Как книги, фильмы и сериалы показывают наше «завтра»

Элизабет Олсоп (Elizabeth Alsop) разбирается в том, как современная научная фантастика показывает нам картинку нашего ближайшего будущего — а мы даже зачастую этого не замечаем.

Прошлой осенью на сеансе «Марсианина» друг Элизабет Олсоп оказался на сеансе рядом с парой, в которой женщина на полном серьёзе сказала своему спутнику: «Знаешь, этот фильм снят по реальным событиям». Можно отнестись к этому незначительному эпизоду с чувством снисходительного превосходства (вот мол, до чего доводит людей незнание того, что человечество ещё даже не ступило на поверхность Марса). Но на самом деле в этой небольшой истории скрыт иной смысл. Современная научная фантастика в кино и литературе настолько приблизилась к реальным темпам развития науки и практических исследований, что нам всё сложнее отличать, где заканчивается вымышленный мир голливудских сценаристов и начинается реальная наука, где sci-fi перерастает в sci-pop.

Да, на экранах осталось немало фильмов, где традиция показа полностью выдуманных миров — основа сюжета: «Безумный Макс: Дорога ярости», «Звёздные Войны». Футуризм и постапокалиптические декорации, однако, всё чаще уступают в научной и боевой фантастике картинам, интерьерам и пейзажам, которые практически не отличаются от нашей повседневности — достаточно посмотреть «Гравитацию», «Ex Machina» или «Она»; а затем сравнить фоновые декорации, обстановку и контексты с отснятыми по классическим канонам фантастики «Дюной», «Игрой Эндера»,  «Планетой обезьян» или «Чужим». Даже сериалы вроде «Тёмного дитя» или «Чёрного зеркала» — это проекция современных реалий на тренды и возможности ближайшего будущего. Они не создают новый мир с нуля, а лишь прогнозируют, каким этот мир может стать уже в ближайшие лет 10-20.

Драматические события, катастрофы и приближение апокалипсиса — один из главных компонентов научной фантастики классического образца; но за прошедшие пару лет этот нарратив начал меняться: посмотрите на те же фильмы, где всё построено вокруг искусственного интеллекта, — «Она» и «Ex Machina» — там вы найдёте много параллелей с уже реально существующими голосовыми ассистентами, интеллектуальными ОС и способностью машин пройти тест Тьюринга. Не всё из этого уже стало реальностью в полной мере, но возможность такого сценария событий уже не кажется нам чем-то утопическим и очень невероятным, как в случае «Терминатора» или «Матрицы».

Восстания машин не случится — а вот цифровая революция уже идёт. В «Чёрном зеркале» в одной из серий люди носят при себе гаджет, собирающий все данные обо всём — чем вам не FitBit, Google Glass или популярный сейчас MiBand? «Тёмное дитя» исследует этические, политические и даже криминальные последствия клонирования человека. Названия и сюжеты некоторых серий и сериалов спустя полгода-год после выхода выглядят как сбывшиеся пророчества, если открыть заголовки изданий о науке и технологических изобретениях.

Будущее уже здесь — как литература, фильмы и сериалы показывают наше «завтра»

Литературные обозреватели и кинокритики констатируют, что современная американская литература довольно быстрыми темпами приближается к постепенному размытию граней в научной фантастике и реалиям современного общества в США и Европе. Увлечение будущим и тем, каким оно может стать, становится частью повествования о настоящем — выдуманные истории всё меньше содержат выдумок. А многие тренды современных медиа или онлайн-сервисов и вовсе формируют «спекулятивный вымысел» в литературе и кино — то же «Чёрное зеркало» во многом просто сатирически гиперболизирует уже существующие тренды в коммуникациях и отчуждении, которое возникает в обществе под воздействием соцсетей или виртуальных персонажей.

Книги и фильмы о пандемии и выживании в условиях смертельного вируса, построении технократического тоталитаризма и борьбе с нарушением гражданских прав из-за вторжения технологий во все сферы жизни больше не кажутся нам стопроцентным вымыслом. Сами посмотрите: вирус лихорадки Зика, установка камер видеонаблюдения на улицах городов, вспышки насилия в регионах социальной нестабильности — то, что мы каждый день видим в сводке международных новостей. Апокалипсис сегодня — это больше не название фильма Копполы; это просто констатация факта.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:

Будущее уже здесь — как литература, фильмы и сериалы показывают наше «завтра»

Эссе 1965 года, написанное Сьюзен Зонтаг, под названием «Воображение катастрофы» представляет ещё один взгляд на проблему будущего. В нём она утверждает, что научно-фантастические фильмы и книги следует воспринимать как «символ неадекватного ответа» или побочный продукт людской неспособности иметь дело с «немыслимым». Стоит ли рассматривать в качестве символа прогресса тот факт, что научпоп и научная фантастика сегодня сблизились? Впрочем, Уильям Гибсон, светило sci-fi, ещё в 2007 году в интервью отметил: «Мне приходится выяснять, что же такое будущее, — в то время, как мы живём в эпоху разворачивания как минимум полдюжины самых сумасшедших научно-фантастических сценариев».

Заключительный штрих к нашей реальности и фантастике, которая уже сбылась: 21 октября 2015-го, когда мы отмечали годовщину событий фильма «Назад в будущее-2» — и оценивали, как фантазия сценаристов и режиссёра времён Рональда Рэйгана описывала то, что может произойти через 25-30 лет. Самое поразительное — не то, что сбылось (голосовая активация и управление, видеосвязь, электромобили), а то, что до сих пор не исполнилось, хотя технологии должны были нам уже давно это позволить (вроде летающего скейта или самозашнуровывающихся кроссовок).

По материалам The Atlantic

Читайте также:

Переход в онлайн: освоение технологий для пожилых

Новые технологии улучшат образование вашего ребёнка, но не его творческий потенциал

Как компании используют технологии для отслеживания работников

Що таке ЕКМО та чим вона відрізняється від ШВЛ