Уроки истории: как разбогатела Европа

Существует ли взаимосвязь между экономической конкуренцией и развитием технологий? Почему одни страны процветают, а другие веками не могут выбраться из нищеты и экономического кризиса? В чём секрет богатства? Предлагаем адаптированную версию статьи о том, как Европе удалось разбогатеть в XVIII веке, опубликованной в онлайн-издании «Aeon». Автор статьи – Джоэль Мокир (Joel Mokyr), историк и экономист, профессор Северо-Западного университета (штат Иллинойс, США).

canaletto_riva-degli-schiavoni

Конкуренция – двигатель прогресса

Почему именно европейцам удалось достичь экономического процветания в XVIII веке? Изучением этого феномена занимались многие историки, экономисты и политологи. В многочисленных научных трудах можно найти совершенно разные ответы на вопрос о том, как европейским странам удалось достичь невероятного экономического роста. Одной из наиболее убедительных считается версия, согласно которой успеху способствовала политическая раздробленность Европы. Ни для кого не секрет, что конкуренция – мощный двигатель экономического прогресса. Версия о политической раздробленности как основной его причине пользуется такой популярностью среди учёных, потому что именно политическая обособленность способствовала развитию экономической конкуренции между европейскими странами.

В своей «Истории упадка и крушения Римской империи» (1789 г.) английский историк Эдвард Гиббон (Edward Gibbon) писал, что на то время в Европе существовало 12 сильных самостоятельных государств. По его словам, страх и стыд правителей друг перед другом не давали разгуляться беспредельной тирании. В XVIII веке в странах Европы царили относительный порядок и стабильность, люди начали узнавать о существовании принципа свободы личности, и даже в наименее демократических конституциях появлялись такие понятия как достоинство и справедливость.

Другими словами, соперничество между государствами и пример, который они показывали друг другу, препятствовали крайним проявлениям узурпации власти. Скорее всего, именно поэтому европейцы в то время могли относительно свободно мыслить и творить. Естественно, более-менее либеральный режим способствовал развитию науки, а правители стремились во что бы то ни стало переманить к себе лучших учёных и ремесленников из других стран. В Европе того времени именно конкуренция не позволяла правительствам и церкви всецело контролировать развитие науки. В период очередных вспышек борьбы с инакомыслием и еретиками самые умные граждане могли спокойно переехать в другую, более либеральную, страну. Многие из них именно так и поступали.

Конкуренция стала движущей силой не только научного прогресса, но и экономического развития. В поддержку этой версии можно привести многочисленные исторические примеры. Взять хотя бы развитие экономики после Петровских реформ в Российской империи или резкий упор на технологическое развитие в «спохватившихся» после запуска Советским Союзом первого спутника Соединённых Штатах – всё это свидетельствует о том, что конкуренция между государствами является мощнейшим двигателем экономического прогресса.

Единое интеллектуальное пространство и рынок идей

Очевидно, что сама по себе обособленность государств не была единственной причиной феноменального экономического прогресса и обогащения Европы. Ни на полуострове Индостан, ни на Ближнем Востоке, ни тем более в Африке тоже не было единого правителя. Тем не менее, ни одной из стран в этих регионах не удалось так здорово разбогатеть в XVIII веке. «Великому обогащению» способствовало развитие общеевропейского рынка новых технологий и изобретений. То же самое касалось книг и научных трудов по астрономии, медицине и математике. Написать и издать книгу стоило денег. Естественно, чтобы больше заработать, с книгой нужно было выйти на большой рынок.

Политическая раздробленность государств не препятствовала интеллектуальному и культурному единству европейцев. Границы между государствами также не являлись препятствием на пути распространения передовых идей. Несмотря на то, что поездки занимали много времени и сил, многие ведущие учёные того времени постоянно путешествовали. К примеру, уроженец испанской Валенсии Хуан Луис Вивес и Эразм Дезидерий из Роттердама, Нидерланды, – величайшие гуманисты XVI века – ездили по всей Европе. Вивес учился в Париже, почти всю жизнь прожил во Фландрии, а также занимался научной деятельностью в Колледже Корпус-Кристи в Оксфорде. Какое-то время он был учителем принцессы Марии, дочери одиозного английского монарха Генриха VIII. Эразм Роттердамский постоянно перемещался между Англией, Бельгией, Швейцарией и Италией.

Учёные много и свободно путешествовали, а их идеи быстро распространялись по всей Европе в печатных изданиях и по почте. В относительно свободной, особенно по сравнению с авторитарной Восточной Азией, Европе сдерживать развитие новых идей было практически невозможно. К примеру, если местная цензура пыталась запретить издание работ Галилея или Спинозы, они спокойно издавались заграницей. Новые знания распространялись с невероятной скоростью: книги читали, цитировали и копировали, а каждое открытие обсуждали и испытывали по всей Европе. Философы и учёные того времени считали себя гражданами мира науки. Естественно, конкуренция на рынке идей была невероятная.

Образованных европейцев объединяла борьба с невежеством и предрассудками. Интеллектуальное и культурное единство Европы – уникальное явление, которое способствовало научному прогрессу и экономическому процветанию. Единое интеллектуальное пространство позволяло учёным свободно путешествовать, общаться, работать и распространять свои идеи, а конкуренция между странами «подстёгивала» развитие науки и техники. Можно смело утверждать, что в XVIII веке Европа разбогатела не в последнюю очередь именно благодаря вере в культурный, научный и экономический прогресс.

Новые изобретения и развитие науки и техники

Джеймс Уатт (James Watt) работает над усовершенствованием паровой машины

Джеймс Уатт (James Watt) работает над усовершенствованием паровой машины

Научному прогрессу способствовало не только возникновение единого интеллектуального пространства и развитие общеевропейского рынка идей, но и сотрудничество между учёными-теоретиками и изобретателями. Благодаря изобретению микроскопа, телескопа, барометра и термометра учёные смогли опровергнуть многочисленные ошибочные представления о физике, астрономии и биологии, а также вывести исследования в сфере естественных наук на новый уровень. Узнав о существовании вакуума и воздушной среды, учёные изобрели паровую машину, а исследования природы её действия способствовали возникновению термодинамики как науки. К слову, изобретение паровой машины считают главным событием в мире технического прогресса того времени, которое стало катализатором Промышленной революции.

Конечно, научный прогресс не был единственной движущей силой экономического развития в XVIII веке. Этот период вряд ли можно считать веком наукоёмких изобретений, ведь на самом деле их было немного. Тем не менее, нельзя отрицать тот факт, что научный прогресс способствовал экономическому росту, потому что без него развитие производства было бы невозможным.

Всё лучшее ещё впереди

Великого обогащения Европы могло бы не произойти, если бы исторические события, в том числе военные конфликты и политические интриги, имели хоть немного другой финал. Окажись у власти консерваторы, они вполне могли бы помешать развитию нового и прогрессивного мышления. Тем не менее, обстоятельства, в том числе развитие свободного рынка идей и конкуренции, сложились в пользу научного прогресса, вера в который по сей день является главным двигателем развития науки и экономики. Рынок идей сейчас активен как никогда, а инновации развиваются с невероятной скоростью. Спрогнозировать будущее научного прогресса – задача не из лёгких, но ясно одно: всё лучшее ещё впереди.

БОЛЬШЕ ИНТЕРЕСНОГО:

По материалам Aeon, перевод подготовила Юлия Деревянко, специально для «Блог Imena.UA»

Читайте также:

Для чего нужен Facebook Dating?

У 22% миллениалов нет друзей

5 дуже незвичайних прогнозів від IBM Research

Цифровое внедрение: почему следует с этим считаться