8 уроков The Panama Papers для контент-проектов

Утро 4 апреля 2016 года точно войдёт в пособия по журналистике данных — а кодовый хэштег #panamapapers станет одним из самых популярных в микроблогах по всему Земному шару. Похоже, даже слава WikiLeaks и Джулиана Ассанджа померкла перед масштабами утечки корпоративных оффшорных документов — 11,5 млн экземпляров, 2,6 ТБ информации; сотни коррупционных схем с вовлечением президентов, десятков министров, сотен политических лидеров и тысяч мелких чиновников уровня мэров и префектов.

The Panama Papers — самый крупный онлайн-проект о коррупции в мировых масштабах. Только позавчера The New York Times заикнулась в своей передовице о коррупции в Украине — а сегодня уже речь идёт о том, что глобальная коррупция способна повергнуть в раздумья избирателей даже куда более благополучных государств, чем наше.

Пока весь Facebook поделился на экспертов по украинскому президенту, Roshen, Иловайскому котлу и сторонников тюрем для тех, «тем, кто ворует», попытаемся выделить 8 ключевых уроков, которые информационные контент-проекты могут извлечь из запуска The Panama Papers.

1. Хорошее интернет-расследование готовится долго

Учитывая, что в соцсетях Panama Papers анонсировали заранее, глупо полагать, что такого рода архив попал в руки команды журналистов просто за 1-2 недели. Скорее всего, о подобной утечке знали, готовили её и обеспечивали не только финансово, но и технически, в течение определённого времени. Чего стоят только затраты на каталогизацию, сортировку документов, создание единой базы, оцифровку того, чего не было в электронном виде — одним словом, процесс подготовки интернет-расследований достаточно долгий, дорогой и технически трудоёмкий. А если учесть, что в «панамских бумагах» фигурируют документы чуть не с 1977 года — становится понятно, что работа над подобным проектом могла вестись месяцами, а может, и полгода.

Если вы создаёте или развиваете сайт журналистских расследований, само собой, надо учитывать не только обязательность проверки фактов, верификации подлинности документов, но и создание связки первоисточников с техническим back-end сайта и front-end в виде дизайна, навигации, поиска и общего оформления всего вашего материала. Интернет-пользователю не всегда удобно разгребать массивы сканированных листков А4 — он хочет ввести фамилию, страну или дату и получить ответ, кто главные фигуры в конкретном журналистском расследовании; о чём оно; какие факты и цифры доказывают причастность персоналий к противозаконным действиям.

2. Инсайдер важнее журналиста и копирайтера

Журналист может составить «цепляющий» текст и глубоко погрузиться в тему. Копирайтер может обеспечить вас красивыми аннотациями, заголовками и «якорными» фразами. Но только инсайдер позволит вам получить доступ к первоисточнику, к закрытой информации, к доказательной базе, к цифрам, которые не всегда фигурируют в открытой статистике. Если не говорить о проектах политических или экономических, то о масштабах проблем с экологией, медициной или наукой всегда лучше говорить с человеком «по ту сторону» информационной баррикады, а не с тем, кто (также как ваш потенциальный читатель) просто умеет хорошо озвучивать официальную статистику из открытых источников.

3. Сенсационны не заголовки, а цифры и факты

В нескольких украинскхи медиа первым делом пробежал заголовок про то, что «президент регистрировал оффшорную компанию во время Иловайской операции». Привязка жертв военной агрессии РФ к операциям президента (пусть и сомнительной законности) в совершенно не связанной с этим сфере — эмоциональный приём для «жатвы трафика», но никак не для соблюдения журналистских стандартов. А вот тот факт, что некоторые из украинских действующих чиновников имеют российские паспорта и гражданство — куда интереснее (равно как потенциально наличие у них компаний из «оффшорного панамского списка»).

Сенсация не в том, что политики проворачивали в разных странах мира сделки через оффшоры; сенсация в том, какие именно это были сделки и к каким макроэкономическим последствиям они привели. Мне импонирует точка зрения о том, что «Панамские Бумаги» — на самом деле не проект нанесения имиджевого удара по Путину, Порошенко или кому-то ещё; а наибольшее документальное разоблачение того, как оффшоры помогают разрушать международную устойчивость политической арены и экономических операций. Потому что в данном случае за «деревьями» фактов государственной коррупции стран третьего мира следует разглядеть «лес» проваленных реформ, политических рисков и иных возможных долгосрочных проблем для международной политической стабильности (в т.ч. — и военной). Сенсация для СМИ кроется в масштабах, в цифрах — а не в том, какая фамилия рядом с этими цифрами стоит.

