Александр Ольшанский о проверках IT-бизнеса: “Идут к тем, у кого есть деньги”

В преддверии iForum один из его идейных вдохновителей Александр Ольшанский рассказал о судьбе UA-IX, визитах правоохранителей в ИТ-компании и льготах, которые не работают. Выключение серверов уже воспринимается как обычное явление, сетует известный деятель Уанета.

 
С сентября в домене .UA началось поэтапное внедрение технологии EPP (Extensible Provisioning Protocol). Каковы первые результаты?

Все стало удобнее и проще, быстрее и надежнее. Технологию придумали не сегодня, основные доменные зоны мира работают на ней порядка 10 лет. Поэтому здесь ничего сенсационного ожидать не приходится. Работает нормально. Появились значительные подвижки в сторону универсализации обращения с региональными доменными зонами. Раньше там был полный бардак. Сейчас те зоны, которые работают на ЕРР, работают в общем поле. Появилась реальная возможность их использовать. Раньше их использование превращалось в мучение.

Как обстоит дело с UA-IX? Что сейчас происходит с точкой обмена трафиком?

Идея совместно зарабатывать деньги не была поддержана (Александр Ольшанский, который до апреля 2012 года возглавлял правление ИнАУ, выступал за акционирование сети – ред.). У UA-IX был шанс оставить за собой доминирующее положение на рынке. Шанс был упущен. Хорошо это или плохо – зависит от того, с какой стороны на это смотреть. Когда я состоял в правлении ассоциации и отвечал за работу UA-IX, то считал, что это не очень хорошо, но с точки зрения рынка это может быть и неплохо, так как конкуренция является двигателем для любого рынка.

На сегодняшний день на рынке есть порядка пяти сетей, достаточно успешно конкурирующих между собой. UA-IX (ею управляет Українська мережа обміну трафіком, УкрМОТ) – самая большая из них, но уже не больше, чем две другие сети вместе взятые (ближайшим конкурентом выступает сеть Digital Telecom Internet Exchange, DTEL-IX, – ред.). У UA-IX сформировалась некая уникальная позиция на рынке. Поскольку сеть является некоммерческой организацией, она вполне может эту позицию удерживать в длительной перспективе. С другой стороны, какие-то коммерческие вопросы, думаю, частные компании решат более оперативно и качественно. Но пока в этой сфере все развивается более-менее стабильно, каких-то революций я не предвижу.

Какова нынешняя позиция ИнАУ в вопросах развития сети?

На последнем съезде ассоциации опять обсуждалась стратегия развития UA-IX. На мой взгляд, реальные потребности участников и отражение этих потребностей в головах членов правления и директора UA-IX сильно не совпадают. На съезде было совершенно четко видно, что образовались три вектора. У директора – одни задачи, свой амбициозный план, нацеленный на какие-то грандиозные свершения, у правления – другие задачи, оно скорее заинтересовано в сохранении за собой функций политического контроля и управления Сетью, а у участников UA-IX – третьи. Их скорее интересует техническая стабильность, сохранение или снижение цен, а также сохранение возможности, заключив один договор с UA-IX, получить трафик от всех остальных участников в полном объеме.

Эти три вектора видны даже в вопросах годового бюджета, который, кстати, обещали опубликовать, но так и не опубликовали. С одной стороны, правление заявляет, что у них огромный профицит, исчисляемый в миллионах. С другой стороны, правление принимает решение поднять цены. На вопрос “Для чего?” директор отвечает: для реализации будущего грандиозного плана развития, под который нужны средства. Что это за план и насколько он совпадает с реальными интересами участников – пока ответа нет. Во всяком случае, на прямой вопрос на съезде “Есть ли люди, которых что-либо сейчас не устраивает в UA-IX?”, ни одной руки поднято не было.

Как решить эту ситуацию?

Мне трудно сказать. Считаю, что на корабле бывает только один капитан. Нельзя идти в три стороны одновременно. Надо идти либо в сторону интересов участников, либо в сторону амбиций директора, либо политических решений, представленных интересами членов правления. Рано или поздно этот выбор придется сделать.

