Наталья Березовская, UAngel — о возможностях и сценариях инвестирования

Сообществу украинских бизнес-ангелов UAngel, которое занимается поддержкой молодых проектов не только финансово, но и консультативно, исполнилось 2 года. UAngel принадлежит к числу тех специализированных организаций, которые совершают посевные инвестиции на ранней стадии развития проектов.

Мы побеседовали с Натальей Березовской, главой правления сообщества Uangel, о том, чем отличается венчурный рынок Украины от общемирового и как побороть главные проблемы в украинских стартапах.
3

Об изменениях рынка украинских стартапов за 2 года

Я не могу сказать, что сами проекты сильно изменились за время деятельности UAngel. Скорее, стала ещё больше видна разница между фантазёрами и предпринимателями. К сожалению, последних всё ещё меньшинство. Люди, которые приходят поднимать деньги с цифрами, с вразумительным планом действий; которые вложили в проект достаточно своих денег перед тем, как рисковать чужими; которые изучили рынки и конкурентов, которые трезво оценивают свои возможности за пределами локального рынка – это большая редкость.

Поэтому и инвестиций меньше, чем хотелось бы. Проектов вроде бы много, а если углубиться и начать делать правильный due diligence — то риски зашкаливают даже на фоне того, что проекты на ранних стадиях сами по себе рисковые.

Весь капитал — в один проект?

Крупные вложения в один проект – это скорее единичные случаи. Это более характерно для family-офисов. Такие примеры есть в Украине – это, по сути, инвестирование частных средств, но через созданные внутри структуры, где есть персонал, который делает за частного инвестора большую часть работы по поиску и анализу сделок. Но очень многие ангелы – и более опытные, и начинающие, которые пытаются сами вникать во все процессы, – учатся снижать свои риски путём минимизации среднего чека. Он стартует от $20 тыс. Больше шансов, что выживет какая-то команда из десяти, если ты вложил по $20 тыс в 10 разных проектов, а не одна единственная твоя инвестиция в $200 тыс. Это классическая теория портфолио, которая касается в принципе инвестиций, как таковых.

Ценность UAngel и подобных ему клубов как раз в том, что за счёт высокой концентрации инвесторов с похожим фокусом, команда, которой в любом случае нужно привлечь не $20 тыс., а $200 тыс., может быстрее собрать всю сумму от пула инвесторов. При этом и команда получит нужное финансирование, и каждый отдельно взятый инвестор снизит свой риск.

У нас в клубе уже сложилось 7 таких синдикатов, что я считаю хорошим показателем, потому что ещё несколько лет назад такой практики не было. Инвесторы боялись кому-то рассказать о сделке, потому что если верили в неё, то хотели быть единственным источником капитала. Но на очень ранних стадиях — это смешно, и такой практики нет нигде в мире. Украинские ангелы тоже постепенно приходят к пониманию этого.

Об актуальности отдельных направлений разработки для Украины

Разработка — это инструмент, за которым должен быть рынок, потребители, клиенты, умение организовать процессы, построить компанию и т.п. Но многие этого не понимают, вот почему в Украине так много разработки и так мало за этим бизнеса. Я бы выделяла «отдельные перспективные направления для развития бизнеса», а тренды идут за новыми рынками.

Не всегда, кстати, в самом начале очевидна монетизация этих трендов. Так, мы видим, что у наших инвесторов есть сейчас определённый интерес к AI, но понимания возврата инвестиций пока нет. Зато сильно упал интерес, например, к гейминг-проектам. Очевидно, потому что рынок сильно перегрет, бороться за пользователя стало сложнее. Опять же, нет смысла говорить об актуальности для Украины. Большинство инвесторов смотрит на проекты, способные масштабироваться, локальный рынок сам по себе интересен только в некоторых сегментах.

1

О сотрудничестве с государственными структурами

Пока сотрудничества нет — есть взаимное выражение признательности и понимания полезности друг друга. Для того, чтобы от слов можно было переходить к делам, со стороны государства нужны реформы и деньги. Первые – для того, чтобы легализовать целый ряд общепринятых в мире форматов инвестирования, защитить миноритариев, освободить украинских предпринимателей от валютного рабства, от замкнутости на внутренний рынок. Второе – на поддержку ангельских клубов, инвесторов ранних стадий в виде совместных фондов, налоговые льготы. Ни того, ни другого нет. Есть только отдельные личности внутри государственных структур, которые понимают важность всех этих мер для стимулирования инновационной экономики, но на этом пока всё заканчивается.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:

— Рост числа участников UAngel свидетельствует о повышении качества проектов?

Не думаю, что здесь линейная связь. Даже если сейчас количество инвесторов резко вырастет, пока предприниматели не пройдут свой цикл проб и ошибок, качество их попыток не вырастет. Иногда избыток денег может даже навредить этому. У нас, к счастью, такого не наблюдается. Хотя надо сказать, что возможностей у локальных инвесторов всё ещё больше, чем адекватных областей их применения. Деньги есть, желание инвестировать их есть, но присутствует слишком большой риск вручить их в неправильные руки.

Ангельский клуб как структура хорош тем, что часть процессов ангелы делают вместе, но решение каждый сам принимает своё. Мы, конечно, часто сходимся во мнениях, потому что есть понятие здравого смысла, но человеческий фактор никто не отменял. Можно просто понравится инвестору, обаять его и получить деньги. Такие случаи у нас тоже были.

О борьбе с «ранней» смертью стартапов

У украинских стартапов, помимо проблем с опытом их создателей в бизнесе, есть общая проблема планирования своих действий и нужных ресурсов под них. Проще говоря, на волне желания взять хоть сколько-нибудь денег, если кто-то даёт, стартапы попадают в ловушку заниженного раунда — берут денег меньше, чем им требуется, чтобы дожить до следующего значимого события.

Они слишком увлечены позитивным сценарием развития событий. А когда что-то идёт не так – клиенты не так быстро прибавляются, продажи не растут, а деньги вдруг заканчиваются, – многие оказываются просто раздавленными этими обстоятельствами и опускают руки. Подправить это можно только путём тщательной домашней работы – проработки разных сценариев и детальным финансовым планированием. А искоренить полностью нельзя – ни у кого в мире это ещё не получилось и вряд ли получится.

Оценка венчурного рынка в Украине

Венчурный рынок в Украине микроскопический. Мы недавно насчитали $132 млн в 2015 году, со всеми крупными поглощениями уже вполне зрелых бизнесов с IT-составляющей. Это меньше, чем, например, в мире делается инвестиций за месяц в такую нишу, как foodtech-стартапы, и при этом включает в себя сделки на поздних стадиях.

Если же говорить выборочно о рынке посевных инвестиций, то с первой десяткой европейских лидеров нам нет смысла себя сравнивать (в 2015 году 95 млн евро инвестировано ангелами в Великобритании, больше 55 млн евро – в Испании, 45 млн евро – в Германии; это тройка лидеров). А вот второй десятке и её среднему рынку посевных инвестиций от $5 до $10 млн в год мы не проигрываем. По сравнению со второй частью списка Украина находится на уровне, выше среднего.

Даже в Европе, при всей прозрачности движения денег, когда оценивают венчурный рынок, не забывают добавить, что это – его «видимая» часть. У нас прозрачности нет никакой, поэтому в реальности цифры могут очень сильно колебаться, в обе стороны от заявляемых.

Как получить поддержку UAngel

Я считаю, что нормальный предприниматель не будет читать растиражированные советы, а ничего оригинального, чего до сих пор ещё не было написано, я всё равно не изобрету. С головой надо дружить, побольше работать и поменьше увлекаться стартаперской тусовкой.