4. Политика и экономика — вещи, которые будут волновать людей всегда и везде

Можно сколько угодно говорить о пользе нишевых медиа, но правда такова, что единственно востребованными остаются политика и экономика. Вопрос в другом: в компетенциях. В каждой из этих областей нет смысла запускать контент-проект или базу документов и расследований, если у вас нет команды, достаточно компетентной для освещения такой тематики.

5. Стабильность работы хостинга

В настоящее время (14:00 4 апреля 2016-го) сайт The Panama Papers грузится со значительными перебоями, а Twitter по тематическому хэштегу показывает более полутора миллионов новых твитов за час. Если вы запускаете проект, который ориентирован на чтение и скачивание большого массива данных для широкой аудитории, заблаговременно позаботьтесь о доступности его даже при пиковых нагрузках. Для этой цели подойдёт облачный хостинг, а также использование CDN и сервисов защиты от DDoS.

6. Первоисточники и «переводчики»

Чем хорошо знание английского для интернет-пользователя — ему или ей не придётся разбираться, что же переврали «независимые переводчики», локальные журналисты или СМИ, пока переводили оригинал на язык аудитории. Контент-проект, ориентированный на международный рынок потребления информации, должен позаботиться минимум о нескольких языковых версиях. Онлайн-цензура и без того хорошо «работает» над выхолащиванием смыслов и искажением фактов — не стоит становиться добровольным её помощником.

К примеру, если вы публикуете информацию, ориентированную на Китай и страны Азии, следует позаботиться о том, чтобы ваши аналитические выкладки были доступны не только на английском, но и на китайском; если в поле зрения попадает Латинская Америка и часть Западной Европы — испанский вариант контента обязателен. Если Россия — русский и т.д.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:

7. Независимые медиа или «информационная война»?

Появление огромного количества компроментирующего контента (не только такого, как в случае с Panama Papers) всегда вызывает в соцсетях состояние, близкое к истерике или панической атаке. Верные «сторонники курса» обвиняют «грантоедов и мерзких либералов»; верные «противники курса» радостно потирают руки, готовясь использовать доступный контент в качестве основы для своих блогов, видео на YouTube, офлайн-пропаганды или онлайн-петиций. До 2010 года развязывание информационной войны против любой из сторон политической, экономической или социальной международной арены требовало значительного времени, средств и координации различных групп и сообществ в офлайн-мире. С расцветом Vine, Facebook, Twitter и YouTube «разгон» любых фактов и домыслов — это вопрос пары часов, а не пары дней, недель или месяцев, как раньше.

Если ваш контент-проект или онлайн-платформа посвящены вопросам и темам общественно-политической жизни, будьте готовы к тому, что не просто станете первоисточником для ключевых медиа на международной арене, но и к тому, что одни запишут вас в герои, а другие — в предатели Родины, пожирателей денег мирового капитала и соратников Сатаны (в зависимости от тематики вашего проекта). Мало кто в этом мире любит факты и аналитику — эмоциональная окраска социальных сетей в сочетании с армиями из «фабрик троллей» способна сделать вас невольным участником информационной войны. Самая правильная позиция в таком случае — воздерживаться от каких-либо проявлений эмоций или попыток занять одну из сторон возможного конфликта.

8. Мир полон интерпретаций

СМИ истолкуют содержимое Panama Papers совершенно по-разному: кто-то сделает акцент на персоналиях, кто-то — на суммах сделок по отмыванию денег; кто-то — на географии стран, где уровень коррупции максимален. Так или иначе, первоначальных объективные данные независимой группы журналистов и аналитиков превратятся в набор субъективных толкований в медиа (как независимых, так и принадлежащих конкретным партиям, бизнесменам, организациям или фондам). Если вы занимаетесь контентом, помните: что бы вы ни сказали и ни представили, ваша информация может быть интерпретирована и использована диаметрально противоположным образом. Готовность к этому, а также отсутствие предвзятости ли ангажированности в пользу «сторон» в любом материале — главный показатель качества онлайн-СМИ.