Как книги, фильмы и сериалы показывают наше «завтра»

Элизабет Олсоп (Elizabeth Alsop) разбирается в том, как современная научная фантастика показывает нам картинку нашего ближайшего будущего — а мы даже зачастую этого не замечаем.

Прошлой осенью на сеансе «Марсианина» друг Элизабет Олсоп оказался на сеансе рядом с парой, в которой женщина на полном серьёзе сказала своему спутнику: «Знаешь, этот фильм снят по реальным событиям». Можно отнестись к этому незначительному эпизоду с чувством снисходительного превосходства (вот мол, до чего доводит людей незнание того, что человечество ещё даже не ступило на поверхность Марса). Но на самом деле в этой небольшой истории скрыт иной смысл. Современная научная фантастика в кино и литературе настолько приблизилась к реальным темпам развития науки и практических исследований, что нам всё сложнее отличать, где заканчивается вымышленный мир голливудских сценаристов и начинается реальная наука, где sci-fi перерастает в sci-pop.

Да, на экранах осталось немало фильмов, где традиция показа полностью выдуманных миров — основа сюжета: «Безумный Макс: Дорога ярости», «Звёздные Войны». Футуризм и постапокалиптические декорации, однако, всё чаще уступают в научной и боевой фантастике картинам, интерьерам и пейзажам, которые практически не отличаются от нашей повседневности — достаточно посмотреть «Гравитацию», «Ex Machina» или «Она»; а затем сравнить фоновые декорации, обстановку и контексты с отснятыми по классическим канонам фантастики «Дюной», «Игрой Эндера»,  «Планетой обезьян» или «Чужим». Даже сериалы вроде «Тёмного дитя» или «Чёрного зеркала» — это проекция современных реалий на тренды и возможности ближайшего будущего. Они не создают новый мир с нуля, а лишь прогнозируют, каким этот мир может стать уже в ближайшие лет 10-20.

Драматические события, катастрофы и приближение апокалипсиса — один из главных компонентов научной фантастики классического образца; но за прошедшие пару лет этот нарратив начал меняться: посмотрите на те же фильмы, где всё построено вокруг искусственного интеллекта, — «Она» и «Ex Machina» — там вы найдёте много параллелей с уже реально существующими голосовыми ассистентами, интеллектуальными ОС и способностью машин пройти тест Тьюринга. Не всё из этого уже стало реальностью в полной мере, но возможность такого сценария событий уже не кажется нам чем-то утопическим и очень невероятным, как в случае «Терминатора» или «Матрицы».

Восстания машин не случится — а вот цифровая революция уже идёт. В «Чёрном зеркале» в одной из серий люди носят при себе гаджет, собирающий все данные обо всём — чем вам не FitBit, Google Glass или популярный сейчас MiBand? «Тёмное дитя» исследует этические, политические и даже криминальные последствия клонирования человека. Названия и сюжеты некоторых серий и сериалов спустя полгода-год после выхода выглядят как сбывшиеся пророчества, если открыть заголовки изданий о науке и технологических изобретениях.

Будущее уже здесь — как литература, фильмы и сериалы показывают наше «завтра»

Литературные обозреватели и кинокритики констатируют, что современная американская литература довольно быстрыми темпами приближается к постепенному размытию граней в научной фантастике и реалиям современного общества в США и Европе. Увлечение будущим и тем, каким оно может стать, становится частью повествования о настоящем — выдуманные истории всё меньше содержат выдумок. А многие тренды современных медиа или онлайн-сервисов и вовсе формируют «спекулятивный вымысел» в литературе и кино — то же «Чёрное зеркало» во многом просто сатирически гиперболизирует уже существующие тренды в коммуникациях и отчуждении, которое возникает в обществе под воздействием соцсетей или виртуальных персонажей.

Книги и фильмы о пандемии и выживании в условиях смертельного вируса, построении технократического тоталитаризма и борьбе с нарушением гражданских прав из-за вторжения технологий во все сферы жизни больше не кажутся нам стопроцентным вымыслом. Сами посмотрите: вирус лихорадки Зика, установка камер видеонаблюдения на улицах городов, вспышки насилия в регионах социальной нестабильности — то, что мы каждый день видим в сводке международных новостей. Апокалипсис сегодня — это больше не название фильма Копполы; это просто констатация факта.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:

Будущее уже здесь — как литература, фильмы и сериалы показывают наше «завтра»

Эссе 1965 года, написанное Сьюзен Зонтаг, под названием «Воображение катастрофы» представляет ещё один взгляд на проблему будущего. В нём она утверждает, что научно-фантастические фильмы и книги следует воспринимать как «символ неадекватного ответа» или побочный продукт людской неспособности иметь дело с «немыслимым». Стоит ли рассматривать в качестве символа прогресса тот факт, что научпоп и научная фантастика сегодня сблизились? Впрочем, Уильям Гибсон, светило sci-fi, ещё в 2007 году в интервью отметил: «Мне приходится выяснять, что же такое будущее, — в то время, как мы живём в эпоху разворачивания как минимум полдюжины самых сумасшедших научно-фантастических сценариев».

Заключительный штрих к нашей реальности и фантастике, которая уже сбылась: 21 октября 2015-го, когда мы отмечали годовщину событий фильма «Назад в будущее-2» — и оценивали, как фантазия сценаристов и режиссёра времён Рональда Рэйгана описывала то, что может произойти через 25-30 лет. Самое поразительное — не то, что сбылось (голосовая активация и управление, видеосвязь, электромобили), а то, что до сих пор не исполнилось, хотя технологии должны были нам уже давно это позволить (вроде летающего скейта или самозашнуровывающихся кроссовок).

По материалам The Atlantic