Пора прощаться с трудоголизмом

В наши дни, когда многие понятия гипертрофированы и искажены, работать на грани своих возможностей — не редкость, а данность. В Японии снова скачок количества самоубийств из-за переутомления, в США и Европе отмечается стойкий рост людей, страдающих от профессионального выгорания. Наша редакция решила разобраться в этой насущной проблеме, подготовив перевод статьи о запущенной стадии трудоголизма в обществе.

slave-employees-1940x900_29879

Болевая точка или «неудобный» твит

Большинство из нас единодушно согласятся, что преданные своему делу и ответственные работники — основа любого коллектива. Но некоторые начальники ратуют за большее: они хотят, чтобы вы стали трудоголиком, одержимым миссией свое компании. Это не незначительное отличие, а существенная разница. Можно быть трудолюбивым человеком, искать креативные решения для самых сложных задач, и с радостью посвящать свой талант и время работодателю. Но также нельзя не признать то, что рабочие дни стали слишком длинными  — настолько длинными, что возможность покататься на велосипеде, увидеться с близкими друзьями или поиграть с собственными детьми выпадает всё реже.

Блейк Роббинс (Blake Robbins), сотрудник венчурной компании Ludlow высказал своё мнение по этому поводу в Twitter, не побоявшись бросить вызов культуре трудоголизма, которая охватывает мир стартапов и новых небольших проектов:

«— Когда я впервые попал в сферу технологий, то думал, что работать на выходные или праздники очень круто. Но я быстро осознал, что это — гиблое дело». В следующем твите он добавил: «— Уверяю вас… Конкуренты обойдут вас не потому, что работают больше, чем вы, а потому, что работают лучше».

Несмотря на то, что в наблюдениях Роббинса присутствует здравый смысл, менее чем через час после появления этих твитов предприниматель и инвестор Кейт Рабуа (Keith Rabois) опубликовал опровержение, состоящее из нескольких слов: «Абсолютно ложное представление». Сначала беседа охватывала только мужчин-предпринимателей, в основном обсуждающих работу нон-стоп, но вскоре подключились и другие скептически настроенные люди, том числе и женщины.

В центре этих дебатов — трудоголизм, который предусматривает, что вы постоянно жертвуете собой, слепо веря в то, что постоянная работа ударными темпами является единственным возможным путём к успеху. Трудоголизм исключает тот факт, что человек может быть влюблённым в своё дело, целеустремлённым и, одновременно с этим, проживать полную жизнь. Реализуя себя в различных сферах, мы становимся более продуктивными и перед нами открываются новые горизонты. Но повелительная философия трудоголизма, которая берёт начало в мачо-стереотипах об усердной работе, к сожалению, упускает ряд важных фактов.

Ложные стереотипы и дискриминация

Во-первых, модель работы в корпоративной Америке была введена белыми мужчинами, чьи жёны, зачастую при помощи домашнего обслуживающего персонала, вели хозяйство. Без подобной расстановки ролей было бы просто невозможно работать так долго. И всё же мы продолжаем делать вид, что «сильная» трудовая этика не требует ничего, кроме железной силы воли.

Во-вторых, трудоголизм — это дорого, даже если кто-то считает, что бескомпромиссное продление рабочего времени неизбежно приведёт к инновациям и успеху. Вместо этого чаще всего приходится сталкиваться с профессиональным выгоранием, которое является дорогостоящей проблемой для компании. Культура, которая пропагандирует неустанную работу, также оттесняет на задний план многих талантливых женщин. Им кажется, что для того чтобы достойно конкурировать с коллегами-мужчинами они должны оставить своих детей на попечение нянь или старших родственников. Поэтому многие решают, что не готовы принести подобную жертву на алтарь трудоголизма. Представительницы нацменьшинств «забраковываются» вдвойне. Ограниченное представление о подходящих кандидатах часто оставляет таких женщин не у дел. Когда им удаётся преодолеть этот барьер, они по-прежнему должны считаться с делами и проблемами семьи или личной жизнью — потребностями, которые компания считает второстепенными. При этом, исследования показали: чем разнообразнее штат сотрудников, тем лучше финансовые показатели.

