9 ошибок Голливуда — почему AI не будет развиваться, как в кино

Уже несколько десятилетий Голливуд проявляет немалый интерес к искусственному интеллекту. Пожалуй, главная причина в том, что это — хорошая почва для философских дискуссий о жизни в эпоху машинного разума. Мировой центр киноиндустрии выпускает множество фильмов, посвящённых восстанию роботов, злодейским замыслам центрального искусственного разума и т.д. Но так ли будет на самом деле и стоит ли нам переживать? Специалисты сформировали перечень из доказательств того, что искусственный интеллект не будет развиваться по сценариям голливудских фильмов.

Hollywood1

1. Интеллект vs. чувства vs. рассудительность

Тема машинного разума, вообще говоря, очень непростая. Голливуд увлекается «человекоподобным» интеллектом, поскольку это позволяет углубиться в одну из самых сложных дискуссий: дать определение, что такое искусственный разум и в чём должно проявляться разумное поведение. Подобные вопросы формируют важную философскую ветвь, анализирующую природу сознания, интеллекта, чувства и здравого смысла. Однако голливудские сценаристы рассматривают разум как способность действовать, исходя из прошлого опыта и понимания. Хотя гораздо сложнее определить интеллект, когда он «заточен» под искусственную среду, такую как древняя игра Го. Фильмы, как правило, произвольно цепляются к термину и манипулируют ним, в результате вам не понять, чем именно данная машина более/менее страшнее/умнее, чем человек. 

2. О роли программирования

В одном из фильмов от Disney Pixar некий робот Wall-E превращается из специализированного сборщика мусора в экологического активиста. Трансформация Wall-E начинается с внезапного прилива чувств (подобных человеческим), но откуда они взялись? Возможно, Wall-E первоначально был разработан как интеллектуальный робот, способный самообучаться в процессе сбора мусора. Это довольно узкая область AI-разработки, однако из неё почему-то развились такие чувства как любовь и ностальгия. Является ли Wall-E единственным роботом, который стал интеллектуальным благодаря какому-то магическому процессу?

3. Реакция на чужака

Фильм Спилберга 2001 года «Искусственный интеллект» («Artificial Intelligence» или просто «AI») описывает историю роботизированного ребёнка Дэвида, который запрограммирован так, чтобы быть в состоянии «любить». Конечно, некоторые вещи в фильме выглядят вполне правдоподобно, например, приверженность Дэвида к программированию, однако Спилберг упускает из виду важный факт – «сверхъестественную долину» (Uncanny Valley). Приведённый впервые в 1970 году японским роботистом Масахиро Мори, термин означает отрицательную реакцию людей на роботов, которые слишком человекоподобны, чтобы выглядеть как роботы, но всё же не являются в полной мере людьми.

Люди поразительно чутко реагируют на вещи, которые не совсем правильны, особенно если речь идет о языке, форме тела и выражении лица. Наиболее успешные гуманоидные роботы обязательно будут обладать подчёркнуто яркими чертами лица, подобные тем, что наблюдаются в аниме. Этот подход приближает нас к Uncanny Valley, где гуманоидный дизайн и нагромождение множества дополнительных характеристик, очевидно, говорит о том, что цель таких гуманоидов совсем не в том, чтобы стать по-настоящему человеком.

4. Как оживить робота

Хотя идея создания живого существа из мёртвой материи преследует нас со времён выхода в свет романа «Франкенштейн, или Современный Прометей», всё-таки сшивание нескольких частей тела требует гораздо меньших технических навыков, чем создание «с нуля» искусственного интеллекта. В Голливуде любят распространять идею, что создание искусственного разума не представляет проблем не только с программной точки зрения, но и в плане построения аппаратной части. Так, в фильме «Ex Machina» в 2015 году нам показывают изобретателя, который в одиночку разрабатывает искусственный интеллект и человекоподобное физическое тело к нему.

Хотя инструменты в данном направлении быстро развиваются, подавляющее их большинство всё же предназначено для решения конкретных бизнес-задач и они не являются человекоподобным интеллектом. Конечно, создатели чатботов хотели бы достичь такого уровня, чтобы вы думали, что разговариваете с людьми. Но попробуйте провести в беседе 20 минут с любым из них и вы сразу поймёте, с кем на самом деле имеете дело.

5. О точке сингулярности

Вообще, голливудские сценаристы в изобилии снимают картины, где разработка искусственного интеллекта движется с той же скоростью, с которой они монтируют свои фильмы. Возможно, так происходит по той причине, что Голливуд воспринимает эту технологию как результат творчества, а не научную работу. Искусственный разум у них появляется просто в результате вдохновения сценариста. В произведениях Спилберга всего за полтора года возникает алгоритм, на 100% соответствующий уровню мышления человека, в то время как фильм «Ex Machina» выдаёт нам поразительных гуманоидных ботов всего за пару лет.

