Дикий мир роботов, или PR-трудности искусственного интеллекта

Если бы искусственный интеллект не назывался так вызывающе, не претендовал на роль заместителя самого Человека (вершины эволюции), к технологии относились бы с меньшим предубеждением. Но брошен вызов — заменить человеческий мозг, а потому технология незаслуженно считается «плохим парнем». Американский учёный, футурист и разработчик Джерри Каплан (Jerry Kaplan) уверен, что настороженное отношение людей к искусственному интеллекту связано с неправильным пониманием технологии. Предлагаем адаптированный перевод его статьи о PR-проблемах искусственного интеллекта.

Джерри Каплан сотрудничает со Стенфордским центром развития юридичсекой информатики

Джерри Каплан, среди прочего, сотрудничает со Стенфордским центром развития юридической информатики

История «уничтожения» людей роботами

Литература и кинематограф в красках расписывают, как поумневшие роботы восстанут против человечества, приучая нас бояться техники. Сериал «Westworld», недавняя громкая премьера студии HBO, в очередной раз показал историю, как искусственный интеллект уничтожает своих разработчиков. В конце концов, даже Стивен Хокинг предупреждает об опасности развития искусственного интеллекта, а Илон Маск учредил собственную AI-лабораторию, чтобы контролировать эту отрасль и не допустить создания опасной для людей технологии.

Искусственный интеллект действительно может выполнять многие задачи, за которые раньше отвечал человек: играть в шахматы, вести автомобиль или сочинять музыкальные мелодии. Но это не гарантирует того, что технология будет самостоятельно развиваться и обзаводиться амбициями, с целью поработить человечество. По мнению Каплана, это означает всего лишь то, что машины способны выполнять задания, для которых и были созданы. Они не могут восстать против человека, потому что нет никаких «они». У автоматики нет сознания, а у исследователей нет убедительных доказательств того, что в ближайшем будущем роботы обзаведутся чувствительностью.

Человечество столетиями заменяло умелых профессионалов машинами, но ведь они не стремятся к улучшению условий труда, прогрессу и процветанию. Жаккардовые ткацкие станки заменили опытных рукодельниц ещё в XIX веке, но даже эти устройства со специальными программами для множества видов тканей не загубили навечно профессии портных и закройщиков. До середины XX века лучшие умы человечества занимались арифметическими расчётами, которые сегодня выполняют калькуляторы. Но и это не значит, что люди перестали учить математику — автоматизация простейших процессов позволила человеку заняться более сложным статистическим анализом и прочими подобными операциями. Производители обещают, что совсем скоро автопилот станет неотъемлемой частью системы любого авто. Но это не значит, что пока вы на совещании машина самостоятельно отправилась подрабатывать через Uber, если только вы сами её на это не запрограммировали.

Что на самом деле умеет AI

Искусственный интеллект пока ещё не настолько хорош в работе с другими технологиями, как нам того хотелось бы. Или так, как это живописует литература с кинематографом. В первую очередь, AI-исследователи взялись за манипуляции с символами, знаками и цифрами: занимались доказательством математических теорем, решением задач или выкладкой интегральных схем. Но есть функции, с которыми искусственный интеллект по-прежнему справляется в разы хуже человека — распознавание объектов на изображениях и конвертация устной речи в письменную.

С такими задачами совладают уже другие, новые разработки — программы на основе машинного обучения, которые могут извлекать нужные образцы из собрания больших данных. Такой метод используется в системе рекомендаций на Amazon и Netflix, для точности поисковой выдачи Google, описания видео на YouTube. Машинное обучение отвечает за распознавание лиц, используется на биржевых торгах, в той же системе автоматического вождения и решает множество других проблем, в которых можно получить пользу от обработки большого массива данных. Ни AI, ни машинное обучение не может считаться «Святым Граалем» интеллекта. Технологии, по мнению Каплана, довольно неуклюже сосуществуют под знаком искусственного интеллекта. Сам факт наличия двух разных подходов ставит под сомнение, может ли один из них служить основой для универсальной теории интеллекта.

Достижения искусственного интеллекта, о которых восхищённо рассказывают СМИ, редко свидетельствуют о настоящем прорыве в исследованиях. AI-программа от Google, обыгравшая игрока в Go, является облагороженной версией разработки Deep Blue от IBM, которая ещё в 1997 году выиграла у чемпиона мира по шахматам Гарри Каспарова. Автопилот в машине — это собрание множества несвязанных функций. С технической точки зрения алгоритм, который сигналит выбежавшему на дорогу пешеходу, работает отдельно от программы, которая прокладывает маршрут. И когда медиа восхваляют прорыв в области беспилотных авто, на самом деле, речь идёт о целом наборе разрозненных инструментов. Да, эти технологии весьма прогрессивны по отдельности, но всё ещё не являются единым комплексом, который смог бы начать войну против мультизадачного современного человека. Журналист пишет, что компьютер покорил очередную ступень эволюции —  а программист видит обычное выполнение алгоритмом поставленной задачи. Джерри Каплан отмечает, что машина даже не всегда справляется с поставленной задачей. Что и говорить о самостоятельном прогрессе техники.

Промо без стратегии

Обсуждения искусственного интеллекта широким кругом пользователей отдалились от реальности, отчасти потому, что в этой отрасли нет единой последовательной теории. Без неё участники дискуссии не могут сравнить прогресс и оценить важность каждого нового сообщения об AI. В итоге, мы слышим и читаем не тех, кому действительно есть что заявить о развитии искусственного интеллекта, а самых громких. Часто — это СМИ, желающие продать свою историю об очередном роботе, который уж наверняка отнимет нашу работу или всех убьёт. Опять таки, ввиду отсутствия единой стратегии освещения AI-разработок, апеллировать к таким заявлениям нечем и некому опровергнуть новости о машинах-убийцах.

Каплан считает, что даже название технологии играет против неё. Термин «искусственный интеллект» появился более 50 лет тому и описывал программы, созданные для решения тех задач, которые требуют участия знаний человека. Если бы этот тип программ назывался менее жутко для обывателя, он бы наверняка привлекал не больше внимания, чем интеллектуальная аналитика или операционные исследования. Выражение «антропическая информатика» могло бы стать менее провокационным описанием программ, созданных по образцу мыслительного процесса человека, а также алгоритмов, которые взаимодействуют с пользователем естественным для него образом.

Учёный советует перестать описывать модели поведения компьютерных программ, как заменителей человека, а говорить о новом поколении гибких и мощных машин. AI-технология требует осторожного применения, но не потому, что она может превратиться в истребителя человеческой расы. Ведь даже в sci-fi сериях «Westworld» оказалось, что восстание роботов было изначально запрограммировано человеком. Нам пора отучиться приписывать человеческую агрессию компьютерам и оценивать новые изобретения по их изначальному замыслу — как инструменты для создания более комфортного технологического будущего.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:

Источник: MIT Technology Review