Надо понимать, что вопрос очень специфичен. Специфична сама рыночная ниша. UA-IX не может стать конкурентом своим участникам. Участники не имеют интереса за свои деньги строить себе конкурента. Думаю, что этому будут посвящены следующие дебаты. И правлению предстоит решить сложную задачу: как свести три вектора в один и не утратить имеющуюся уникальную позицию на рынке.

Если говорить о самом ИТ-рынке, нельзя не заметить чрезмерное внимание проверяющих. Почему, по вашему мнению, правоохранители зачастили с обысками в ИТ-компании?

Всё очень просто: ходят по тем, у кого есть деньги. Сейчас кризис, реально на всех рынках спад. Нельзя сказать, что ИТ-бизнес “жирует”, но кризис сказался на ИТ в меньшей степени. В том числе и потому, что эти компании часто завязаны на внешний рынок и имеют приток денег из-за рубежа. Соответственно, они меньше зависят от внутриукраинских реалий. Они более инициативны, у них лучше реакция. В Украине вообще плохо с компаниями, которые что-то по-настоящему производят. Поэтому с проверками идут туда, где чувствуют, что можно что-то взять. Конечно, в каждом индивидуальном случае есть какой-то свой повод. Но общая причина именно в этом.

Кроме того, ИТ-компании гораздо более уязвимы, чем компании традиционного сектора. Отключи компании 220V – и она не то что парализована, а разрушена до основания. Например, для того, чтобы разрушить до основания склад, его надо взорвать, сравнять с землей. А для того, чтобы разрушить ИТ-компанию, достаточно на 24 часа выключить электричество. И такая уязвимость тоже в некоторой степени провоцирует, ведь взрывать склады или ровнять их с землей бульдозером никто не позволит, а выключить сервера – это сегодня воспринимается как обычное явление.

Какие последствия может иметь такое давление на бизнес?

Не думаю, что эта практика чем-то хорошим закончится. Уже сейчас очень многие компании переносят свою деятельность за рубеж. Постепенно выводят отсюда свои активы. Власти придется сделать выбор: либо распрощаться с ИТ-отраслью, либо все-таки привести в порядок процедуру работы правоохранительных органов для того, чтобы они перестали уничтожать бизнес.

В Украине формально все готово для запуска эксперимента с ИТ-льготами. Как вам предлагаемые условия (отмена НДС, 5% налог на прибыль; собираются также уменьшить соцвзнос и налог на доходы физлиц)? Ваши компании подавали заявку на участие?

Нет, не подали. Потому что закон в существующей редакции никаких реальных льгот не предоставляет. По большому счету, единственными, кто подпадает под действие льгот – это компании, которые покупают коробки с программами и продают их здесь. А цель как раз была в точности обратная – стимулировать компании, которые производят продукт в Украине. Как только в этом законопроекте появилась фраза “отгрузка программного обеспечения”, он стал контр эффективен.

Сейчас идет интересный процесс. Наверху понимают: надо что-то делать. В среднем звене ничего делать не хотят. А внизу, ближе к фискальным и правоохранительным органам, готовы приходить к тем, у кого можно что-то взять. Эти три понимания совершенно расходятся. Наверху пытаются сделать нормальный законопроект. В середине цепи в него вставляют четыре слова, которые множат на ноль весь пятистраничный текст, а внизу никого никакие законопроекты уже не интересуют. Всех интересует здесь и сейчас.

В новом законопроекте о льготах уже виден текст, который может подтолкнуть отрасль (речь идет о законопроекте N2063, который возвращает парламент к рассмотрению льгот по налогу на доходы физлиц и единому социальному взносу – они были отклонены в процессе утверждения условий налогового эксперимента в IT-отрасли, – ред.). Будет этот проект принят или нет, покажет время. Есть надежда, что будет.

Ольга Дидух, ЛIГАБiзнесIнформ