Социальные сети как инструмент террористов

Преступники всех мастей и террористы, отстаивающие конкретную политическую повестку, всё активнее используют современные социальные сети для своих действий. Фактически, сегодня большая часть социальных онлайн-механизмов из средств коммуникации превращается в разветвлённую сеть пропаганды нетерпимости к определённым группам. Изначально хорошая идея – дать возможность людям всего мира мгновенно обмениваться сообщениями друг с другом, и сделать планету Земля чуть дружелюбнее – превратилась в уродливую химеру, культивирующую мракобесие и ненависть на той или иной почве.

Кровь и хэштэги

Сразу несколько авторитетных организаций пришли к выводу, что террористы всё чаще используют популярные социальные сети как для пропаганды своей идеологии, так и для координации действий: от Департамента внутренней безопасности США до Центра Симона Визенталя, деятельность которого направлена на защиту прав человека, борьбу с терроризмом, антисемитизмом и изучение Холокоста. Один из последних террористических актов – захват исламистами группировки Аль-Шабаб заложников в торговом центре Westgate, Кения – служит прекрасной иллюстрацией того, что в данном конкретном случае спецслужбы не преувеличивают, когда говорят о террористической угрозе от социальных сетей. В течение 4 дней террористы комментировали свои действия в Twitter и Facebook, выкладывая фотографии убитых людей, и насмехаясь над стражами порядка в режиме онлайн.

Ситуацию долгое время не удавалось взять под контроль, поскольку Интернет-активность, вспыхнувшая вокруг теракта, как это ни странно, мешала работе правоохранительных органов. Записи террористов кардинально отличались от позиции властей, что едва не развязало в Кении гражданскую войну, поскольку часть пользователей начала оказывать активную поддержку исламистам, информируя их обо всех действиях спецслужб. Другая часть пользователей начала обвинять в случившемся деятельность властей, предлагая всем, кому небезразлична судьба страны, собраться на митинг. Колебание политиков в данной ситуации и попытки наладить контрпропаганду стоили жизни 61 заложнику и 6 сотрудникам спецназа. После освобождения заложников специалисты признали, что если бы исламисты не имели доступа к Сети, погибших и раненых было бы намного меньше.

Во многом теракт в торговом центре Westgate побудил спецслужбы всего мира заговорить о необходимости создания специальной компьютерной программы, которая могла бы в считанные секунды блокировать учётные записи террористов во время чрезвычайных происшествий. Принимая во внимание, что в основе любой спецоперации лежит конфиденциальность, а информация должна проходить жёсткий фильтр перед попаданием в СМИ, – угроза от использования социальных сетей становится как никогда актуальна. Спецслужбы просто обязаны лгать журналистам, чтобы спасти невинных людей – тем временем, пользователи-энтузиасты (так называемые «профессиональные блогеры») готовы выложить в Сеть всю мало-мальски важную информацию, позволяющую им собрать ещё больше отметок «Like».

Право быть услышанным

Активность кенийских исламистов в Интернете положила начало новой форме терроризма. Современные преступники при помощи социальных сетей могут легко ввести в заблуждение спецслужбы и даже завоевать симпатию определённой части населения. В свою очередь, пользователи Twitter и Facebook, высказывая свои, подчас неуместные мнения и манифестации по поводу новостей, могут легко спровоцировать террористов, действуя из самых лучших, как им кажется, побуждений.

Но как отличить террориста, готового взять оружие и начать убивать людей, от радикально настроенного болтуна, который через 10 минут закроет страницу учётной записи и продолжит смиренно выполнять свои обязанности в обычном офисе? Как вычленить экстремиста из сотен миллионов пользователей социальных сетей? Даже сегодня, в эпоху сверхсовременных технологий слежения, о которых мы недавно узнали благодаря Эдварду Сноудену (Edward Snowden), нельзя дать однозначный ответ на этот вопрос. Согласно последним данным, за 2013 года число комментариев, содержащих призывы к насилию и дискриминации, выросло на 30%. При всём желании, проверить все подобные заметки невозможно. Даже кажущиеся всемогущими АНБ и ЦРУ расследуют всего 0,1-0,5% фотографий и комментариев в Twitter и Facebook, за которыми могут скрываться влиятельные уголовные организации.

