Советник по инновациям МОЗ Алла Олейник: «Проведём конкурс для медицинских стартапов в начале 2018 года»

В Украине создан Национальный инновационный совет по развитию инноваций, под эгидой Премьер-министра Владимира Гройсмана. Планируется, что новый орган будет способствовать внедрению технологических разработок по всем направлениям, на государственном уровне. Так, в Министерстве здравоохранения формируется директорат по науке и инновациям, а также назначен советник и.о. Министра по инновациям. Эту должность заняла Алла Олейник, врач-аллерголог по образованию, топ-менеджер и партнёр фонда Borsch Ventures, который инвестирует в технологии. Алла имеет ряд научно-практических работ по клинической иммунологии и аллергологии, училась и работала во Франции и Швейцарии, а также в международных фармкорпорациях – «Санофи-Авентис», «Хоффман-ля Рош», руководила украинской фармацевтической компанией-производителем «Фитофарм».

image1212

О сложностях развития инноваций

В Украине сегодня достаточно много стартапов, много IT-экспертов, которые могут создать инновационный продукт. Одна из первых проблем, с которой сталкивается учёный-предприниматель, – интеллектуальная собственность. Как подтвердить и защитить свое изобретение, управлять этим процессом, участвовать в торговых операциях? Отсутствие корректного законодательства, в том числе, мешает иностранному инвестору сотрудничать с украинскими компаниями.

Такая ситуация невыгодна для государства. Предпринимателю в данный момент надёжнее запатентовать изобретение в Прибалтике, Восточной и Западной Европе, а значит, государство Украина теряет ноу-хау, важнейшее звено инноваций. Кроме этого, страна теряет самих предпринимателей и таланты, которых на сегодня радушно встречают по всему миру те государства, которые понимают значение инноваций для экономики и развития технологических бизнесов, за которыми будущее. Все хотят привлечь умных, молодых и перспективных специалистов. Существует множество программ в мире, которые готовы их принять. Сегодня страны конкурируют за умы и компетенции, если не сказать, охотятся. Это серьёзная борьба, в которой Украине нужно выжить.

Другую группу проблем составляют финансовые аспекты. С инвестициями в Украине большие сложности, по разным причинам. Если говорить об украинском инвесторе – ментальность и отсутствие гарантий не позволяют вкладывать в бизнесы и проекты, возврат инвестиций которых ожидается в срок более 3-5 лет. Ни ситуация в стране, ни внутреннее состояние украинского инвестора не располагают к таким решениям. Исключения, конечно, есть. В такой парадигме большой бизнес не построить, когда одна рука даёт средства, а другая уже её за рукав тянет и требует возврат.

Природа венчурного капитала – это избыточность, то есть, совершенно иные мотивы и отношение к риску. Другими словами, когда желание достичь превосходит страх потерять. В США, Европе, странах с развитой экономикой инвесторы уже давно прошли такие этапы становления и развития бизнеса, как рост, получение прибыли, выплата дивидендов, меценатство, благотворительность, социальная корпоративная ответственность. Они привыкли к зрелым рынкам, отсутствию инфляции, верховенству права, гарантиям, партнёрству, наличию достаточных средств и готовы ими рисковать. Само слово «венчур» означает условия инвестирования, когда вкладываются при больших рисках на возврат. Тем не менее, азарт, а зачастую амбиции изменить мир рождают «единорогов», которые возмещают инвестору затраты.

О выборе стартапов для инвестиций

Сегодня в мире есть статистика, которая достаточно точно указывает, как фонду правильно формировать портфель стартапов в зависимости от его интересов, направления, размера капитала, количества участников. На американском рынке есть распространённая схема, как рассчитывать количество проектов для инвестирования и отдачу от них. Считается, что фонд, который инвестирует минимум в 30 тщательно отобранных стартапов может рассчитывать на следующее: только три самоокупятся, один станет единорогом (капитализация свыше $1 млрд), а все остальные обанкротятся. Но одна компания, которая будет стоить миллиарды, это, согласитесь, хорошая мотивация.

Есть немало случаев, когда команда переезжает в Кремниевую долину, находит инвестора и создаёт продукт и компанию там. Вопрос, нужен ли Украине такой результат? Мы в самом начале пути создания инновационного рынка, экосистемы инноваций. И это парадокс, потому что компетентных специалистов у нас много, но нет правил и порядка, которые бы обеспечили им реализацию здесь, в Украине.

То, что происходит в Украине сегодня, можно назвать фазой «0». Я имею ввиду, осознание значения инноваций, технологий, практической науки и их влияния на экономику, количество рабочих мест, качество жизни. По моему ощущению, подготовительный этап подходит к концу и государство Украина готово совершить качественный рывок в сторону создания системы, поддерживающей и создающей инновации. Я бы не хотела ошибиться. Одна из основных задач государства – создать условия, как правовые, так и финансовые, чтобы стартапы (читай изобретения) могли развиваться в Украине, не выезжая из страны. Конечно, привлекая иностранный капитал и иностранный опыт, но оставаясь в стране.

Есть пример государства Израиль, чей лозунг и самовыражение Startup Nation уже вошёл в историю. Они создавали посевные фонды, которые вкладывали десятки миллионов долларов США, предлагая стартапам небольшие, но быстрые инвестиции. Причём, они даже не требовали возврата инвестиций или долевого участия государства – единственным условием было тратить эти средства на разработку и оставаться в стране. И этим они привлекли невероятно много талантливых людей. Они приучили пробовать и не бояться ошибиться. Делать и считать каждую неудачу опытом, который в будущем приведёт к лучшему результату. Это очень глубокая и мудрая философия, она даёт свободу поиска и креатив.

