«На 2 минуты» — как снек-культура меняет медиа в интернете

Ещё лет 5 назад картина медиапространства включала исключительно длинные тексты, видеообзоры по 15–20 минут и серии тематических постов в блогах. А теперь подростки сидят в Snapchat вместо обычных мессенджеров, пользуются Vine вместо YouTube и Facebook, просмотр клипов заменяет подборка роликов Coub, а Telegram популярен не только потому, что защищает вашу переписку от сторонних глаз, но и потому что не хранит сообщения слишком долго. Как случилось, что недолговечное стало популярнее «длинной формы»?

Снек-культура (от англ. snack — «перекус», «быстрая закуска, которую можно легко съесть») с 2010 года набрала обороты и не собирается останавливаться. Даже медиагиганты наподобие The New York Times и Playboy выпускают ежедневные видеоролики длиной не более 2 минут. Сокращение, упрощение смыслов, ставка на визуальные примитивы (gif-картинки, комиксы в духе Oatmeal и 9GAG), создание большого количества визуального и информационного «шума» в обмен на растущий трафик от таких материалов — вот что на самом деле происходит, когда мы говорим о современной снек-культуре в медиа.

У каждого есть 2 минуты: в общественном транспорте, на работе в перерыве между встречами или переговорами, на отдыхе или в рекламной паузе при просмотре ТВ. Вместо того, чтобы посвятить это время себе и своим мыслям, мы отчаянно пытаемся уцепиться за информационное пространство, требуя, чтобы оно нас развлекало даже тогда, когда больше ничего не происходит.

Buzzfeed сделали себе карьеру на «быстрых» материалах и систематизации такого информационного шума. Coub стал самым успешным проектом снек-эпохи. Медиахолдинги видят огромную аудиторию, которая крутится вокруг таких проектов — и хотят заработать на этом, хоть пока и не знают, как это сделать. Попытки адаптировать нативную рекламу к ожиданиям снек-поколения привели к тому, что теперь пре-роллы, интерактивные баннеры и встроенные ролики всё чаще «шумят» на тех страницах и в тех блогах, где мы никогда не сталкивались с таким отвлекающим контентом.

К «длинной форме» расследований, аналитики, лонгридов или интервью добавляются короткие материалы, вставки, сниппеты, ролики — и вся эта информационная лавина накрывает нас, и без того «засыпанных» информацией. Снек-культура должна была сократить длину медиа и потраченное время — а вместо этого всего за 5 лет стала настоящим «мозговым червём», brainworm, который пожирает наше время и учит нас ещё больше распыляться, не умея концентрироваться надолго ни на длинных книгах, ни на фильмах длиной более часа (эпидемия сериалов — тоже символ снек-поколения), ни на альбомах и длинных подкастах (эпоха синглов и мини-альбомов из 3–4 треков — оттуда же).

2 минуты — столько времени длится средний короткий видеоролик, читается графический комикс; 30 секунд мы тратим на просмотр рекламы или анимированной картинки с шуткой, Vine-ролика или любого другого снек-контента. За эти 2 минуты можно сформулировать идею, способную перевернуть в научной мировой практике десяток гипотез, дать повод для научных исследований и открытий, создать новую технологию — или посмотреть очередной забавный ролик про котиков.

Пока что ролики про котиков побеждают; а медиахолдинги подсчитывают просмотры. Снек-культура прочно пустила корни и не собирается отступать. Правда, срок жизни всего, что ею создаётся, тоже недолог: недавний анализ мем-роликов на YouTube привёл авторов подборки к выводу, что большинство мемов за прошедшие 5 лет никто толком не может вспомнить, хотя они были безумно популярны ещё год-два-три назад. Именно потому инвестиции в снек-контент дают трафик сейчас, но не приводят к долгосрочному эффекту. Именно потому даже в Buzzfeed начали создавать длинные статьи, к которым снова и снова возвращаются читатели; а документальные фильмы и передачи Vox Media становятся популярнее, чем Coub-нарезки из фильмов.

Время расставит приоритеты в контентной нише, но развлекательный короткий формат будет существовать и дальше, — как был до того, в виде карикатур в газетах или коротких радиоминиатюр в середине ХХ века.

Просто форма снек-культуры снова изменится — и это будет логическим продолжением нашей привычки «убить время» в транспорте или в зале ожидания. Снек-культуру не следует ни демонизировать, ни превозносить — она лишь часть нашей жизни. А использовать ли её продукт, оставаться ли в её «орбите влияния» — вопрос нашего личного выбора.