Такой старомодный подход к продуктивности опирается на список профессиональных суждений о том, кого вы нанимаете на работу и кто воюет на домашнем фронте. И даже если чья-то жена или партнёр работает, общество рисует следующий сценарий: она бросит работу чтобы отвести детей к врачу, потом отправится в поездку или возьмёт больничный. Трудоголизм закрепляет мачистское представление о том, как должна выглядеть полноценная работа: изнурительная, бесконечная, способная уничтожить ваших конкурентов. И эти идеи не материализовались просто из воздуха. Они укоренились в том, как нас учат ценить работу, выполняемую мужчинами и женщинами. Но они также являются и отличительной чертой стартап-экосистемы.

В то время как компании из Кремниевой долины по типу Facebook и Google беспокоятся о том, как увеличить количество женщин в своих рядах, немногие руководители из сферы технологий готовы сократить рабочий день без ущерба заработной платы. Подобная стратегия выглядит, как призыв для сотрудников относиться к своей работе менее серьёзно, даже если за этим последует привлечение в штат других талантов.

Принять = решить

Люди должны быть оскорблены или даже рассерженны из-за того, что им приходится в буквальном смысле защищать своё желание провести хотя бы несколько часов со своими родными и близкими. Ноша одиноких или бездетных работников не так тяжела, но всё же обременительна: не имея в своём арсенале удовлетворительного извинения за пропущенную встречу или опоздание, они чувствуют, что у них вовсе не остаётся права на личную жизнь. То, что родители не восстали против среднестатистического рабочего дня, который становится всё длиннее и сегодня составляет в среднем 8,8 часов, заставляет задуматься. С первого взгляда, цифра не выглядит устрашающей, но поразмыслив немного, приходишь к выводу, что такой рабочий день намного длиннее школьного дня или времени пребывания в детском саду. Кроме того, следует прибавить к нему время на дорогу. Умалчивание этой проблемы, вероятно, имеет отношение к Великой рецессии, в результате которой компании получили больше власти над сотрудниками, панически боящимися увольнения.

История помнит марши белых женщин в 1970-1980-х годах. Но тогда оспорить длину рабочего дня, повсеместно принятую сотрудниками-мужчинами, означало бы проиграть в извечном споре «Может ли женщина работать так же, как мужчина?». Вместо этого женщины, которые оставались на таких работах, изощрились и нашли индивидуальные обходные пути, чтобы проводить больше времени со своими семьями. Статус-кво сохранялся, но с некоторыми изменениями, например, удалённая работа или гибкий график. Эти уступки упрощают работу, но вы по-прежнему отрабатываете столько же часов, если не больше.

Правда заключается в том, что наша система оценки работы и самоотдачи талантливых и преданных делу сотрудников сломана, так как ставит акцент только на время. В действительности нам необходимы компании и руководители, которые хотя бы частично осознают, что рабочая культура в стиле «мачо» тормозит их и уменьшает долгосрочные шансы на успех (пример Тревиса Каланика (Travis Kalanick) показателен в этом случае).

Нам нужны компании, которые готовы экспериментировать с новыми способами измерения креативности и продуктивности. Но больше всего нам нужно, чтобы руководители высшего звена и менеджеры среднего звена ежедневно показывали своим сотрудникам, что иметь свои дела, хобби и какие-либо активности помимо работы — это приемлемо, и даже поощряется. Защита трудоголизма сегодня демонстрирует катастрофическое непонимание того, чего могут достигнуть люди, когда они состоялись как в рабочей, так и в личной жизни.

Компании и сотрудники, которые оправдывают трудоголизм во всех его проявлениях, часто не могут признать, что многие американские герои, известные своей безжалостной трудовой этикой, построили свои империи на спинах женщин и домашних работников, прислуги или близких, которые им помогали. Не говоря уж о бесчисленных жертвах работников, которым не всегда исправно платили зарплату. Если это звучит странно или наивно, пора переосмыслить, почему вы работаете так много. Безусловно, посвящать себя какой-либо миссии или призванию и получать за это деньги — приятно. Но всегда нужно помнить, что в погоне за удачей и славой мы теряем бесценные моменты своей жизни, которые можно провести с любимыми людьми. Так, может, пора перестать петь гимн трудоголизму уже сейчас?

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:

Источник: Mashable

Читайте также:

Слишком много: переизбыток товаров онлайн

Большие надежды низкотехнологического смартфона

Маркетинг вашей книги: пошаговая инструкция

Нам нужна новая наука прогресса