Reality-шоу vs. «маски-шоу»: юристы и представители IT-бизнеса — об обысках и законах

Как известно, в сентябре прошлого года в офисах ряда крупных ІТ-компаний прошли обыски со стороны силовых органов, в результате которых обычно производилось изъятие серверного и прочего оборудования. Обысков было настолько много, а само событие подняло столько шума, что этот период даже получил среди ІТ-сообщества название «черный сентябрь». И хотя после того времени количество этих неприятных инцидентов уменьшилось, нельзя сказать, что они полностью прекратились. Так, буквально за неделю до iForum 2016 сотрудники СБУ провели обыски в офисах компании Lucky Labs, изъяв технику и личные вещи сотрудников компании, денежные средства.

В рамках iForum-2016 «ЛИГА:ЗАКОН» совместно с адвокатским объединением «Юскутум» провели так называемое reality-шоу, все участники которого были вовлечены в постановочный допрос. Цель проекта — научиться противостоять незаконным действиям правоохранительным органов и запомнить основные юридические советы. Спрос на тематику мероприятия оказался настолько велик, что зал просто не вместил всех желающих.

Татьяна Попова, Артем Афян, Александр Данченко и Александр Ольшанский уверены, что только мощный гражданский прессинг изменит ситуацию с обысками в ИТ-компаниях к лучшему

Татьяна Попова, Артем Афян, Александр Данченко и Александр Ольшанский уверены, что только мощный гражданский прессинг изменит ситуацию с обысками в IТ-компаниях к лучшему

Во вступительном слове Артем Афян, адвокат и управляющий партнер ЮК «Юскутум», отметил, что его компания в прошлом году сопроводила свыше 250 обысков в бизнес-организациях, во время которых на подозреваемых производилось физическое и психическое воздействие. Причем четко прослеживались сезонные всплески частоты обысков.  Например, очень горячая пора перед праздниками и в начале бизнес-сезона — силовые органы чаще приходят в этот период.  Или другой пример, как только выходит новая модель iPhone — силовики тут же проводят обыски у дилеров. Впоследствии можно наблюдать, как представители СБУ и МВД щеголяют новыми «айфонами».

Примечательно, что на сегодня обыски нельзя считать инструментом расследования, поскольку их эффективность чрезвычайно низка, говорит Артем Афян. Если поднять статистику, то можно увидеть, что лишь очень небольшое количество дел, по которым были проведены обыски, доведено до суда. Также очень мало изъятого имущества было использовано в обвинительных актах:

«—За годы работы адвокатом я пришел к выводу, что основные правонарушения  в этой сфере совершают именно люди в погонах. Обыски в Google или Яндекс — это такой способ общения нашей правоохранительной системы. Назначая обыск, следователь имеет дело с беспроигрышной лотереей. С одной стороны, он должен обосновать суду его причину Но если суд ему откажет, он может заново подать запрос на проведение обыска.  Такой метод — фактически порождение московского княжества под названием “кормление”: когда чиновнику давали титул, и он должен был кормиться с его помощью. К сожалению, нечто подобное происходит в нашей стране. Поэтому я возлагаю огромную надежду на принятие нового закона, который изменит УПК и, очевидно, повлияет на произвол силовых органов в ІТ-компаниях.»

Однако Александр Ольшанский, глава компании Internet Invest, заявил, что не верит в эффективность нового закона, потому что и старый был вполне удовлетворителен. Ведь в  нормах этого закона было прописано, что информацию можно копировать и что не обязательно изымать оборудование при обысках:

«—Старый закон не мешал все делать правильно. Да, бывает ситуация, когда закон — плохой. Но гораздо хуже, когда нет никакого закона, когда творится беззаконие. Ведь нигде нет пункта о конфискации серверов, тем не менее, почти все обыски заканчиваются их конфискацией. Факты говорят о том, что судьи — “в доле”. И эту проблему новым законом не решить, здесь нужен только мощный гражданский прессинг. Я считаю, что ІТ-сообщество уже достаточно зрелое и сможет постоять за себя, добиться выполнения хотя бы действующего законодательства.  В любом случае, такая ситуация не может далее продолжаться.»

Александр Данченко, народный депутат Верховной Рады и глава Комитета  ВР по вопросам информатизации и связи, уверен, что в государстве сейчас присутствует кризис публичного управления страной. И только посредством давления на парламент, на Администрацию Президента и Кабинет Министров можно добиться успеха. Что касается нового закона, который упоминал Артем Афян, то проблем в том, что сам законопроект ещё не подготовлен:

«—Основным коррупционером в нашей стране является ГНЕУ — Главное научно-экспертное управление ВР, которое тормозит системные изменения, столь нужные стране. Почему в парламенте лежит на рассмотрении так много законопроектов  — около двух тысяч, — абсолютное большинство которых абсолютно бездарные? Я полагаю, чтобы отвлекать внимание от хороших законодательных инициатив. Поэтому я предложил: давайте отбросим тысячи никуда не годных законопроектов и примем всего пять чрезвычайно актуальных законов: про электронные коммуникации, облачные технологии, доступ к инфраструктуре, кибербезопасность и радиочастотный ресурс. А также доведем до финала закон про защиту от несанкционированных обысков.»