И здесь мы подходим к тому самому контролю за Интернетом, который так пугает рядовых пользователей, и отсутствие которого довольно быстро повергнет весь мир в хаос. Уже сегодня ни один государственный аппарат не поспевает за развитием общества, а популярные Интернет-сайты не воспринимаются спецслужбами всерьёз. Тем не менее, анализ учётных записей в Twitter и Facebook может существенно сократить количество террористических актов. Печально известные террористы Царнаевы, устроившие взрывы на марафоне 15 апреля 2013 года в Бостоне, США, неоднократно прямым текстом писали в Twitter и Facebook о своих планах, но спецслужбы игнорировали их, пока не стало слишком поздно.

Без крайностей

Аналитики Агентства национальной безопасности США выдвигают ещё один аргумент в пользу создания органа, который бы занимался исключительно контролем социальных сетей и проверкой угроз, исходящих оттуда. Подавляющее большинство активных пользователей не имеют постоянной работы, а связь между бездельем и совершением преступления была давно доказана научно. 7-8 лет назад Twitter и Facebook воспринимались, как модное сиюминутное увлечение. Проверьте сами: поищите пользователей, которые создали себе учётные записи на заре социальных сетей и вы удивитесь, что большинство этих аккаунтов давно «мертво», удалено с сервера или не ведётся. Сегодня же подобные сревисы превращаются в бесплатный способ “убить время” и развеять хандру. Аналитики называют главные отличительные черты пользователей социальных сетей: депрессия, суицидальное состояние, ненависть, зависть, чувство собственной неполноценности. Чем больше времени человек проводит в Twitter и Facebook, тем быстрее стирается его чувство реальности, а все события в реальном мире воспринимаются, как сюжет очередной видеоигры или споры в чатах с “френдами” и “фолловерами”. Никто не утверждает, что каждый скучающий подросток возьмёт автомат и устроит бойню в собственной школе, однако, социальная сеть может стать той самой «последней каплей», побуждающей к подобным действиям.

Спецслужбы настаивают на том, что следует предпринять меры по усилению безопасности социальных сетей. Верифицирование каждой страницы – одна из них, так как в настоящее время большинство экстремистов прикрывается чужими именами, фамилиями и прозвищами. Ежедневно в Facebook появляются тысячи учётных записей с именами диктаторов, экстремистов и террористов, владельцы которых “строчат” миллионы довольно резких комментариев, которые должны привлечь внимание соответствующих органов. Да, в большинстве своём за резкими фразами скрываются замкнутые и застенчивые дети, однако, тот факт, что им пришлось куда-то девать накопившуюся ненависть и они выбрали для этого образ преступника или убийцы – просто обязан настораживать. Кроме того, на законодательном уровне уже сейчас можно запретить определённым категориям осуждённых посещать социальные сети. Помимо педофилов и насильников из Интернета давно пора убрать людей, осуждённых за террористическую деятельность и экстремизм на идеологической почве.

В заключение следует отметить, что далеко не каждый, выкрикивающий экстремистские лозунги в Интернете, должен автоматически приравниваться к опасному преступнику. И уж ни в коем случае социальные сети нельзя запрещать только на основании того, что ими могут воспользоваться неблагонадёжные граждане для сомнительных целей. Корень проблемы заключается в том, что кажущаяся анонимность и безнаказанность отучила людей всего мира думать, что они говорят, и в полной мере отвечать за свои слова. Подытожить всё сказанное хочется выдержкой из исследования, недавно проведённого в Сети. Оказалось, что среди руководителей 500 крупнейших компаний США только лишь 32% имеют учётные записи в социальных сетях. Выводы делайте сами.