усовершенствовании морали.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:

Источник: Gizmodo