Александр Ольшанский: «Свойство предвидеть вперёд настолько важно, что если у вас есть это вИденье – вы точно будете среди выигравших»

Недавно, на встречи в “Часописе”, я рассказывал про умение прогнозировать, предпринимательство и тенденции.

 
 
 

О прогнозах

Ситуацию с прогнозированием будущего лучше всего иллюстрирует прогноз погоды. Так, прогноз погоды на 1-2 дня будет достаточно точен. Однако на семь и более суток — он становится чрезвычайно неточен. Настолько неточен, что непонятно, есть ли смысл его вообще делать. При этом интересно, что длинный прогноз погоды, например, на полгода вперёд, опять становится достаточно точным. Вот это очень странный факт, который многие не знают.

Длинные прогнозы погоды, которые не говорят: «такого-то числа в 2 часа дня будет солнце», а говорят о том, что в среднем температура января месяца будет такая-то, или в среднем в феврале выпадет столько-то осадков — чрезвычайно точны. Есть программы для сельского хозяйства, которые их используют очень активно — это доказанный факт, что они предельно точны и очень повышают продуктивность.

Так вот мне кажется, что это общее свойство всех прогнозов: когда мы пытаемся спрогнозировать что-то на близкую дистанцию, например, на завтрашний день – нам кажется, что мы полностью управляем нашей жизнью и мы точно знаем, что будет завтра. Но когда мы пытаемся спрогнозировать нашу жизнь на год-два-три вперёд – прогноз становится чрезвычайно неточен, и на этот срок вообще ничего предсказать нельзя.

Однако прогнозируя жизнь на 10-12-20 лет вперёд — как ни странно, можно достичь некоторой точности (разумеется, предсказывая некие общие вещи). Несмотря на то, что в 80-ом году будущее виделось совсем по-другому, тем не менее, многие предсказания людей от 80-го года во многом сбылись. В том числе создание всемирной информационной сети было предсказано еще в конце 70-х.

Есть ещё одно замечание о будущем и оно касается вообще предпринимательства и стиля жизни. Чем человек отличается от животного? Тем, что у него есть мозг— некий аппарат, который умеет строить модели окружающего мира. Для того, чтобы предсказывать будущее.

Будущее — это «нерекурсивное множество», мы его не знаем. Но прошлое позволяет вычислить дополняющую часть, то есть, чего не будет

Мой мозг предсказывает, что если я махну рукой над столом, – чашка со стола упадёт и, возможно, разобьется, и чай из неё точно выльется. Даже довольно развитые животные этим качеством не обладают.

Человек сегодня — это вид-победитель, который подчинил себе всю биосферу планеты. Как это случилось? Оказалось, что аппарат, который может моделировать внешнюю среду и предсказывать будущее даже на короткие промежутки времени, даёт настолько огромное эволюционное преимущество, что люди, условно говоря, вытеснили всех остальных животных.

Если рассматривать предпринимательство с точки зрения эволюционной конкуренции, то аппарат, способный предсказывать будущее, даёт настолько большое преимущество, что в общем становится неважно, насколько большие у вас «мускулы». Человек же слабее тигра и меньше слона, и бегает медленнее гепарда, и не летает, но тем не менее, он всех победил.

Точно так же и в предпринимательстве. Свойство предвидеть вперёд настолько важно и даёт такие большие бонусы, что всё остальное уходит на второй план. Вы можете быть неудачливы, у вас может не быть начального капитала, в конце концов у вас может не быть нужных менеджерских навыков. Но если у вас есть это виденье – вы точно будете среди выигравших.

Иногда со стороны кажется, что те, кто «видит будущее» не столько предсказывают его, сколько меняют

Это довольно стройная философия жизни и один из факторов, почему я люблю говорить о будущем и почему о нём нужно говорить. Это как со спортивными тренировками — если вы не будете практиковаться, то ваш уровень повышаться не будет.

Первый прогноз, который вы сделаете, наверняка будет ошибочным. Но если вы будете делать это постоянно, и не только на следующий день, то у вас этот «орган» будет развиваться в нужную сторону, и есть большие шансы, что это даст вам некие преимущества.