Поэтому Израиль и не боялся несостоявшихся стартапов и якобы потерянных в них инвестиций. Посевная инвестиция в размере $10-15 тыс. на команду – это совсем не большие деньги. Но за них команда пройдёт свой путь, приобретёт новые компетенции, новое видение, новое понимание продуктов и рынков. Имея массу стартапов на своей территории, они способствовали появлению новых, квалифицированных проектов. Интересна статистика, что на $1, потраченный государством, они привлекли $9 иностранного капитала. То есть, создали условия для прихода в страну денег и обеспечили эти деньги достаточным количеством компаний для их вложения. Это очень хороший пример, мы много раз ездили в Израиль и уже хорошо знаем эту практику во всех деталях. Многое Украина могла бы позаимствовать. Не менее интересны примеры Швеции, Сингапура.

О государственном фонде для поддержки стартапов

Механизм управления государственным фондом находится на этапе согласования. Но полагаю, что распределение средств будет проходить через прозрачный конкурс с понятными критериями включения проектов. Среди отраслевых приоритетов будут точное земледелие, медицина, авиастроение, Smart City.

Что до отрасли здравоохранения, сегодня для МОЗ ключевым пунктом является медицинская реформа. С основными приоритетами на внедрении стандартных протоколов лечения, механизмах получения разрешения на работу врачам (лицензирование), системах реимбурсации и экстренной помощи. Создание же инновационной повестки для здравоохранения — это параллельный процесс, он будет опираться на департамент науки и инноваций. Среди ключевых инновационных направлений:

  • цифровая медицина,
  • персонализированная медицина,
  • экспоненциальная медицина,
  • электронное здравоохранение, включая все медицинские записи и реестры,
  • телемедицина.

«Новые дети блокчейна» — технологии, которые, я думаю, очень сильно изменят систему управления медицинскими данными и отношение к ним, ведь информация будет вноситься раз и навсегда, а значит, доверие к системе будет возрастать. На сегодня мир переживает бум стартапов с применением технологии блокчейн.

Сложно говорить о том, сколько средств из общих запланированных 50 млн грн пойдёт на медицинские проекты, пока не утверждена модель работы всего фонда. Основной задачей для МОЗ и МОН сейчас будет привлечь максимальное количество стартапов на медицинские и околомедицинские тематики для участия в конкурсе. Подобные конкурсы – это важнейший опыт для предпринимателя, они выявляют слабые места проектов и воодушевляют сильные. Впоследствии это даёт возможность отлично подготовиться для разговора с опытным инвестором и привлечь капитал или попасть на программу в акселератор.

Очевидно, что этих денег недостаточно для развития полноценной экосистемы стартапов, но для государства — это важный шаг, и я рада, что он будет сделан. Основная задача фонда заключается в создании прецедента, когда государство прозрачно инвестирует и понятным способом распределяет средства. Ключевая идея — отработать механизм и законодательство вокруг этого. Такая долгожданная форма взаимодействия, как частно-государственное партнёрство — следующий логичный шаг. Пакет законов находится в активной работе и это будет большой победой, если удастся прописать их согласно мировым стандартам. Это те самые законы, которые могут убедить зарубежные компании инвестировать в Украину.

О роли фармацевтических корпораций в инновациях

У крупных фармкорпораций, как правило, имеются фонды развития и венчурные фонды, которые очень активны. Размеры инвестиций исчисляются миллиардами долларов США в год. Они оперативно отслеживают, покупают интересные компании, а также создают инкубаторы и акселераторы. Как при университетах, так и независимые.

Однако, медицинские инновации развивают и компании, казалось бы, напрямую не связанные со здоровьем. Швейцарская компания Nestle, самая большая компания в мире по производству продуктов питания и напитков. В её стратегии развития первым пунктом указано не что иное, как цифровое здоровье. Это очень хороший пример. Nestle договорились о партнёрстве с южнокорейской компанией Samsung, которая является мировым лидером IT-технологий. У них не просто меморандум о сотрудничестве — между государствами Швейцарией и Южной Кореей есть пакт о совместном владении интеллектуальной собственностью. Поскольку компании из разных сфер, то в сотрудничестве они успешно развивают другие направления, тем самым, разрабатывая уникальные продукты и диверсифицируя бизнес. При этом используются такие технологии, как интернет вещей, искусственный интеллект, бизнес-модели персонализированной медицины (посредством устройств), телемедицины.

В Украине это также может быть применимо, и одна из ключевых задач — поиск подобных сильных партнёров и сотрудничество с ними. Сегодня крупные фармкомпании занимаются разработками инновационных препаратов, проводят фундаментальные исследования. Вариантом взаимодействия с Украиной могло бы быть создание R&D центров био- и нанотехнологий.

О должности советника по инновациям

Я приступила к работе в этой ипостаси в октябре. Сейчас мы заканчиваем формирование инновационной повестки и плана действий на будущий год. Очень важным станет начало работы департамента науки и инноваций МОЗ, а также полноценная работа Инновационного совета при Премьер-министре Украины. В первом квартале 2018 будет проведён широкий конкурс для медицинских стартапов, и по его итогам планируется создание медицинского акселератора. Очень вероятно, что это произойдёт в партнёрстве с одним из мировых лидеров акселерационного движения. Пока ведутся активные переговоры, оставлю в секрете имя компании. Приход такого партнёра будет для украинской экосистемы инноваций очень значимым событием.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:

На основе материала «Цензор»