Привлекательное и обречённое будущее работы

Предполагалось, что WeWork заново изобретёт офисную жизнь. К сожалению, они это сделали. Детали – в материале.

Если вы работаете в офис-парке, или в высотке в центре города, или в маленьком кабинете, расположенном в старом особняке, или в любом другом из привычных офисных пространств, где всё ещё трудятся работники умственного труда, вы можете даже не знать, что это – работать на WeWork.

Что такое WeWork?

WeWork сочетает в себе все тенденции современной жизни белых воротничков: креативное офисное пространство, вибрации рекламных агентств и фирм, занимающихся доткомами и шикарную атмосферу модных закусочных. WeWork демократизирует all-inclusive стиль рабочего места как на круизных лайнерах, который помогает таким гигантским компаниям, как Google, удерживать людей на работе.

Коворкинг, сервис, который предоставляет WeWork – это просто модное название для общего офиса. Он существует уже целую вечность, например, многонациональный Regus сдавал в аренду офисы по месяцам, а конференц-залы – по часам с 1989 года. Но в 2005 году инженер-программист Брэд Нойберг (Brad Neuberg) заново изобрёл идею расцветающей технической экономики. Коворкинг объединил индивидуализм технического стартапа с коллективизмом социальных движений. Офисы попадали в царства размером всего в один стол – у каждого основателя был собственный суверен, но все они вносили свой вклад в этот великий коллектив: предпринимательство.

Эпоха доткомов была формально корпоративной и чрезвычайно дорогой – все эти деньги были потрачены на недешёвые офисные здания. Компании часто покупали свои собственные серверные стойки, подключённых к интернету по дорогим арендованным линиям T3, на которых работало дорогое программное обеспечение Oracle. В следующий раз технология будет расти за счёт повышения эффективности – и отсоединения себя от бремени и затрат мира традиционных зданий. К 2006 году Amazon начала продавать доступ к инфраструктуре, которую она построила для запуска своего веб-сайта, предлагаемого как Amazon Web Services (AWS). «Облачная» индустрия, которая сейчас стоит сотни миллиардов долларов, превратила всю эту инфраструктуру в масштабируемую, своевременную услугу, доступную каждому. Коворкинг завлёк, а затем взрастил этих людей, смешивая их капиталистические и богемские амбиции.

Первые коворкинги и их трансформация

Первые коворкинги больше походили на ночлежки, а не офисы, но после Великой рецессии эта идея процветала и корпоративизировалась. Затем WeWork воспользовалась привлекательностью пространства для совместной работы и превратила его в жизнеспособное, целостное решение для предприятий всех видов. Арендовать офисные помещения, особенно в крупных городах, таких как Нью-Йорк или Сан-Франциско, сложно и дорого. По аналогии с тем, что AWS сделал для серверов, WeWork предложила гибкие, доступные по цене решения и для одного человека, и для 100, всё легко масштабировалось по мере необходимости. Предлагались: глобальный доступ, места для проведения мероприятий, и даже персональные застройки целых этажей, «олдскульный» стиль. Но то же самое можно сказать и о «практике свободного стола» (практикуемая некоторыми фирмами система, когда у служащих нет своего собственного рабочего стола, а есть определённое количество рабочих столов, используемых всеми по необходимости – прим. автора), офисных пакетах и, конечно же, кладовых с IPA.

Отличие WeWork от других компаний

В отличие от большинства ранее созданных площадок для совместной работы, WeWorks предоставляет операционные услуги – не только питание и приём, но также финансовые, юридические, информационные технологии и все остальные вопросы, которые усложняют старт любого бизнеса. Это предложение с полным спектром услуг ориентировано на различные компании: большие и маленькие, начинающие и преуспевшие. Подписаться на услуги мог как ваш старый товарищ и, по совместительству, владелец малого бизнеса, так и Slack, публичная компания с оборотом в $12 млрд. WeWork позволяет им сократить капитальные затраты, уменьшить сложность операций и передать риски физического предприятия одному поставщику услуг.

