Сексизм и гендерное неравенство в Кремниевой долине

Джефф Берковичи в своей колонке для Forbes упоминает о проявлениях сексизма в сегменте венчурного инвестирования в проекты из Кремниевой долины.

Проблема, о которой рассказала на правах анонимности основательница одного из стартапов, не нова. Пренебрежительное и потребительское отношение к женщинам-предпринимателям не как к равным, а как к скучающим дамочкам, которые вдруг решили заполучить много денег, пользуясь своими женскими «прелестями», — одна из «тёмных сторон» Кремниевой долины.

По словам бизнесвумен, случаи домогательств и сексизма в поведении и суждениях встречаются неоднократно. Осложняет ситуацию тот факт, что основательница стартапа не может подать в суд за домогательства на рабочем месте от инвесторов или деловых партнёров — часто это происходит в неявной форме, а судиться придётся разве что с конкретным человеком, но не с компанией.

Поиск средств под собственный проект нередко заканчивается неприятными разговорами и инцидентами: по словам анонимной женщины-предпринимателя, с которой говорил журналист Forbes, индустрия венчурного капитала целиком контролируется мужчинами с комплексом «альфа-самца». И это при том, что женщины точно так же работают по выходным и даже больше, чем мужчины — ведь конкуренция высока в индустрии в целом, а доказывать своё право на место под солнцем приходится вдвойне, если ты носишь каблуки.

Героиня этой истории с командой выпустила Android-приложение весной и начала искать инвесторов для посевного инвестирования. Уровень скачиваний приложения в 52 странах и выручки от загрузки достиг ожидаемых размеров, дела у стартапа шли неплохо, проект даже «вышел в плюс». Бустреппинг на протяжении полутора лет при старте с менее чем 10 тысяч долларов в банке — отличный результат для такого проекта, полагает она. Поэтому предприниматель решила переключиться на активный постоянный поиск инвесторов.

Screen Shot 2014-08-29 at 22.58.46

Рассылка писем потенциально заинтересованным инвесторам завершилась приглашением одного из них встретиться, чтобы обсудить детали возможного соглашения о капиталовложениях в проект. Правда, будущий инвестор позвал ее домой, мотивируя тем, что ему не с кем оставить детей, и предложил встретиться вечером. Выбрав неяркий макияж и скромный наряд, который бы не говорил ни о чём, кроме профессионально-делового подхода, героиня истории отправилась на встречу с будущим (как предполагалось) “бизнес-ангелом”.

Никаких детей дома не оказалось, а вскоре после начала разговора “бизнес-ангел” решил вести себя «не по-ангельски»: от намёков перешёл к более активным попыткам приобнять и затащить женщину на диван. В ответ на возмущение и слова о том, что подобное поведение недопустимо, приставания он прекратил, но заметил, что озвучивать ситуацию или жаловаться кому-то не стоит: рынок, мол, маленький, все друг друга знают, и потому не особо стоит надеяться на инвестиции от любого из игроков, если она решит распускать какие-то слухи.

Печально, но это работает: нечто вроде круговой поруки и взаимного сексизма в сочетании с жаждой получения венчурного капитала в обмен на унижения и молчание. Кто поверит девушке-новичку, если она обвинит именитого венчурного капиталиста в домогательствах?

На встречи приходится надевать золотой браслет или обручальное кольцо (даже если нет жениха или мужа), чтобы столкнуться скорее с парой шуток о супруге, чем с домогательствами. Журналист Forbes отмечает, что стартаперы-мужчины могут одеваться и вести себя так, как посчитают нужным. Цукерберг может ходить в сланцах и джинсах; молодые предприниматели, которые ему подражают, одеваются как хотят — но только не женщины. Слишком женственный наряд — «легкодоступна», слишком чопорный — «закомплексована». При попытках отстаивать свои взгляды или манеру поведения можно стать жертвой сокращения персонала или вообще потерять компанию (как это уже случилось с женщинами-менеджерами Уитни Вульф, Кэтрин Миншу и Хайди Ройзен, которых «выкинули» из собственных проектов).

А чего стоит утверждение 28-летнего Джастина Мэтина о том, что женщина в роли сооснователя в дейтинг-сервисе Tinder — это «курам на смех» и «обесценивает весь проект»?

Отчасти в ситуации виноваты все стороны: и мужчины, и женщины, и главные «воротилы» венчурного рынка. По мнению колумниста Forbes, сексизм в венчурной индустрии нельзя искоренить какими-то приказными мерами. Нужно взаимоуважение и отказ от стереотипного позиционирования (заметим, что подобные проблемы с гендерным неравенством наблюдаются не только в стартап-движении).

Касательно украинского рынка пока никто не проводил взвешенного изучения этой проблемы. Стартапы и связанная с ними индустрия разработки и финансирования онлайн-проектов в Украине остается чисто «мужской» отраслью: женщин в отрасли немного, и они скорее составляют исключение (особенно если речь идет о руководителях IT-компаний или команд). Хотя во многих отраслях женщины наверняка могли бы справиться с IT-проектами не хуже, чем мужчины.