Бьюти-фильтры (не) спасут мир: авторское мнение и комментарий психолога

В марте текущего года, во время технологической конференции в Остине, Кевин Систром (Kevin Systrom), один из сооснователей Instagram, выразил своё беспокойство по поводу использования бьюти-фильтров и назвал их «трендом, который вызывает опасения». Прежде чем согласиться с ним или махнуть рукой на его предостережения, необходимо изучить вопрос, чем я и занялась.

Физическая красота всегда пленила и привлекала людей разных рас, религий, возрастов и социальных сословий. История помнит печальные примеры того, как из-за неудержимой страсти, зависти и ненависти по отношению к привлекательному внешне человеку, развязывались войны, совершались убийства и другие аморальные поступки.

В то же время, красота вдохновляла известных писателей, художников, музыкантов, поэтов, философов на великие произведения, которые не устаревают со временем и будоражат сознание даже через несколько веков после своего создания.

Однако судьба красивых людей не всегда была поэтично-прекрасной:

  • языческие племена зачастую предпочитали приносить в жертву привлекательных юношей и девушек, оправдывая это благим намерением: задобрить богов;
  • красивых женщин нередко обвиняли в колдовстве и приговаривали к казни без суда и следствия;
  • красивых людей преследовали, травмировали и убивали отвергнутые возлюбленные.

Но, несмотря на все опасности, которые идут рука об руку с привлекательной внешностью, красота была, есть и будет – одним из самых дорогих и востребованных продуктов человеческого общества.

Немного науки

Мы часто слышим о том, что красота – понятие условное, а о вкусах, как известно, не спорят. Но с научной точки зрения всё обстоит несколько иначе.

Даже короткий взгляд, брошенный на чьё-либо лицо, даёт нам обширную информацию об этом человеке: пол, настроение, привлекательность и т.д.

Ольга Челнокова, учёная из Университета Осло, в своей научной работе изучала то, как наши визуальные системы фокусируют внимание на самой важной информации на лице. Эволюция сделала нас опытными экспертами по лицам.

«Лица других людей вызывают у нам интерес, мы считываем по ним информацию и оцениваем их эстетическую ценность», – рассказывает учёная.

Совместно с коллегами из исследовательской группы Hedonic Pharmacology lab она обнаружила, что система вознаграждения мозга (комплекс структур нервной системы, который регулирует поведение, снабжая человека чувством удовольствия и положительными эмоциями за успешно совершенное действие или принятое решение) участвует в оценке привлекательности других людей.

«Система вознаграждений предполагает получение удовольствия, когда, например, мы наслаждаемся вкусной едой или выигрываем в лотерею. Оказывается, та же самая система участвует в ощущении удовольствия, которое мы испытываем, глядя на красивое лицо», – говорит Челнокова.

Предыдущие исследования показали высокий уровень согласия между людьми, когда дело доходит до оценки привлекательности лица. В новом исследовании учёные предложили участникам просматривать изображения лиц, предварительно оцененных как наиболее, средне или менее привлекательные. Это было сделано после того, как участники получили небольшую дозу морфина, препарата, который стимулирует систему поощрения.

«Участники оценили наиболее привлекательные лица как ещё более привлекательные и были готовы смотреть на картинку дольше. Они также проводили больше времени, разглядывая глаза людей на фотографиях. Важно отметить, что мы наблюдали противоположное поведение, когда блокировали систему вознаграждений другим препаратом, например, наши участники давали более низкие оценки наиболее привлекательным лицам», – объясняет Челнокова.

Исследователи не наблюдали эффекта от препаратов, когда участники рассматривали изображения средне или менее привлекательных лиц.

Но есть и другие теории, которые имеют твёрдые основания.

«Предыдущие исследования установили связь между привлекательностью лица и несколькими факторами, важными для эволюционного размножения нашего вида, такими как здоровье и хороший репродуктивный потенциал. Мы можем предположить, что нам нравится и хочется смотреть на привлекательное лицо вследствие эволюционной причины», – говорит Ольга Челнокова.

Она подчёркивает, что система вознаграждений даёт немедленный ответ, дополнительное удовольствие, но ответ системы не определяет путь для нашего поведения в долгосрочной перспективе.

«Например, мы не можем постоянно есть шоколад, потому что он вреден для здоровья. Точно так же, есть много факторов, которые способствуют хорошим отношениям гораздо лучше, чем привлекательность лица».

Теперь, когда мы окончательно (или частично) удостоверились в виновности нашего мозга, можно перейти к виновникам наших комплексов.

Казаться, а не быть

Изучая историю искусств в студенческие годы, я была неприятно удивлена тем фактом, что большинство известных портретов, которые по праву считаются гордостью музеев и частных коллекций, далеко не «реалистичны». И речь идёт не о стиле. Художники были вынуждены приукрашать портретируемых особ – и политических деятелей, и знатных вельмож, и просто богатых (портрет – дорогое удовольствие) заказчиков. И, как бы грустно не было это осознавать, многие известные люди прошлого были далеко не так хороши, как их прижизненные портреты. С одной стороны, их можно понять: никто не хотел оставаться в памяти потомков непривлекательным, хлипким или болезненным. С другой стороны, выходит, что во многих портретах утеряны те личные и неуловимые черты, которые и передают характер человека.

