Стивен Вольфрам: “В будущем компьютеры будут крошечными и недорогими, и всё вокруг станет программируемым”

[responsivevoice_button voice=”Russian Female” buttontext=”Прослушать статью”]

 

Стивен Вольфрам, британский физик, математик, разработчик системы компьютерной алгебры Mathematica и системы извлечения знаний WolframAlpha, рассказал о своём радикальном видением будущего человечества, в котором компьютеры будут настолько крошечными и недорогими, что их можно будет встроить везде и всюду, и всё вокруг станет программируемым.

Из длинного интервью изданию Venturebeat мы выбрали только ту часть, в которой Стивен Вольфрам рассказывает о полностью компьютерном будущем.

В конце вашего выступления на конференции SXSW-2014 вы заговорили о том, что компьютеры будут встроены во всё. Это напрямую приводит нас к «интернету вещей». Однако ваше видение делает этот термин весьма скромным, поскольку вы говорите о повсеместных вычислениях. Расскажите, как мы к этому придём.

Первое, что будет, это датчики, которые будут повсюду. Но это не что иное, как маленькие компьютеры в крошечных устройствах. Возможно, вы видели моё объявление чипа Edison совместно с Intel не так давно. Так вот крошечные устройства развиваются грандиозными темпами во всех направлениях.

В прошлом это было так: «Мы просто внедрим немножко электроники в нашу вещь, не настоящий компьютер». В будущем это будет: «К чёрту, просто засуньте туда компьютер». Таким образом, необходимо только программное обеспечение.

Следующим уровнем развития будет вопрос о том, насколько большим должен быть компьютер. С этого момента начнётся затяжной прыжок.

В конце концов мы получим компьютер размером с SD-карту. Потом они станут размером с карту microSD, а потом и того меньше. Потом мы сможем сжать все наши технологии до этих размеров.

Встанет ли закон Мура наперекор нашим стремлениям? Возможно.

Потом нам нужно будет понять, из чего делать компьютеры. В данный момент мы руководствуемся традиционным подходом: сложные процессоры со сложными микросхемами. Однако я верю, наука научит делать нас компьютеры из всего, даже если это будут маленькие клеточные автоматы со своими небольшими наборами правил. Они будут универсальными компьютерами.

Потом мы задумаемся: «Как сделать компьютер из молекул?». Один из подходов — взять компьютер и уменьшить его с помощью фотолитографии. Другой подход — начать с молекул и организовать их таким образом, что они будут действовать как компьютер.

Оказывается, это возможно. А значит, есть возможность делать значительно меньшие нанокомпьютеры, так сказать, которые позволят нам взять стопку технологий, которые у нас имеются, со всем нашим программным обеспечением и языками, и уменьшить их до размеров этих странных нанокомпьютеров.

Люди говорят, что компиляция будет очень сложной. Однако компиляция проще, чем кажется. В свое время я буквально трещал по швам, компилируя в JavaScript. Мог ли я предугадать, что люди будут брать код C и компилировать его в JavaScript, чтобы запустить в веб-браузере?

Да, это странно.

Вы можете скомпилировать практически всё. Компиляция – это очень мощная идея. Компиляция в нанокомпьютерном коде будет работать чудесно.

Объясните мне и подтвердите, что я верно понял: вы говорите, что компьютерные инженеры будущего будут искать мелкие процессы, вроде химических реакций или молекул, выполняющих определенные действия при определенных условиях. Потом они будут искать способы сборки этих крошечных и очень простых переключателей, а после компилировать их в компьютеры, которые смогут работать на всем, включая язык Вольфрам?

К примеру, да.  Немного объясню этот процесс. Технологии всегда работают именно с этим. Мы выходим в физический мир. Мы ищем нечто, что пригодится нам для наших конкретных целей. Мы находим лес, из которого можно делать вещи. Мы находим жидкие кристаллы, из которых можем делать дисплеи.

Самое важное, что мы выяснили в этом процессе, это то, что мы буквально можем попасть в информационную вселенную возможных алгоритмов. Вы можете копать её и не перекопать. К примеру, в Wolfram Alpha, Mathematica и Wolfram Language есть целый набор алгоритмов, которыми мы постоянно пользуемся, мы их не изобретали. Они были, достаточно было просто поискать. Выбирая из триллиона возможностей можно найти одну действительно стоящую. Мы нашли одну оптимальную возможность из триллиона, её и используем.

Когда вы, человек, взглянете на это, вы скажете: «Что это, блин? Я не понимаю, как это работает». Вы можете проверить, что это действительно работает, но иногда совершенно не понимаете как.

В этом, на мой взгляд, интересно то, как устроена природа. Есть много вещей, которые делают свое дело, в природе, но мы не можем понять принципы их работы. То же самое происходит в вычислительной вселенной.

Наша собственная технология, в каком-то смысле, ещё очень примитивна. В каком-то смысле, у каждого творения есть история. Она есть у всех механизмов, рычагов и микропроцессоров, глядя на форму которых, мы к ней привыкаем и считаем заурядной.

Когда вы выходите во вселенную вычислений в поиске возможных технологий, многие вещи не выглядят легко узнаваемыми. Так же, как и в природе, когда мы смотрим на вещи, мы не понимаем, как они работают. Нужны века научных исследований, чтобы это понять.

Вы намекаете на то, что тот же вирус, к примеру, может стать машиной для вычислений или самовоспроизводства, а значит в природе потенциально могут быть и другие вычислительные машины?

