Порно через призму технологий — как создание контента меняет правила игры

Технологии позволяют каждому человеку снимать, режиссировать и сниматься в своих собственных фильмах, даже в порно. Некоторые женщины воодушевились этой идеей. Об использовании технологий для создания «взрослого» контента и том, как это влияет на индустрию — в материале, переведённом нашей редакцией.

Хочу и буду

Келли Шибари (Kelly Shibari) переехала из Японии в США в возрасте 15 лет, чтобы учиться в колледже. После выпуска она некоторое время работала администратором гастролирующей рок-группы и бродвейских шоу и, в конце концов, осела в Лос-Анджелесе, став кинопродюсером. Но в 2007 году голливудские сценаристы забастовали, и работа закончилась. Шибари, как и многие другие, интересовалась одним вопросом: Как свести концы с концами? И тогда друг подкинул идею – может, порно?

«– В порно нет толстых девушек, – именно так подумала Шибари, услышав это предложение. – Стереотипные азиаты из порно должны быть тонкими, худыми обладателями не самых, по сути, соблазнительных форм. Так белые американцы видят азиатскую привлекательность».

Преодолев эти условности, Шибари заняла пустующую нишу. В 2016 она стала первой плюс-сайз моделью, появившейся на страницах журнала Penthouse. Но признание пришло далеко не сразу. Исполнители её размера обычно снимались в фетиш-сценах, подчёркивающих их вес, а Шибари интересовал секс. Поэтому она начала снимать свои собственные фильмы. История креативного выхода из кризисной ситуации типична для индустрии порно, которая всё меньше походит на профессиональную среду в наши дни. Любители наводняют интернет, пиратство мешает деятельности студий. Но, при всём этом, отмечается интересная тенденция: женщины поднимаются по карьерной лестнице.

«– Децентрализация промышленности даёт работникам больше власти», – говорит Хизер Берг (Heather Berg), преподаватель по гендерным исследованиям в Университете Южной Калифорнии, которая изучает вопросы труда в порнографии. – Теперь так легко создавать и распространять собственный контент, что работники намного меньше зависят от босса».

Это означает, что исполнители могут запускать собственные шоу. Рост использования веб-камеры создал новый стиль исполнения, который сама модель может полностью контролировать из своей спальни. Доступность киносъёмочных камер, альтернативных сайтов хостинга и таких инструментов как Skype, дала дорогу более широкому спектру половых и гендерных представлений. А социальные сети дали женщинам голос за кадром, где они ломают основные стереотипы, призывая бороться с разрушительными отраслевыми практиками.

Подвинуть мужчин

Женщины всегда заручались технологиями, пытаясь проникнуть в сферу, в которой доминировали мужчины. Популяризация видеокассет в 1980-х годах позволила им познакомиться с порнографией у себя дома, а не в затемнённых кинотеатрах в окружении парней. Новые доступные камеры позволили им снимать и режиссировать собственные фильмы. И когда студии дрогнули, независимые компании закрепились.

Например, Pink and White Productions, которую возглавляет Шайн Луиза Хьюстон (Shine Louise Houston). В своё время, работая в секс-шопе, она отметила недостаток квир-материала и решила исправить ситуацию. В своём первом фильме Хьюстон сняла новоиспечённую актрису и порно-новичка Джиз Ли (Jiz Lee). С того времени Ли успела сняться не только во многих фильмах Хьюстон, но и для больших компаний (Vivid), и теперь управляет маркетингом для Pink и White. Сегодня «мы видим больше транссексуалов, “цветных”, квир, полных, пожилых людей, людей с ограниченными возможностями в порно. У нас гораздо более широкое видение того, что возможно», – поясняет она. Рост популярности веб-камер также позволил создавать «театр одного актёра».

«– Я не склонна поддерживать стандарт красоты, который ищет индустрия, – рассказывает Ингрид Мут (Ingrid Mouth), которая начала выступать по веб-камере, когда хроническая болезнь заставила её оставить работу в качестве иллюстратора. – Когда вы снимаете собственный контент, вы создаёте личный рассказ. Вы строите свою аудиторию. Нет никаких ограничений».

Этот креативный посыл не содержится в явно феминистской и квир-продукции. Когда Констанс Пенли (Constance Penley), киновед из Калифорнийского Университета, выступила соредактором антологии The Feminist Porn Book, она сосредоточилась на фигурах, влияющих на политику: Ли, актрисе Нине Хартли (Nina Hartley) и феминисте-порнографе Тристане Таормине (Tristan Taormino). Но совсем недавно Пенли отметила: «Я впечатлена тем, как эти усилия затрагивают значительную часть отрасли, от Стои (Stoya) до Шторми Дэниэлс (Stormy Daniels), от операторов до компаний-производителей секс-игрушек».

Порнографические актрисы втиснулись в обычные медиа, в том числе и вышеупомянутая Дэниелс, чья баталия с президентом стал национальной новостью; и Стоя, которая пишет вдумчивые эссе, рассматривая вопросы полового воспитания и личной жизни через призму порно производства. Их набирающие популярность профили также дали возможность выступать в качестве агентов изменений в отрасли. Недавно актриса и активистка Лотус Лейн (Lotus Lain) использовала Twitter, чтобы напрямую поговорить со своими поклонниками, объяснив, что она прекратила снимать сцены с мужчинами, потому что её слишком часто снимали в расистских сценариях.

Растущая «заметность» этих женщин идёт рука об руку с растущей готовностью рассматривать секс-работу именно как работу, трудовую занятость. Порноиндустрия испытала переломный момент в этом году, когда актриса Ли Равен (Leigh Raven) и её жена опубликовали эмоциональный влог на YouTube, в котором Равен описала, как её унижали и оскорбляли на съёмочной площадке.

Подобные заявления звучат всё чаще и всё громче. И, разумеется, не только в сфере порнографии. Но женщины, которые создают, продюссируют или снимаются в порно, не просто высказались открыто – они укрепили свои позиции в цифровую эпоху, в том числе, благодаря развитию технологий.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:

Источник: Medium