Позже, с появлением профессиональной фоторетуши (вторая половина ХІХ-го века), человечество вздохнуло спокойно. Теперь можно не беспокоится о двойном подбородке, выступающем носе, целлюлите, проблемной коже и других маленьких, но досадных неприятностях. Казалось бы, в этом нет ничего страшного. Мы все хитрим, стараемся носить то, что прячет наши недостатки и подчёркивает достоинства, используем тональные средства, отбеливающую пасту и декоративную косметику. Таковы правила игры. По негласным законам социума мы обязаны выглядеть лучше, чем мы есть на самом деле. Мы обитаем в 2-ух мирах, в одном из которых исправляем дефекты кожи с помощью тонального крема, а в другом, цифровом – с помощью фоторетуши.

Со временем «фотокоррекция» стала синонимом глянцевых журналов о моде и красоте. И вот здесь открылась вторая сторона медали. Отфотошопленные до блеска красавицы, которые улыбались снежно-белыми улыбками с рекламных бигбордов, обложек журналов и школьных тетрадей, породили массу комплексов у целого поколения девочек и молодых девушек. К сожалению, в конце 90-ых и 00-ых интернет ещё не обрёл свою сегодняшнюю мощь, поэтому мы не знали о вездесущности фотошопа, психологи не говорили о самооценке и её роли в нашей жизни, а борьба феминисток против стандартизирования женского лица и тела находилась в катакомбном периоде.

Появление социальных медиа открыло возможности для важных и нужных дискуссий о нашей привлекательности и самоощущении. Но, при этом эпоха социальных медиа стала родоначальницей всевозможных бьюти-фильтров и, соответственно, генератором новой волны комплексов и психологических расстройств.

Фильтры Instagram и Snapchat, приложение FaceTune и легион его младших братьев и сестёр – все эти инструменты для селф-мейд ретуши позволяют стать лучше и красивее, популярнее и желаннее, влиятельнее и увереннее. Доступность, лёгкость и скорость обработки сделала бьюти-фильтры топ-продуктом массовой культуры.

По мере глобального роста их использования, появилась общественная обеспокоенность: где грань между невинной шалостью и обыденным желанием выглядеть на фото лучше и серьёзными психологическими расстройствами?

В исследованиях и медиа всё чаще мелькает термин «телесное дисморфическое расстройство или дисморфия – чрезмерная озабоченность недостатком/-ами своей внешности, и порой нездоровое желание их скрыть или исправить. Это состояние также может характеризоваться дерматилломанией (навязчивое расчёсывание и расцарапывание кожи), регулярное посещение дерматологов или пластических хирургов в надежде изменить свой внешний вид. Заболевание затрагивает около 2% населения и классифицируется по обсессивно-компульсивному спектру.

Симбиоз дисморфии и социальных сетей уже успел принести свои поды.

«Возник новый феномен под названием «дисморфия Snapchat, – говорит Нилам Ваши (Neelam Vashi), доктор медицинских наук, директор Этнического кожного центра при BMC и Медицинской школе Бостонского университета, – состояние, при котором пациенты хотят, сознательно жаждут хирургического вмешательства, после которого они будут выглядеть, как их «отфильтрованная» версия».

Пластическая операция, конечно же, не является решением для этой душевной проблемы. Фильтры могут и будут видоизменяться, и параллельно с ними будет эволюционировать и недовольство своим внешним видом. К сожалению, любовь к самому себе и принятие своего тела – надёжный фундамент нашей самооценки, который важно вовремя заложить. Если же этого не произошло, необходимо закладывать или реконструировать его, долго и кропотливо.

Важно понимать, что фильтры, при всей их напускной игривости и безобидности, не просто инструмент для «улучшайзинга», а некая заслонка, за которую мы прячемся от мира, по какой-то причине стесняясь своей внешности. Речь идёт не про цветочные венки из Snapchat, и не про забавные собачьи и кошачьи ушки из Instagram. Мы говорим про разглаживание морщин, увеличение глаз, уменьшение носа, изменение пропорций тела и т.д. Если вы избавились от покраснений на лице, сделали глаза немного ярче или чуток поиграли с настройками, изменив разрез глаз и форму лица ради шутки – ничего не произойдёт. Благодаря смартфону у вас всегда есть камера под рукой, а также возможность отретушировать своё селфи самостоятельно. Это просто новая технология, сама по себе она безвредна, но становится опасной при определённых условиях.

Традиционные медиа утратили пальму первенства в установлении стандартов красоты, уступив её социальным сетям. Люди получили возможность отслеживать жизнь селебрити и лидеров мнений. А отшлифованные изображения красивых и успешных людей стали мерилом сегодняшнего счастья.