В связи с этим, многие эксперты сейчас спорят о времени наступления точки сингулярности, когда разум машины будет способен воссоздавать другой искусственный интеллект, а тот, в свою очередь, построит третий и т.д. Если искусственный разум способен воссоздавать в течение нескольких дней другой, ещё более продвинутый искусственный разум, то в этой ситуации мы просто не сможем предсказать, как будут развиваться события. Не исключено, что машинный интеллект, на 100% отвечающий человеческому, появится через год после того, как мы пройдём определённый рубикон, но где именно находится этот рубикон мы сегодня не знаем.

6. Искусственный интеллект не содержит злых умыслов

В Голливуде любят нагнать страху, выпуская «фильмы-ужастики» об угрозе искусственного интеллекта для человечества. Вот лишь несколько примеров: от мятежного робота Maria в фильме «Metropolis» Фрица Ланга, выпущенного в 1927 году, до неутомимого киборга «Terminator» с Арнольдом Шварценеггером и компьютера HAL в картине «2001: A Space Odyssey». Но боязнь искусственного интеллекта, вероятно, проистекает из нашего страха перед человеческим несовершенством, поскольку на самом деле опасаться разумных машин вряд ли оправдано и логично. Если только мы специально не запрограммировали алгоритм так, чтобы навредить людям — а для подобного рода вещей существуют довольно мощные способы ограничения — единственная реальная угроза от искусственного интеллекта заключается в том, что некоторые задачи по сбору и аналитике информации машина сможет выполнять намного эффективнее, тем самым вытесняя рабочую силу с насиженных мест.

Несомненно, искусственный интеллект повлияет на рынок труда. Но к чему это приведёт — к ещё большей безработице или росту минимального дохода — предстоит выяснить.

real-humans_464114_42530

7. Больше, чем тест Тьюринга

Фильм «Blade Runner» 1982 года, в основе которого лежит рассказ Филиппа Дика «Мечтают ли андроиды об электрических овцах?» выдвигает идею использовать тест Тьюринга чтобы детектировать, кто перед нами — человекоподобный робот или человек. Однако задача машинного интеллекта не в том, чтобы отвечать на вопросы, имитируя человека. Прохождение теста Тьюринга компьютером, конечно же, представляет интересную задачу, но на самом деле цель искусственного интеллекта — совсем не в этом. Очевидно, что исследования в области AI-технологий направлены на создание решений, которые способны оценивать окружающую среду и успешно достигать заданной цели. И есть много задач, когда главная цель совсем не связана с подражанием человеку.

8. ИИ подкрался незаметно

Пикантность ситуации не в том, что искусственный интеллект стоит у порога, а в том, что машинный разум уже фактически среди нас. С точки зрения голливудских сценаристов эти технологии являют собой лишь близкое или не очень близкое будущее, но только по той причине, что у Голливуда очень специфический взгляд на искусственный интеллект. Ведь кинодельцы представляют его в виде гуманоидных роботов типа «Терминатора» или виртуального мира «Матрицы». Однако тот машинный разум, который работает уже сегодня, специализируется на выполнении определённых задач: распознавание изображений, игра в шахматы, оценка страховых контрактов.

9. Искусственный интеллект ≠ человеческий интеллект

Фильм «Она», номинированный на «Оскар» в 2013 году, исследует углубляющиеся романтические отношения между мужчиной и «Сэмом» — невероятно развитой операционной системой своего компьютера. Обладая аналитическим и творческим складом ума, «Сэм» ведёт себя как очень умный и компетентный собеседник. Добавьте сюда способность испытывать чувства, выражать эмоции и развивать отношения, и вот «Сэм» — homo sapiens во всех отношениях, кроме телесного. Картина «Она» исходит из предположения, что успешный искусственный интеллект будет просто неотличим от человеческого интеллекта, однако быстрее и умнее. Когда мы антропоморфизируем разум, то наделяем его знакомыми атрибутами — эмоции, сознание, эго, совесть и даже инстинкт самосохранения. Но человеческий разум — не единственный тип интеллекта, и нет никаких оснований говорить, что интеллектуальные системы, которые мы разрабатываем, будут думать, чувствовать или действовать по-человечески.

Представьте себе компьютерную систему Google DeepMind AlphaGo, которая смогла победить профессионального игрока в Го и способна научиться играть в видеоигры на уровне человека. Возвращаясь к первому пункту, вы можете высказать убедительный аргумент в пользу того, что AlphaGo достиг своего рода «человечности» — способности действовать на основе прошлого опыта и понимания. Теперь представьте, что такой компьютер достиг способности чувствовать — это означает, что он может чувствовать, воспринимать окружающую среду и субъективно судить о мире. Но вся вселенная AlphaGo — это игра Го. Такой компьютер не получит способность чувствовать, даже если бы вы этого хотели. А если это так, то каким может быть его мир? Иными словами, в системе «искусственный интеллект» сегодня нам нужно меньше заботиться об «интеллекте» и больше размышлять над компонентом «искусственный».

БОЛЬШЕ ИНТЕРЕСНОГО:

Источник: VentureBeat