Новые «синие воротнички»: программисты становятся работягами, и почему это хорошо

Когда людей спрашивают, как они представляют себе программиста, они, как правило, описывают кого-то вроде Марка Цукерберга: молодого выпускника колледжа в «кенгурушке» с капюшоном, который разрабатывает программные приложения в круглосуточном режиме с целью заработать миллиарды и, как говорится, «изменить мир».

VSTBlue_collar

Ошибочный стереотип о программистах

Описанный выше стереотип Кремниевой долины даже географически не является точным. В Долине работают только 8% программных разработчиков США. Где же находятся остальные миллионы специалистов? Они больше похожи, скажем, на обычного парня Девона из Портленда, штат Орегон, — программиста, который отвечает за поддержку программного сервиса безопасности. Он не может похвастать сказочным богатством, но имеет стабильную и хорошо оплачиваемую работу 40 часов в неделю, которая ещё и относится к интеллектуальной деятельности. Девон говорит, что его отец принадлежал к категории «синих воротничков», то есть, рабочих. Однако и сам Девон, несмотря на его интеллектуальный труд, во многом тоже является «синим воротничком».

Политики традиционно жалуются на сокращение хорошо оплачиваемых рабочих мест для «синих воротничков». Подобная работа вполне оправданно рассматривается как основа гражданского общества и среднего класса. Но преобразования последних лет свидетельствуют о том, что история теперь будет развиваться по другому пути. Что, если следующая основная работа для рабочих из категории «синих воротничков» уже существует — и это программирование? Что, если мы будем рассматривать написание кода не как высокооплачиваемый и сложный труд, а лишь как эквивалент любой другой квалифицированной работы, подобный, скажем, выполнению рабочих обязанностей на заводах автогиганта Chrysler?

Такой подход, среди прочего, изменил бы процесс обучения написанию кода. Учителя и предприниматели тратили бы меньше времени на призыв к выпускникам школ заканчивать дорогостоящие курсы программирования в институтах и университетах, а вместо этого уделяли бы больше внимания обучению программированию на профессиональном уровне в старших классах школы и в колледжах. Кроме того, с целью получения необходимых знаний и навыков будущие программисты могут посещать интенсивные месячные обучающие курсы. Школа станет уделять меньше времени вундеркиндам, зато больше обращать внимания на ученический «пролетариат».

Конечно, такие программисты не будут обладать глубокими знаниями по разработке принципиально новых алгоритмов для нейронных сетей или распознавания голоса. Но эти дополнительные знания не так уж часто необходимы в работе. Зато любой подобный «синий воротничок» будет обладать достаточной квалификацией, чтобы подкорректировать Java-скрипт для своего локального банка. Описанные навыки широко востребованы на рынке труда; такая работа предназначена для среднего класса, а число рабочих мест в этой категории постоянно растёт. Средняя зарплата IT-рабочих в США в среднем составляет около $81 тыс. в год (что более, чем в 2 раза превышает средний показатель по стране для всех рабочих мест), при этом, к 2024 году спрос на сотрудников в этой области увеличится на 12%. То есть, число рабочих мест в этой области растёт быстрее, чем для большинства других профессий.

Простые работники vs. суперзвёзды

По всей Америке люди используют подобные перспективные варианты трудоустройства, особенно в штатах, наиболее пострадавших от деиндустриализации. В штате Кентукки ветеран горнодобывающей промышленности Расти Джастис (Rusty Justice) решил, что код может заменить уголь. Он основал Bit Source — мастерскую программирования, которая занимается перепрофилированием шахтёров в программистов. Инициатива оказалась очень востребованной: Джастис получил 950 заявок на первые 11 позиций. Оказывается, шахтёры привыкли к глубокому сосредоточению, командной игре и работе со сложными инженерными технологиями. По мнению Джастиса, на самом деле шахтёры — это технологические работники, которые вынуждены заниматься грязной работой.

Тем временем, некоммерческая организация CodeTN в Теннесси пытается подтолкнуть школьников к написанию кода в местных колледжах. Некоторые ученики (и учителя) беспокоятся о том, что они совершенно не дотягивают до уровня, скажем, Цукерберга. Но это — культурное препятствие, — считает соучредитель CodeTN Калеб Фристе. Надо просто привлечь побольше работодателей, которые будут мыслить приблизительно так:

«— Нам нужны обычные работники, которые способны управлять страницей, где вводится логин и пароль. И для этого совершенно не требуется быть суперзвездой в написании кода».

Конечно же, человечеству нужны суперзвёзды. Интеллектуальные гении, которые создают новые технологии и даже новые индустрии, такие как искусственный интеллект, машинное обучение и самоуправляемые автомобили. Но это не исключает нового широкого видения того, чем должна заниматься основная масса программистов. В течение десятилетий СМИ продвигали понятие «одинокого гения». Мы восхваляли миллиардеров-программистов, создающих принципиально новые продукты и технологии. Несомненно, без подобных прорывных идейных вдохновителей прогресс будет замедляться. И всё же, настоящие герои — это обычные люди, которые каждый день ходят на работу и делают хороший продукт. Будь то сборка автомобилей, добыча угля или написание программного кода.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:

Источник: Wired.com