Парадокс заключается в том, что многие кумиры современности не гнушаются бьюти-фильтров, что только подбадривает их фанов. Если королева селфи Ким Кардашьян постоянно улучшает себя, а Men’s Health старательно фотошопит своих героев – почему этим благом не могут пользоваться обычные люди?

И они пользуются. Кто-то идёт дальше, и ложится под нож хирурга в надежде соответствовать модным стандартам, кто-то не имеет на это средств и смелости, посему продолжает совершенствовать свои селфи. А кто-то – сразу или со временем – осознаёт, что, к счастью, большую часть времени мы проживаем реальную, а не виртуальную жизнь, в которой бьюти-фильтры попросту бесполезны. Да, мы способны отличить привлекательного человека от непривлекательно (теперь это подтверждено научно). Да, в некоторых профессиях привлекательная внешность важна, да, что уж там, привлекательная внешность – всегда бонус. Но есть и другая, живая, менее рафинированная, но не менее прекрасная жизнь, о которой мы часто забываем.

Хотя социальные сети и винят во всех смертных грехах, проанализировав происходящее, понимаешь, что бьюти-филтьтры – детище древней и властной бьюти-индустрии. А социальные сети – всего лишь посредник. Посудите сами, когда женщинам внушали, что истинная красота – это мраморно-бледная аристократическая кожа, на портретах и фото красовались фарфорового вида дамы, позже появились различные импланты, и мужские журналы размещали на обложках только неестественно-прекрасных женщин, сегодня господствуют другие тренды, бьюти-индустрия продаёт нам шиммеры, хайлайтеры, зазывает на различные косметологические процедуры и манипуляции, а бьюти-фильтры помогают создать сказочный и желаемый образ в пару кликов. Благодаря фильтрам мы видим, что красота – доступна, если не в реальном, то хотя бы в цифровом мире.

Статистика использования бьюти-фильтров (последнюю можно провести «на глаз», просмотрев несколько десятков профилей из разных стран) вызывает некоторые огорчения, поэтому я решила поговорить с практикующим психологом Кириллом Зиньковым и узнать его мнение о фильтрах красоты и опасности «быть поглощённым социальными сетями».

Сегодня многие исследователи говорят об опасности, которую несут социальные сети для психического здоровья пользователей. Как вы считаете, есть ли серьёзный повод для беспокойства?

Опасность заключается не в самих соцсетях, а в злоупотреблении ими. Не стоит демонизировать социальные медиа. Следует разобраться, почему конкретный человек тратит на них столько времени. Здесь часто задействована дофаминовая система вознаграждения (лайки, комментарии…). Поэтому если оффлайн жизни не особо устроена, то вероятность выбора в пользу соцсетей значительно выше.

Может ли просмотр ленты новостей довести здорового психически человека до депрессии, генерализированного тревожного расстройства или других нарушений? Или для этого должны быть предпосылки?

Нет. Это так не работает. Скажу, опираясь на опыт из практики, в большинстве случаев у человека уже есть что-то из перечисленного в вопросе списка, и в процессе затянувшегося сидения (читай злоупотребления) симптомы могут обостряться. Частые примеры: зависть к чужому демонстрируемому успеху (поездки, покупки, внешний вид), слежение за жизнью бывших.

Давайте отдельно остановимся на вопросе бьюти-фильтров: недавно основатель Instagram выразил обеспокоенность касательно глобального увлечения инструментами для улучшения внешности. Как вы считаете, что скрывается за популярностью бьюти-фильтров среди подростков и взрослых?

Не думаю, что нужно слишком сильно вчитываться в подтексты. Зачем на ТВ используют макияж? Чтобы картинка была ярче и эстетичнее. Подростковый период – это время изменений (гормональных, физиологических, психологических). Нередко эти изменения проявляются во внешнем виде. Подростки чувствительны к вопросам внешности. Она у них напрямую связана с самооценкой. Отсюда желание чуть-чуть приукрасить, улучшить, скрыть. Опять же вопрос в количестве использования. Если человек это делает постоянно, то на это стоит обратить внимание. Если ситуативно, то не вижу в этом проблемы.

Существует ли так называемая гигиена использования социальных сетей? Когда следует сказать себе «стоп»?

Да, на этот счёт появляется всё больше информации. Особенность нашего времени. Уже даже существует понятие «цифрофой детокс». Сегодня практически на всех гаджетах можно посмотреть статистику использования любого приложения. Нужно начинать с этого. Определить, на что тратится львиная доля времени. Дальше разобраться, насколько это полезное времяпрепровождение. Например, я провожу в соцсетях до 2 часов в день, но в моём случае это связано с ведением блога и рабочей перепиской. «Стоп» имеет смысл говорить себе тогда, когда непродуктивного времени в сетях становится больше, и это влияет на эмоциональное состояние человека, а также его социальную жизнь.

ТАКЖЕ ЧИТАЙТЕ:

Читайте также:

Близкий друг по абонплате

Таємниця числа Фібоначчі. Чому воно настільки популярно?

Почему богатые люди – такие злые?

Що нова теорія про увагу розповідає про свідомість