Пора делиться — как работает sharing-модель в современном обществе и бизнесе

Показатели одного из популярнейших сервисов «совместного пользования» — такси-стартапа Uber — свидетельствуют о том, что сегмент sharing-услуг стремительно растёт: $10 млрд валовой выручки до конца этого года + оценка бизнеса в $40 млрд. Как работает sharing и почему он так успешен не только в сфере городского транспорта?

Несмотря на все риски, критику и попытки правительственных и профсоюзных структур противодействовать новым сервисам в разных странах, экономическая модель «совместного» получения / предоставления услуг, покупок и перевозок зарекомендовала себя с наилучшей стороны. Спрос рождает предложение, а ёмкость рынка в ключевых 5 секторах sharing-экономики достигла $15 млрд по итогам 2014 года. Прогнозируют, что к 2025 году этот показатель вырастет до $335 млрд (только вдумайтесь в эту цифру). Успех Uber, Airbnb и TaskRabbit — не случайность, а новый способ зарабатывать деньги.

Sharing как новая норма жизни общества

Идея, положенная в основу sharing-модели предоставления услуг и инструментов, не нова. В основе таких громких проектов своего времени, как Napster, eBay и Craigslist — та же идея сотрудничества. Просто компании Uber и Airbnb подняли совместное предоставление и использование услуг на качественно новый уровень.

Эти стартапы стали пионерами в предоставлении удобных услуг в эпоху Великой Рецессии, когда оказалось, что нужно экономить даже тем, кто ранее не задумывался ни об экономии, ни об экономике. Дополнительные источники дохода — вот что предложили эти сервисы тем, кто стал искать дополнительный заработок. Одни экономят, другие зарабатывают, при этом и те, и другие обмениваются услугами и экономят время, используя гибкий график для бронирования, поездок или доставки.

Любопытно, что эти сервисы появились из естественных потребностей их создателей. К примеру, основатель Airbnb не мог позволить себе самостоятельно платить возросшую аренду и решил разделить её с кем-то. А в Uber решили, что содержать машину в период роста цен на бензин становится дороже, и вместо того, чтобы самим оплачивать поездки, можно сэкономить, давая возможность подвезти попутных пассажиров и покрыть затраты на топливо.

Возможность получения дополнительного дохода перекрыла риски (проживание незнакомца в доме, подвезти незнакомца по пути на работу или домой) — и так начало формироваться «поколение делящихся». Финансовые результаты показали, что модель sharing-экономики не только привлекательна и социально затребована, но и приносит деньги компаниям, которые играют роль сервисной платформы.

Сферы, в которых лидирует совместное использование

В sharing-экономике всё не заканчивается на одних только услугах таксистов, аренде квартир или кауч-сёрфинге. В сферу совместного оказания и использования услуг постепенно втягиваются не только отдельные люди, но и целые компании.

В долгосрочной перспективе это будет означать, что спрос на те же машины, потребительские продукты или сервисы может сократиться, поскольку рациональнее и выгоднее будет совместно использовать и транспорт, и места проживания, и парковки (о чём уже говорил CEO Lyft в своём недавнем выступлении). Компаниям придётся конкурировать не только с теми, кто продаёт товары и услуги на первичном рынке, но и с миллионами потребителей, которые готовы предоставить уже имеющиеся у них активы в аренду. А такая конкуренция — в свою очередь — будет «срезать» цены не только на вторичном, но и на первичном рынке. Снижение цен в долгосрочной перспективе скажется на выручке компаний.

Изменится и ситуация на рынке занятости: появление гибких возможностей дополнительного заработка в сфере услуг даст людям возможность строить свой рабочий день иначе. Изменится само понятие трудоустройства и безработицы. Потому что в модели sharing–экономики полная занятость может приносить доход, сопоставимый с полным рабочим днём в офисе — и при этом человек не будет занят весь день, у него появится дополнительное время для своих увлечений и дел.

Но не будем забегать так далеко вперёд. В среднесрочной перспективе мы увидим консолидацию рынка и рост эффективности экономики совместного пользования.

Сервисы наподобие Zen99 будут помогать в решении вопросов с налогами, а Checkr займётся автоматизацией чеков и выписок по предоставленным sharing-услугам.

Следующим слоем sharing-экономики станет модель интегрированных хабов, в рамках которых начнут предоставлять услуги различные участники рынка. Такой хаб предполагает взаимную интеграцию онлайн-сервисов путём обмена API. Появится единый онлайн-рынок, некая универсальная платформа, которая позволяет бронировать различные виды сервисов на единой платформе. К примеру, сервис бронирования столиков будет использоваться не только для заказа места в кафе или ресторане, но и для заказа такси до дома через Uber, покупки цветов через платформу совместной доставки (возможно — с использованием того же Uber или Lyft) и резервирования номера в отеле после романтического свидания. Так возникнет единый «потоковый» рынок sharing-услуг.

Помимо горизонтальной, будет и вертикальная интеграция сервисов такого рода. Появятся ниши, в которых компании начнут предлагать совместные пакетные услуги (компаний несколько, а итоговый пакет услуг получает один потребитель: стрижка + укладка + макияж, подарок + косметика, товары для дома + доставка + скидки на дальнейшие покупки).

Через пару лет нам не придётся спорить о сильных и слабых сторонах «совместной» экономики — такая экономическая модель уже будет свершившимся фактом, и риском будет неиспользование, а не использование (простите за каламбур). Да, будут свои неудачи и проблемы на этом пути и у пользователей, и у проектов — но sharing пришёл, чтобы остаться надолго.

По материалам: entrepreneur.com