Оборонная индустрия и технологии — что важно помнить Украине

В мае 2016-го будет ровно 2 года с момента, как в Украине было объявлено проведение АТО, ставшее по сути гибридной войной наших Вооружённых сил против войск и наёмников РФ, вторгшихся на территорию Луганской и Донецкой областей. За этой время IT-компании, стартапы и отдельные энтузиасты-разработчики активно включились в поддержку украинской армии своими разработками, изобретениями и экспериментами. Проект «Народный беспилотник», разработка умных часов для армии, создание планшетов и программных комплексов для артиллерии и разведки — лишь небольшая часть того, чем IT-специалисты помогали и помогают армии. Где такое применение IT-опыта полезно и какие основные риски с ним связаны?

Самый успешный пример того, что милитаризация технологий послужила на пользу стране в целом — это Израиль и США. Ещё в середине 2000-х процент израильтян, занимающихся научно-технической деятельностью, и суммы расходов на исследования и разработки по отношению к валовому внутреннему продукту (ВВП), стали самыми высокими в мире; а сама страна достигла 4 места в мире в сфере научной деятельности, которая измеряется количеством опубликованных научных работ на миллион граждан (если Wikipedia не преувеличивает). В 1998 году Тель-Авив был назван журналом Newsweek одним из десяти наиболее технологически развитых городов в мире. И это — в стране, где еще полстолетия назад не было ничего, кроме песка, очень солёного моря и сотен тысяч арабов, желающих «скорейшей смерти сионистам». Военная индустрия и необходимость защищать страну от врагов с самым современным (на то время) оружием — лучший стимул, чтобы развивать науку, технологии, исследования и не жалеть на это средств.

Вчерашняя новость про робота, способного не только ходить на двух ногах, но и открывать дверь и вставать, если его сбили, — лишь маленькая деталь в общем пути достижений американской военной индустрии в целом и Boston Dynamics в частности. Столько, сколько в США тратят на оборонную доктрину и разработки (в т.ч. — и ІТ, связанные с вопросами национальной безопасности), не тратит, пожалуй, ни одна страна в мире. И Штаты, и Израиль создают налоговые «каникулы», уступки для IT-бизнеса, территории, где создаются кластеры и внедряются технологии двойного назначения (которые в мирное время могут использоваться не менее эффективно, чем в военное). В Украине скорее противодействуют IT-компаниям и технологическим стартапам, чем способствуют — и это проблема.

Есть у всеобщего увлечения «оборонным IT» и скрытая сторона. Люди, которые привыкли зарабатывать деньги на проблемах и «угрозах нацбезопасности», сразу пытаются взять подобные инициативы и изобретения «под своё крыло». Это намного реже случается за рубежом, но с завидной регулярностью происходит в Украине. Потому что тендер, контракт или зарубежные инвестиции в практике украинских компаний неизбежно сопутствуют понятиям «откат» и «взятка». В этом случае симбиоз оборонной отрасли и IT не принесёт никакой выгоды ни стране в целом, ни учёным в частности. Чтобы деньги снова не исчезли, а проекты и изобретения не остались исключительно на бумаге и в опытных образцах изобретателей, надо, чтобы общественность (как волонтёры, так и журналисты) контролировали использование технологий и суммы контрактов, связанных с инновациями и оборонной индустрией. Только постоянное взаимодействие государства, изобретателей, медиа, волонтёров, журналистов и военных по принципу взаимной политики «сдерживаний и противовесов» может помочь избежать тех рисков, которые присущи всему новому в наших реалиях. А нам всем остаётся надеяться, что война завершится уже в этом году.