Тут нужно понимать, что прошлое мало говорит о будущем. В математике есть понятие «нерекурсивных множеств»: я не знаю, что надо делать, но я знаю, чего делать не надо. Будущее — это «нерекурсивное множество», мы его не знаем. Но прошлое позволяет вычислить дополняющую часть, то есть, чего не будет. В этой степени прошлое может быть достаточно полезным.

Иногда со стороны кажется, что те, кто «видит будущее» не столько предсказывают его, сколько меняют. Но здесь существует некая двойственность из серии «курица или яйцо». Я бы сказал так: опыт последних 100 или 150 лет (раньше значение имели другие вещи, сила и т. д.) говорит о том, что в победителях оказываются люди, которые имеют некую компетенцию в этом вопросе. А как мы эту компетенцию назовём: те, кто его меняют; те, кто про него что-то знает; те, кто его предсказывает — здесь очень трудно провести грань. Но точно понятно, что в победителях — люди, которые имеют некую компетенцию в этом вопросе. Более того, я уверен, что эта компетенция — тренируемая способность.

Тенденции

Мне кажется, что большая часть тенденций на 10-20 период времени уже есть, просто мы можем этих тенденций пока не замечать. Попробую описать, что происходит. Я всегда говорил, что развитие цивилизации легко описать через несколько цифр: стоимость тонна/км., стоимость киловатт/км., стоимость бита/км, то есть, сколько стоит переместить один бит информации на 1 км, сколько стоит переместить тонну груза и сколько стоит переместить или произвести киловатт электричества. В этой части есть тенденции, которые уже понятны. Когда один из этих показателей резко меняется, вслед за этим сильно меняется наша жизнь.

Например, в начале ХХ века резко упала стоимость распространения информации, в связи с изобретением радио, а затем, ТВ – средств массой информации. Дистанция от изобретения радио до превращения радио в СМИ — около 15 лет. Ещё лет 10 ушло на то, чтобы на вершине власти оказались Адольф Гитлер и Иосиф Сталин. Эти факты — непосредственное следствие изобретения радио как способа передачи информации. Невозможно было построить тоталитарный режим стиля ХХ века, не имея СМИ, не имея механизма управления большими массами людей. Эти два события непосредственно между собой связаны.

Другой пример, довольно интересный, – великая депрессия. До сих пор неясно, почему она произошла, на этот счет существует масса теорий. Но лично я склоняюсь к достаточно общей догадке, которая кажется мне наиболее правдоподобной.

Великая депрессия – это последствие того факта, что в начале ХХ века резко упала стоимость тонна/километра. В нью-Йорке в 1910 году уже было подземное метро, хотя, сверху еще в полной мере работала гужевая тяга. В начале ХХ века приблизительно 40 % экономики всех стран работало на гужевой транспорт: выращивание лошадей, кормов, уборка, подковы, телеги и так далее. Но гужевой транспорт заменили двигатели внутреннего сгорания, все эти предприятия «схлопнулись», значительный процент экономики умер. И как раз через 10-20 лет проявились последствия в виде великой депрессии.

Я предсказываю большой кризис, потому что любой резкий скачок ведёт к отмиранию больших кусков экономики

Это два примера из прошлого, а сейчас я попробую перейти к сегодняшней ситуации. Я имею в виду не дату изобретения Интернета, а время его более или менее массового внедрения. Приблизительно в 1998 году вдруг резко упала стоимость битт/км. Более того, эта стоимость упала до нуля. В данном случае «ноль» — это значит, что каждый отдельный индивид может распространить свою информацию на все 7 миллиардов, живущих на Земле людей, без каких-либо существенных для себя затрат.

Фактически, это нулевая стоимость бит/км. И всё, что сейчас происходит, – мы пожинаем плоды вот этого огромного «скачка». И если посмотреть на временнОе расстояние, то мы сейчас, через 15 лет, находимся только в начале временнОго отрезка последствий этого «скачка».

Сейчас эти последствия начнут нас «догонять». И я, например, предсказываю большой кризис, потому что любой резкий скачок ведёт к отмиранию больших кусков экономики. Я считаю, что тот кризис, которые мы сегодня видим, – это начало и пока только «цветочки» по сравнению стем, что нас ожидает. И спровоцировало это все резкое падение стоимости передачи информации. Далее в прогнозах можно и нужно отталкиваться от этого, если смотреть на перспективу 15-20 лет.