Это помогло WeWork превратиться в гиганта по недвижимости. В компании занято 12 000 человек, и она занимает более 20 миллионов квадратных футов офисных площадей. В прошлом году WeWork стала крупнейшим частным арендатором Манхэттена. Фирма, которая теперь переименована в The We Company, привлекла более $12 млрд капитала и до недавнего времени оценивалась в $47 млрд. Но только в прошлом году он понесла убытки почти на $2 млрд; оценка компании была снижена до $20 млрд, а её соучредитель Адам Нейман (Adam Neumann) покинул пост генерального директора. Прибыль ускользнула от компании, и её пророки тоже. Бутик-агентства, разработчики приложений и даже единороги могут сэкономить на расходах за счёт передачи офисных услуг WeWork, но в конечном итоге кто-то должен платить за все эти вещи.

Претенциозное видение Адама Неймана для компании The We Company является и источником её успеха, и причиной её проблем. Нейман перечислил «энергию и духовность» в качестве более важных показателей своего потенциала на публичных рынках, чем доходы и убытки. В конце концов, компания должна была заново изобрести работу. Руководство Неймана наблюдало за масштабным и быстрым ростом компании, но, похоже, оно также было обусловлено главным образом личной выгодой, а не духовным просвещением.

И Адам Нейман, и второй соучредитель WeWork, Мигель МакКелви (Miguel McKelvy), отчасти выросли в кооперативах. Нейман провёл время в израильском кибуце, а МакКелви в коммуне Орегон. Некоторые предполагают, что эти знания помогли им начать развивать коворкинг как бизнес, проповедуя сотрудничество через коллективизм в эпоху цифровых технологий. Но действия Неймана, который, как сообщается, заявил, что хочет жить вечно, подрывали его неприязнь к общим целям и выгодам. У такого рода коллектива есть другое название: это называется культ.

В результате ухода Неймана доля его голосующих акций будет уменьшена, лишив его контрольного большинства. Нейман не окрестил свой уход мученической смертью, возможно, потому, что он останется неисполнительным председателем The We Company, и, возможно, потому, что чрезмерное внимание стало личным раздражителем.

Но с другой стороны, недавние проблемы WeWork могут только укрепить его ироническую, антиколлективистскую, выигрышную позицию на рынке. Желание сместить Неймана по большей части исходило от SoftBank, японской холдинговой компании, которая инвестировала в WeWork через свой $100-миллиардный фонд виденья. Этот капитал был частично привлечён из суверенных фондов благосостояния (в том числе из Саудовской Аравии, которая хочет диверсифицировать свои экономические перспективы, в настоящее время связанные в основном с ископаемым топливом). SoftBank больше всего потерял от вдвое заниженной оценки WeWork до IPO, и он мог дать новые обещания Правлению в обмен на задержку публичного предложения. Отставка Неймана также даёт SoftBank больше времени для перегруппировки – замена генерального директора потребует времени, и компания, вероятно, не предпримет ещё одного шага на IPO до следующего года.

Трудно понять, что хуже: позёр-коллективист, набивающий собственные карманы, или банкиры, защищающие свои огромные портфели.

Кто же такие «мы», кто работает в WeWork? Если это миллиардеры и короли, чья работа осуществляется благодаря их капиталу, то они вряд ли получат возмездие. Но если «мы» – это обычные люди, тогда мы должны извлечь важный экзистенциальный урок из подъёма The We Company. И, подводя итоги: WeWork действительно просто офисное пространство. Это место, куда вы приходите работать.

Вы проводите много времени в офисе, поэтому он должен быть удобным и привлекательным. Вы не должны ненавидеть своё пребывание в этом пространстве. Это должно облегчить ваш труд, который, в свою очередь, должен быть продуктивным, результативным и полезным. Но, возможно, не стоит так сильно любить работу? Может быть, настоящий коллективизм несовместим с трудолюбивым бизнесом, обеспечивающим рост в целом. Компания, которая сдаёт в аренду офисные помещения с добавленной стоимостью, не должна стремиться поглотить апофеотический человеческий дух. Равно как и работа, которой вы занимаетесь в WeWork. Работа – это работа; компания есть компания. Люди должны праздновать IPA, а не IPO, так или иначе. И желательно не в офисе.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:

Источник: TheAtlantic

Читайте также:

10 бизнес-трендов, которые стали знаковыми для 2010-ых

Роботы и хирургия. Часть 2

Роботы и хирургия. Часть 1

Близкий друг по абонплате