Вместе с тем, Александр Данченко предостерегает, что нужно четко выделить в законе бизнесы, прикрывающиеся принадлежностью к ІТ-индустрии с целью совершения  правонарушений. Ведь тема обысков в компаниях у всех на слуху, и многие предприятия, реально нарушающие законодательство, сейчас поднимают шум, что их, как  ІТ-компанию, притесняют.

Нардеп также посетовал, что у ИКТ-индустрии отсутствуют лоббисты в Кабинете Министров: нет профильного министра или вице-премьера. Притом, что, скажем, в Европарламенте есть специально выделенная должность комиссара по вопросам цифрового будущего ЕС. И это еще одна цель, за которую необходимо бороться сообществу — чтобы в Кабмине появились представители ИКТ.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:

Безнаказанность порождает беззаконие

Татьяна Попова, заместитель главы правления ИнАУ, отметила, что хотя в ЕС или США также присутствует норма закона, позволяющая изымать оборудование, но в подавляющем большинстве случаев этого не делают — просто копируют нужную для следствия информацию. Ведь изъятие серверов часто приводит к остановке деятельности, а если компания исправно платит налоги, то делать этого ни в коем случае нельзя. Что касается Украины, то необходимо предусмотреть наказание для тех людей, которые проводят подобные обыски с конфискацией. Как только кто-то из них лишится должности или заплатит за убытки, причиненные бизнесу во время обыска — подобные действия со стороны силовых органов прекратятся. Но пока есть безнаказанность — никаких положительных изменений ожидать не стоит.

Впрочем, Виктор Валеев, директор ассоциации «Информационные технологии Украины», уверен, что нельзя принимать закон о полном запрете проверок ІТ-компаний, потому что в этом случае под ІТ-компании замаскируется весь бизнес — как легальный, так и не очень. В то же время надо принять закон о том, чтобы суд признавал в качестве доказательств цифровые копии данных. Ведь уже давно разработаны соответствующие технологии, которые позволяют застраховаться от злонамеренного или случайного изменения данных после их копирования.

И все же в стране есть позитивные сдвиги, резюмирует Валеев. Силовые органы реагируют на критику; и основная задача для ІТ-сообщества — консолидироваться и наращивать прессинг на представителей властей с целью соблюдения законов.

Как вести себя во время допроса

Финальной частью мероприятия стал постановочный допрос, выполненный экспертами из компании «ЛИГА:ЗАКОН». Допрос должен был продемонстрировать поведение силовых органов во время допроса, а также дать вводные директивы для предпринимателя, вызванного на «разговор» с силовыми органами.

В качестве «жертвы» юристы выбрали реального предпринимателя, руководителя небольшого стартапа, присутствовавшего в зале. По их словам, обычно силовиков мало интересуют мелкие фирмы с небольшим оборотом. Но как только предприятие набирает силу и показывает относительно высокие финансовые результаты, они сразу же попадают в поле зрения силовых органов. Обычно руководителя фирмы вызывают на допрос в понедельник  и это не случайно — дело в том, что обыски в компаниях, как правило, проводят в пятницу, а иногда даже в субботу. Соответственно у предпринимателя есть время 1-2 дня, чтобы поразмыслить, как вести себя на допросе.

Обычно допрос проводится в отдельном помещении, один на один со следователем. Но порой рядом может стоять вооруженная охрана, что оказывает дополнительное психологическое давление на допрашиваемого

Обычно допрос проводится в отдельном помещении, один на один со следователем.

Допрос проводится в отдельном помещении, один на один со следователем. Но порой рядом может стоять вооруженная охрана, что оказывает дополнительное психологическое давление на клиента.

Кстати, для большей правдоподобности во время проведения постановочного допроса в рамках мероприятия «следователь» и «допрашиваемый» удалились в отдельное помещение, откуда осуществлялась видеотрансляция для слушателей в общем зале.

Беседа со следователем нередко протекает по методике «кнута и пряника» — когда фактически прямые угрозы и шантаж сменятся на предложение «сотрудничать», от чего якобы выиграют обе стороны. Например, представитель силовых органов во время допроса директора ІТ-компании может задавать вопросы: «А есть ли у вас клиенты в ДНР/ЛНР? А могут ли они зарабатывать на вашем программном обеспечении? Если могут, то очевидно вы финансируете терроризм?»

Часто следователь намекает на то, что компания не платит все налоги. Обычно разговор протекает в таком ключе: «А какая у вас зарплата? А какой у вас телефонный аппарат? Вот мой смартфон,  покажите, какой у вас? А как вы смогли купить такой дорогой аппарат при такой низкой официальной зарплате?». Кстати, если достать свой телефон, то силовики даже могут его на некоторое время изъять с целью копирования всей информации, отмечают юристы «ЛИГА:ЗАКОН».

Допрос может продолжаться несколько часов — следователь делает ставку на усталость допрашиваемого. Часто на беседы вызывают сотрудников-студентов, т.к. от них легче добиться нужной информации. Грубое давление порой сменяется предложением сотрудничать — например, следователь предлагает допрашиваемому услуги какой-либо частной юридической фирмы для защиты его прав. Конечно же, такая фирма потом заплатит силовику некий процент за «подгон» клиента.

Но если вы собираетесь жаловаться на действия силовых органов, то не надо об этом говорить вслух во время допроса, а просто документировать все действия и затем подать официальную жалобу, советуют представители «ЛИГА:ЗАКОН». Кроме того, очень важно во время обыска и допроса пригласить своего адвоката. Это поможет свести шантаж и незаконные действия силовых органов к минимуму.