Александр Ольшанский, Internet Invest: «Украинский hi-tech несовместим с полуфеодальной системой в Украине»

Руководитель холдинга Internet Invest Group, председатель Комитета ИнАУ по вопросам электронной коммерции Александр Ольшанский рассказал в интервью газете «Сегодня», почему IT-компании начали исход из Украины и как будет развиваться рынок высоких технологий в нашей стране.

– Александр Яковлевич, в последнее время давление на компании, работающие в IT-сегменте существенно возросло – проверки налоговой, рейды в офисы. Что происходит с отечественной индустрией?

Было очевидно, что это будет происходить. Логика поведения примерно следующая: сегмент IT – это порядка 3% ВВП. По моим оценкам, Украина потеряла где-то четверть ВВП страны за последние 2 года, вместе с Крымом и Донбассом. Так какая разница – потеряли 25% или 28%? В то же время есть чудный шанс расстаться с людьми, которые, грубо говоря, могут бузить, у которых есть своё мнение, у которых есть плохо подконтрольные или вообще неподконтрольные финансовые ресурсы. И с этой точки зрения эти 3% ВВП, которые представляет hi-tech, – они для власть предержащих очень вредные и опасные. И существует пугающая перспектива, что эти 3% превратятся в 23% через 10 лет. Ведь в hi-tech кроме денег есть «мозги» – люди, которых не так легко зазомбировать, и которые способны что-то сделать.

– Фактически, это война с неугодными по идеологии?

Бывают решения осознанные, а бывают неосознанные. Система может без осознания факта вытеснять чуждые ей запчасти. Украинский hi-tech в том состоянии политической системы, которая есть сейчас, – это чужеродное тело в организме Украины.

– И борьба с ними идёт финансовыми методами?

Это другой вопрос. Не потому, что кто-то в «высоком кабинете» сказал: «Всё, замочим весь hi-tech». Нет. Просто украинский hi-tech несовместим с полуфеодальной системой в Украине. Посмотрите на весь мир: везде в перспективе года-двух уже беспилотные автомобили, дроны, а мы скатываемся в средневековье. Посмотрите на образование – где у нас нормальное образование? Наши дети совершенно элементарных вещей в школах не учат! И только hi-tech показывает, какие идиоты наверху. Он всё время «зудит», выступает, поддерживает какие-то инициативы, объединяется в «майданы». Из этого сегмента вышло огромное количество деятелей волонтёрского движения. Откуда все эти люди? Они же не пришли из дворников, они именно из hi-tech.

– А если люди из этого сегмента пойдут в правительство?

У меня есть такое предположение, что где-то в районе Верховной Рады вирус какой-то есть, поражающий мозг. У меня нет особых претензий к людям, но есть претензии к системе. Как она устроена – загадка. Я хотел сходить в Верховную Раду, посмотреть, что же происходит, почему вчерашние нормальные люди становятся совершенно неадекватными? Не знаю. Я не могу это объяснить.

– Наиболее частая претензия к украинским IT-компаниям – особенно, работающим по аутсорсингу – в том, что они не работают «по-белому». И вот под видом борьбы с теневыми ресурсами к ним приходят из налоговой…

Какими теневыми ресурсами? Это глупость. Разве нужно для борьбы с теневыми ресурсами парализовать бизнес? Люди, которые это делают, в это не верят. Аутсорсеры работают «в белую» и используют то законодательство, которое им дала Верховная Рада. То есть они оформляют этих людей частными предпринимателями – это же законно? И эти люди получают зарплату, как частные предприниматели. Они получают деньги за свои услуги – иногда прямо из-за границы. Это тоже законно.

Но это никакого не имеет отношения к тому, почему к ним ходят с проверками. К ним ходят по двум причинам. Первая на нижнем уровне – ходят туда, где есть деньги. А вторая причина – на верхнем: в том, что власть предержащие не наводят порядок внизу, попустительствуя всему происходящему. Всё потому, что, как я говорил, hi-tech – инородное тело в государстве Украина. И я не знаю, что с этим порядком вещей делать. У меня нет никакого рецепта. Но, как я говорил ранее, у меня есть подозрение, что тем, кто должен навести здесь порядок, этот порядок совсем не нужен. Их же не беспокоит проблема, где будут работать их дети. Это нас должна беспокоить проблема, где будут наши дети работать. Потому что если вести себя таким образом, как мы ведем, то работать им будет просто негде.

sMG_2764_036937602041

– Какие у нашей страны перспективы с точки зрения аутсорсинга?

Украина сегодня №5 в аутсорсе. Мы никогда не были первыми и не можем быть первыми из-за размера страны. Конечно, было бы хорошо производить сложные технологические продукты, создавать много добавленной стоимости в стране и так далее. Но, во-первых, как можно создавать добавленную стоимость в стране, где есть налог на добавленную стоимость? Понятно, что весь hi-tech переедет в Соединенные Штаты, пару штатов Индии, Японию – туда, где этого налога не существует. Не факт, что из аутсорсинговых компаний в Украине появятся продуктовые. Это будет зависеть от налогов, регулирования в области интеллектуальной собственности и ещё многих факторов. Но, если этих аутсорсинговых компаний не будет, то продуктовые точно не возьмутся.

Аутсорсеры осуществляют две очень важные вещи, которые невозможно ничем заменить. Первое – создают знания внутри страны и рабочие места. Второе – создают поток денег, направленный внутрь страны.

По сути это чистый экспорт, не связанный с ограничениями на невозобновляемые ресурсы. Самый чистый бизнес из всех возможных. Нi-tech вообще характерен тем, что 80% полученных денег будет выплачено на зарплаты, которые будут потрачены здесь. Каждый доллар, который к ним пришёл, не просто останется – он совершит 3-5 оборотов. На него будут куплены товары, налоги с этих товаров будут заплачены, кто-то получит зарплату за эти услуги и товары.

– Какими, на Ваш взгляд, должны быть правила игры?

Все рецепты давно известны. Проблема не в hi-tech и не в программистах. Невозможно построить коммунизм для программистов отдельно взятых, при этом оказывать давление на остальных. Именно поэтому hi-tech является чужеродным телом сегодня в украинской экономике. Оно всё так построено, что людей, стоящих у власти, не интересует никакая добавочная стоимость внутри страны.

– Давайте посмотрим на период, который уже прошла страна. Что, по Вашему мнению, в стране изменилось к лучшему, а что – стало хуже?

– Единственным сильным плюсом, как мне кажется, является то, что у небольшого процента людей появилось понимание, что это их страна и что за них её никто не построит. С другой стороны, непонятно, хватит ли времени. Человеческая жизнь ограничена, время ограничено, ресурсы ограничены. В какой-то момент этот процент перестанет увеличиваться, люди начнут уезжать, покидать, разуверяться. Так что сейчас я ничего не могу сказать. У нас, по-моему, ещё недостаточное количество людей для того, чтобы качественно изменить страну. Но есть страны, которые прошли всё это – что обнадёживает. Из постсоветских стран можно взять, например, Эстонию. Посмотрите на Израиль – в 1994 году это было довольно отсталое государство. Сегодня это пятая страна в мире по экспорту вооружений.

Источник: Segodnya.ua