18 признаков псевдонауки

Научные исследования и развитие технологий, а также широкий доступ к медиа и возможность организовать собственную медийную площадку для чего угодно в короткие сроки привели к появлению целого ряда «учёных», которые на самом деле являются просто просвещёнными шарлатанами и манипуляторами.

Как же отличить реальное научное открытие от очередной технологической мистификации? Платформа Syg.ma подготовила 18 ключевых признаков псевдонауки — пошаговое руководство для проверки «революционных» открытий в медицине, психологии, математике, физике или других точных дисциплинах.

Осторожно: в статью мы добавили немного видео псевдонаучного характера, которое призываем воспринимать со здравым смыслом.

Мифы и легенды

Первый признак псевдонауки — включение мифологических, религиозных или политических установок в научно-исследовательскую работу (под этим следует понимать не субъективность автора, представленную его личными верованиями или политическими убеждениями, но именно использование этих установок в рамках исследования).

Псевдонаучную теорию также отличает использование понятий, теоретических систем или идеальных объектов, которые обозначают умозрительные конструкты, не имеющие места в научной картине мира и никак не фиксируемые наукой, а также не имеющие достаточного основания для их введения в научную теорию.

Главное — процесс

Далее, современных «алхимиков» выдаёт полное отсутствие какого-либо результата (доказательства или опровержения теории) в прикладном исследовании на протяжении длительного времени при декларации прогресса и продуктивных результатов (пример тому — теория торсионных полей).

В некоторых случаях признаком псевдонаучного подхода может стать невозможность опровергнуть или подтвердить истинность теории при утверждении автора теории о её безоговорочной истинности (в первую очередь, это относится к таким дисциплинам, как теоретическая физика или другого рода научным теориям, для которых существуют лишь косвенные подтверждения).

Игра в шахматы с голубем

«Учёного», который на самом деле им не является, выдаёт игнорирование ряда конкретных фактов (явлений, процессов, закономерностей, отношений) физической реальности, которые не «вписываются» в картину мира, предлагаемую автором теории. Проще говоря — когда происходит подстройка фактов и теорий науки под картину мира, которую провозглашает предложенная теория, вплоть до сочетания реальных фактов и несуществующих (вымышленных, подделанных или результатов ошибочных заключений, в которые автор теории безоговорочно верит, игнорируя очевидные доказательства).

Особо настораживает и апелляция к «аргументу личности», учёного или влиятельного в обществе человека вместо конкретных научных фактов, использование академических регалий (часто — фальшивых) для произведения впечатления на оппонента в научном споре вместо демонстрации доказательств, превосходящих доказательства оппонента или эффективно парирующими их (данная проблема была рассмотрена социологом науки Р. Мертоном, у которого получила название «эффект Матфея» — априорное превосходство научного авторитета перед молодым учёным).

Использование в научном исследовании ненаучных фактов или ненаучных аргументов в научном споре — ещё один признак псевдонауки. В таких случаях используется привлечение для выражения точки зрения о вопросе людей, далёких от науки, апелляция к публицистике или художественной литературе (если речь идёт не об исследовании самой литературы или публицистики, подобная аргументация, естественно, неприемлема).

Побольше слов мудрёных

Злоупотребление научной терминологией, использование научных терминов не по назначению, придание им вольного значения, так называемое «жонглирование терминами» — следующий признак того, что перед нами стоит очередной «Мюнхгаузен», а не «новый Ньютон».

Псевдонаукам также характерна логико-гносеологическая патология, которую российский философ науки Р.А. Аронов называет «пифагорейским синдромом». По мнению философа, под ним следует понимать «отождествление теоретических структур, математических форм, абстрактных симметрий, научных законов, являющихся элементами теории, с соответствующими структурами, формами, симметриями, законами объективного мира, существующими вне и независимо от какой бы то ни было теории». Проще говоря — попытка экстраполяции частной теории на научную картину мира, попытка объяснить мир и представить проблемы других наук на языке узкоспециальной теории (а в некоторых случаях — ещё и ложной теории).

Один из главных признаков лженаучности «открытия» — претензии автора на бескомпромиссность, «революционный характер», быстрые и невиданные позитивные результаты, которых наука неспособна достичь в данный момент и никогда не будет способна достичь впредь. Утверждение о том, что автору теории доступно знание, которое недоступно другим людям (при невозможности проверить это утверждение) — дополнительное тому доказательство.

Заговор вселенской масонской ложи

Использование таких терминов и формулировок, как «официальная наука», «скрытые тайны древних», «400 лет лжи учёных», «что скрывает от нас официальная наука» и т.д. (с одной стороны, это могут быть попытки представить учёных как неких «заговорщиков», антинаучная тенденция, с другой — попытка продвижения своих идей за счёт сенсационности) — тоже признак псевдонауки.

Апелляция к СМИ вместо научного сообщества — один из наиболее часто встречающихся признаков псевдонауки. Очевидно, что неадекватные идеи при должном их анализе едва ли пройдут проверку и будут опубликованы в серьёзных научных изданиях, в связи с чем псевдоучёный использует все доступные издания, готовые с ним сотрудничать, для распространения собственных идей. Тенденция СМИ к освещению громких событий и сенсаций способствует тому, что идеи псевдоучёного, которые тот на своё усмотрение может наполнить «сенсационным» содержанием, будут приняты в медиасреде благосклонно и попадут в выпуски газет, телепередач или радиопрограмм. Подтверждение этому — история с украинским «Доктором Пи», который якобы умел запоминать числа и читать мысли, а теперь находится в тюрьме как человек, ставший причиной смерти нескольких пациентов.

