Выдать всех. Чем опасны для Уанета изменения в закон о морали

Если оценивать факт появления законопроекта “О внесении изменений в Закон Украины “О защите общественной морали”, то для начала нужно понимать контекст происходящего.

 
 
А он такой. Существует закон Украины “О защите общественной морали” от 09.02.2010 г. И есть Указ президента “Об оптимизации системы центральных органов исполнительной власти” от 09.12.2010, согласно которому Минюст должен был разработать законопроект о внесении соответствующих изменений, направленных на ликвидацию Комиссии по защите общественной морали.

(В начале июня депутат от Партии регионов Владимир Олийнык зарегистрировал в парламенте законопроект N 2208а, которым предлагается обязать провайдеров закрывать доступ к сайтам, пропагандирующим межнациональную вражду, жестокость, нарушение гражданских прав и свобод. Если закон примут, провинившиеся сайты можно будет закрывать по решению суда в течение дня, а личная информация должна будет выдаваться силовикам по первому требованию. Позже депутат заявил, что отзывает законопроект, но отказываться от “наведения порядка в интернете” не собирается и хочет “продолжить дискуссию” — прим. ред.)

Так вот, указ этот до сих пор не выполнен. Комиссия уже несколько лет после указа продолжает существовать, получает государственное финансирование, заседает, выносит какие-то решения и рассылает письма. И само по себе это – вопиющее нарушение процедуры государственного управления, то есть прямое невыполнение указа президента, хотя это и не совсем вопрос моей компетенции.

Но! Здесь есть некоторый юридический казус, на котором хочу акцентировать внимание. Дата принятия закона “О защите общественной морали”, которым регламентирована комиссия, естественно, предшествует дате указа президента о ее (комиссии) ликвидации. Но если дата этого закона обновится – путем внесения любых в него изменений (хоть запятой) – то она окажется позднее даты указа президента. И таким образом существование этой комиссии будет легализовано. Хочу сказать, что у многих участников рынка закралось подозрение, что этот законопроект существует лишь для одной цели: любой ценой обновить эту дату. Это такая юридическая казуистика, но, тем не менее, она имеет место. Почему закралось такое подозрение? Потому что в самом этом законопроекте нет никаких особенных новаций.

Кроме того, в этом законопроекте содержится ряд расплывчатых формулировок, которые вызывают тревогу. Там есть конкретный перечень правонарушений, которые требуют реагирования правоохранительных органов, как то: терроризм, призывы к насильственному свержению конституционного строя, призывы к нарушению территориальной целостности, к другим уголовно наказуемым действиям – с чем мы согласны. Но в этот список затесалась какая-то странная формулировка -“посягання на права і свободи людини” – за которой непонятно, что стоит, и которая, по сути, позволяет расширить этот список до бесконечности.

Получается, что любой участковый может прислать вам запрос типа “дайте нам всех” – и вы будете обязаны выполнить это в течение суток. Во-вторых, важным нюансом является срок, в который вы должны будете выполнить распоряжение – сутки, тогда как это не всегда технически выполнимо

Вторая чрезвычайно опасная, на наш взгляд, формулировка находится в пункте о блокировке сайтов: “на підставі рішення суду за зверненням підрозділу Служби безпеки України”. Тут не понятно – по решению суда или “за зверненням органів”. Логика подсказывает, что должно быть так: “по рішенню суда” и точка. Почему? Потому что если решения суда есть, и оно вступило в силу, то не имеет значения, каким способом это решение было получено: то ли его принесли представители органов безопасности, то ли истец, то ли мы его получили по почте. Если решение вступило в силу, то провайдер обязан его выполнить. А по тексту получается, что вроде как и по решению суда. Но пока с ним не обратится представитель СБУ выполнять его необязательно – что более, чем странно. С другой стороны, этот текст можно трактовать так, что провайдер должен реагировать по любому запросу представителя СБУ, потому что там непонятно – есть запятая или нет ее. То есть фраза эта нехорошая, двусмысленная.

Еще одна вещь, которая нам серьезно не нравится в этом законопроекте – то, что по запросу представителей правоохранительных органов мы должны выдавать информацию об абонентах. Почему нам это не нравится? Тут два нюанса. Во-первых, раньше эта процедура была ограничена рамками уголовного дела, что означало, что никто не может запрашивать просто так и про всех подряд. Запрос касался конкретных людей. Сейчас же эта норма расширяет требование до “невизначеного кола осіб”. Получается, что любой участковый может прислать вам запрос типа “дайте нам всех” – и вы будете обязаны выполнить это в течение суток. Во-вторых, важным нюансом является срок, в который вы должны будете выполнить распоряжение – сутки, тогда как это не всегда технически выполнимо.

И последнее. Коль уже эти нормы вносятся, то вноситься они должны не в закон “О защите общественной морали”, а в законы, посвященные оперативно-розыскной деятельности.

Александр Ольшанский,
президент холдинга Internet Invest Group
для Лiга.net