Возьмём, к примеру, погоду. Люди часто говорят, что у погоды есть своя голова на плечах. И они зачастую правы. Она эффективно справляется с вычислениями. Что делают люди? «Хорошо, давайте возьмём это за основу. Давайте сделаем жидкий компьютер, который будет работать на жидкостных процессах». Возможно, это сработает; возможно — нет.

Это не особо плодовитое направление, но определенно не лишенное смысла. Ведь кажется совершенно интересным и неглупым проводить хитроумные вычисления на примере небольшого количества жидкости.

Получается, очень многое можно запрограммировать и превратить в компьютер. В Minecraft люди делают компьютеры, машины Тьюринга, из блоков, поршней и рычагов, так?

Это одна из крупнейших частей моего научного проекта. Мы очень долго искали в этой вселенной вычислений простейшие автоматы. Четыре из них мы нашли и знаем, что это универсальные компьютеры.

Что касается машин Тьюринга, мы уже знаем простейшую универсальную машину Тьюринга. Около четырех лет назад мы объявили конкурс на 25 000 долларов, которые получит тот, кто опровергнет или докажет, что именно эта машина Тьюринга универсальна. Я думал, что это будет одной из «теорем Ферма», которую не могли разрешить в течение сотен лет.

Но спустя четыре месяца пришёл юный парень из Англии и сказал, что у него есть доказательство. Это было длинное, сложное 50-страничное доказательство, но оно говорило о том, что эта машина Тьюринга была универсальной.

Мы знали, что у этой крошечной машины Тьюринга есть два состояния и три цвета, поэтому она была простейшей из возможных универсальных машин Тьюринга. Невероятно то, как простая система может выполнять вычисления; и да, Minecraft — это блестящий современный пример такой системы.

Получается, в определенный момент в будущем мы будем окружены вычислениями. Вычисление — ткань нашей жизни.

Всё, что мы делаем.

Всё это компьютеры?

Нет, но всё может быть сделано из компьютеров. Этот странный факт я осознал не так давно.

Другими словами, вы берёте ткань чего-либо, сейчас она может состоять из молекул. Но в будущем вы сможете создать эту ткань из молекул-компьютеров. И тогда всё станет программируемым.

В некотором смысле, на языки ложится самая большая ответственность. В этот момент программное обеспечение станет важнее аппаратного.

Есть и другая интересная область: робототехника. Робототехника всегда была странной областью, потому что за 40 лет ничего практически не изменилось. У нас есть робот, у него есть двигатель, все идёт по заранее наметанной схеме. Сегодня детали стали лучше, но идеи всё те же.

Я думаю, настанет момент, когда у нас появится модульная робототехника, которая возложит проблемы аппаратной части на программное обеспечение. Грубо говоря, мы сможем сделать робота из большого количества одинаковых частей, а вот фактическое функционирование робота будет зависеть от определенного алгоритма передвижения и работы этих одинаковых частей.

Я на самом деле знаю, как это сделать, но застрял в технологической петле, потому что детали, которые заставляют вещи двигаться, требуют слишком много энергии. В общем, нужно ещё время.

В конце вашего выступления вы нарисовали картину, в которой мы все станем «коробочкой с триллионом душ». Звучит в стиле «Матрицы» и заставляет почувствовать себя не в своей тарелке.

Мне тоже неудобно, на самом деле.

Триллион душ — это люди, или люди и программы, созданные людьми?

Это конечный результат деятельности людей. Одна из любопытных идей заключается в том, что как только что-то виртуализируется, вы получаете целую вселенную, а значит, каждый человек сможет получить возможность исследовать свою собственную возможную вселенную.

Однако настоящий сложный вопрос звучит так: «Что дальше?». Потому что когда вы погружаетесь внутрь вместе со всем, что у вас есть, этими вычислениями и технологиями, вы находитесь внутри. И тогда вы заходите в следующую дверь, а там то же самое. И тогда сложно осознать разницу между первым и вторым. Для некоторых это конечная цель нашей цивилизации, для других — простой физический парадокс.

Возникает вопрос: «Что было достигнуто в течение этого движения цивилизации?».

Ответ, на мой взгляд, не так удручает, поскольку сложные вычисления может производить практически всё во вселенной.

Если мы скажем себе, что мы уникальны, потому что делаем вычисления, ответ будет неверным. По той же причине что угодно живое может сказать, что оно уникально, поскольку умеет самовоспроизводиться. Мы точно знаем, что это не отличает нас: у нас есть системы, которые делают это с легкостью.

В конце мы поймём, что это неизбежные вещи. Особенной у нас может быть только наша история, а в нас самих ничего особенного нет. Другими словами, нам нужно сделать что-то, чтобы сказать, что мы сделали нечто, качественно совершенно отличное от всего, что существует во Вселенной? Нет, не думаю.

Если вы взглянете на технологии и историю, станет очевидным занятное взаимодействие между людьми с определенным чувством цели и созданием технологий, которые им для этой цели были нужны. Эти технологии растут до определенного момента, потом же люди понимают, что нужны новые цели.

Мы наблюдали за этим циклом в течение 10 000 лет.

Я думаю, что мы знаем, где кроется конечная точка технологий, и эта конечная точка говорит о том, что всё возможно. Звучит очень здорово, но что означает конечная точка для человеческой цели? В прошлом цели определялись тем, чего не было в наличии, но что это будет в будущем? Продолжительность человеческой жизни? Нехватка энергии?

Когда всё возможно, вопрос о том, какую роль играет человечество, становится более важным. Этот вопрос важен лично для меня. Хотя порой, глядя на коллективное потребление в сфере технологий, мне становится стыдно и за себя, и за людей. Надеюсь, конечная картина будет лучше, чем в «Матрице».

<

p style=”text-align: right;”>(перевод: Илья Хель)