Чудо-порошки

Создание «прибавочного смысла»: поиск и создание произвольных связей между реально существующими явлениями и процессами — тоже символ псевдонаучного подхода, характерного для любителей астрологии, поведенческих толкований и моделей «настройки реальности». Наиболее ярким примером являются разного рода «практики» толкования сновидений, которые рассматриваются, например, как предсказание будущего.

В медицине подобная методика используется для демонстрации эффективности фальшивого медицинского препарата: графики зависимости, диаграммы с результатами клинических испытаний строятся на основе произвольных взаимосвязей значений переменных графиков, как то «погода — возраст», «настроение — пол», «вес — образование». И все эти «зависимости» будут касаться, например, некой мази от синяков. Очевидно, что приведённые значения переменных не помогут определить эффективность препарата. Зато придадут исследованию наукообразный вид.

Никем не понят и отвергнут

Виктимарная стратегия мышления также изобличает шарлатанов — попытки автора псевдонаучной теории выставить себя жертвой некоего заговора, зависти или консервативных установок «официальной науки» либо апелляция к учёным, опередившим своё время, вроде Галилея или Коперника (при полном игнорировании того, что на улице — никак не 1415 год, и потому уровень проверки теорий и доступных технологий в десятки раз выше, а научное знание свободно от авторитета церкви, как было в Средние века).

Неправомерный переход от логической возможности к логической необходимости — следующий компонент псевдонаучного знания. Вывод о необходимости доказываемого утверждения («необходимо следует из») на основе исключительно его мыслимости («мыслимо, что», «может быть», «возможно»). Общий вид таких суждений: «Если А можно отчётливо помыслить, то А существует», в крайних случаях: «А кажется верным, значит — А должно быть верным». Чаще всего подобные уловки используются для влияния на неподготовленную аудиторию как элемент апелляции к здравому смыслу человека, его привычкам, предрассудкам или заблуждениям.

Нетерпимость конкретного псевдоучёного к альтернативным теориям, как научным, так и альтернативным псевдонаучным идеям (например, спор между сторонниками мировых заговоров или искателями «скрытого смысла» в египетских пирамидах) — тоже признак псевдонаучной теории.

Переходим на птичий язык

Далее идёт чрезмерное усложнение лёгких объяснений и наоборот — необоснованное упрощение объяснений, требующих более широких выкладок и использования, например, математического языка с целью произвести впечатление. К сожалению, то, что видно «глазу» профессионала в конкретной области незаметно для людей, которых представители псевдонауки пытаются обмануть, апеллируя либо к уму публики («видите, вы всё понимаете, а ведь это фундаментальная сложность!»), либо к его недостатку («это сложные выкладки, известные лишь профессионалам, вы едва ли поймёте, просто поверьте»).

Никакого бизнеса

Среди признаков псевдонаучных теорий можно также указать отсутствие массового внедрения и коммерческого использования некой «альтернативной» практики или технологии, предложенной автором идеи, которая рассматривается как псевдонаучная (или потенциально псевдонаучная). Под этим необходимо понимать следующее: если некое изобретение, медицинский препарат, научная теория или даже практика (например, способ организации производства вроде основанного на дианетике Habbard management system) более эффективны, чем существующие в общественной деятельности или непосредственно в науке, учёные вынуждены были бы признать эту эффективность или (если исходить из концепции «заговора учёных») как минимум создать аналог этого продукта для получения финансовой выгоды, используя идею в промышленных масштабах.

Но если по каким-то причинам наука, частные компании или государства всё же не берут на вооружение эту новую идею, одной из основных причин этого неприятия может быть именно тот факт, что идея не несёт никакой ценности. В капиталистических отношениях вердикт «прикладное исследование, неспособное принести прибыль» является сильным сигналом для восприятия его как ложного.

Вместо выводов

С другой стороны, нельзя отрицать наличие других причин, по которым та или иная идея может не внедряться в общественную практику (социальные, политические или экономические факторы). Но в любом случае «монетизация» современной науки как тенденция при изучении феномена псевдонауки должна быть взята во внимание.

Конечно, есть ряд теорий, опережающих своё время (достаточно вспомнить о том, как «теория струн» воспринимается сейчас, и чем она была в 1944 году). Но не следует забывать, что по мере развития науки улучшаются также и способы проверки этих теорий, появляются новые эксперименты и любые другие вспомогательные инструменты для опровержения или подтверждения выдвинутых учёными гипотез.

Мода на науку, научность и наукообразность обоснования любых идей не должна стать «новой религией». Иначе наряду с верой в дианетику и холотропное дыхание мы поверим и в масонские ложи и энергетические графеновые пирамиды. И если уж вам встретилась теория хотя бы с одним из перечисленных выше признаков — просто будьте бдительны и трезвы в своём восприятии такой «научной» доктрины.

По материалам: syg.ma