Тема недели: Нужен ли космос современному человечеству?

Элон Маск готовит к запуску частную миссию в космос, NASA отбирает колонистов, частный проект Mars One вызывает неоднозначную реакцию — мы читаем, обсуждаем это. Мы даже все (или почти все) посмотрели «Интерстеллар». Но нужен ли нам космос сейчас?

Большие проблемы на маленьком шарике

На прошлой неделе довелось поучаствовать в затяжной дискуссии на тему того, что покорением космоса людям стоит заниматься лишь тогда, когда они разберутся с техническими и социо-экономическими трудностями на планете. Да, романтика новых открытий и межпланетных перелётов манит всех гиков; да, правительства крупнейших стран вкладывают немалые деньги в ракетостроение и космические программы; да, футуристы уверяют, что пусть и с опозданием, но мы придём к покорению космоса.

Однако, давайте посмотрим правде в лицо: вот что творится на Земле, пока мы следим за перемещением марсохода Curiosity и изучаем карты с марсианским ландшафтом.

ISIS разрушает тысячелетние города-памятники; сирийские повстанцы и армия четвёртый год убивают тысячи человек в месяц; пророссийские террористы громят инфраструктуру и убивают людей на Востоке Украины; в Африке от голода, «кивающей болезни» и многочисленных элементарных инфекций гибнут десятки тысяч детей; на планете остаются регионы, где средняя продолжительность жизни не превышает 40 лет, питания не хватает, а об антибиотиках никто и не слышал. Нужно ли говорить, что в такой обстановке проектирование космической станции на планете вдали от Солнца выглядит, как лёгкая форма беспечного радостного идиотизма?

С одной стороны, случись крупная климатическая, техногенная или военная катастрофа на Земле, обитателям планеты наверняка понадобится «вторая Земля» для сохранения последующих поколений и генетического материала (ещё до «Интерстеллара» такая ситуация обыгрывалась и в «Доктор Кто», и в книгах разных авторов, и в фильмах многих режиссёров прошлого и современности). С другой стороны — миллионы долларов из космической программы каждой из стран-участниц можно направить на победу над раком, СПИД / ВИЧ, решение продовольственной проблемы Африки или глобального потепления. А именно они могут уничтожить человечество намного быстрее, чем условный метеорит или атака пришельцев-колонизаторов.

Screen Shot 2015-03-24 at 13.16.27

Mars One и сомнительная репутация

Похоже, большим «минусом» для мечты о космосе станет и возникновение трений в программе Mars One. Ситуация обострилась обвинениями организаторов проекта в “нечистоплотности”: сначала 16 марта на блог-платформе Medium выходит обличительное интервью участника программы Джозефа Роше, PhD физики и астрофизики, профессора Дублинского университета; затем, 19 марта появляется ответное интервью Баса Ландсдорпа, организатора программы, в котором он обвиняет Джозефа Роше во лжи. Сравнительный анализ двух интервью провели в Geektimes.

Если проблема подтвердится и Mars One окажется мошенническим проектом, волна негатива и недоверия коснётся не только коллективной модели финансирования крупных технических проектов. Удар будет нанесён по самой мечте покорения космоса, заложенной ещё проектом полёта к Луне Циолковского, разработками Королёва и книгами Стругацких, наконец.

Хотя есть и позитивный момент: чем жёстче будет контроль активистов и общественности за подобными проектами, тем меньше будет соблазнов изобретать дорогостоящие «велосипеды» что на Земле, что в космосе.

Screen Shot 2015-03-24 at 13.16.42

Space X и Китай

Сейчас есть два игрока, которые могут переломить скепсис в отношении покорения космоса. Первый — это Элон Маск. Помните, как все скептически оценивали перспективы серийного электромобилестроения? Посмотрите теперь на строящуюся по всему миру сеть заправок Tesla и локальные решения, которые предлагают в разных странах различные поставщики. Посмотрите на обострившуюся конкуренцию автомобильных брендов в сегменте гибридов и электромобилей. Всё началось с одного человека и его идеи.

Теперь Маск взялся за космос. И почему-то у меня нет сомнений, что свою затею со Space X он доведёт до коммерческого успеха, даже если и не сумеет покорить другие планеты.

Второй игрок — это не человек, а целая страна. Китай сейчас выступает в роли «догоняющего» по части космоса, но упорство и трудолюбие — отличительная черта этой нации. Автомобили, общественный транспорт, бытовая электроника, смартфоны — все эти устройства и категории товаров made in China поначалу были очень «сырыми» и несовершенными. Небольшой период упорного совершенствования — и теперь китайский автопром тягается с японским и немецким, китайские смартфоны обгоняют «яблочную» продукцию в ряде стран, а лейбл «сделано в КНР» больше не является синонимом некачественного товара. Нельзя исключать, что красно-звёздный флаг установят на какой-то межпланетной базе намного раньше, чем звёздно-полосатый.

Screen Shot 2015-03-24 at 13.17.10

О технологической сверхцели

Человечеству всегда была нужна сверхцель. В эпоху королей и Испанской Армады такой сверхцелью стали Великие географические открытия. В эпоху Возрождения — поиски философского камня. В эпоху Реформации — промышленная революция. С изобретением электричества — повальная электрификация и автоматические станки. С появлением автомобилей сверхцелью стали конвейеры и дороги из одного конца каждой страны в другой. Потом было химическое оружие, атомная бомба, полёт в космос, высадка на Луне, поиски лекарства от рака, поиск «гена бессмертия» и наконец коллайдер CERN, и попытка поймать «частицу Бога» или моделировать чёрные дыры.

Технологическая сверхцель нужна: она заставляет человечество развивать науку и создавать множество побочных продуктов в поиске решения главной задачи. Так появились концентраты Knorr и сухое питание, антибиотики и LSD, динамит и кардиостимуляторы, роботы и беспилотники, сверхзвуковые истребители и «кока-кола».

Новая сверхцель — космос — может дать человечеству не только ряд промышленных технологий, но и новые соединения металлов, достижения в области ракетостроения и приборостроения, механизмы очитки воды и быстрого производства продуктов, которые могут использоваться и на Земле. Вопрос лишь в том, насколько дорогими такие технологии и решения будут в итоге. Да, условный айфон сегодня мощнее в десятки раз, чем был компьютер, который управлял полётом первого космического челнока. Но почему-то мало кто из детей на постсоветском пространстве сегодня мечтает о том, чтобы стать космонавтом или астрофизиком. Зато об айфоне мечтают все. Возможно, наша технологическая сверхцель несколько приземлённее, чем автономная колония на Марсе?

Screen Shot 2015-03-24 at 13.17.31

Выводов, наверное, не будет

Космические проекты — хороший стимул для инженеров, физиков, химиков, медиков, военно-промышленного комплекса и госчиновников, каждый из которых видит свои возможности в повальном увлечении гонкой космических технологий. Говорить о космосе стало модно, как будто мы снова оказались в 60-х ХХ века. Но не более.

В Украине (да и во всём СНГ) НИИ и экспериментальные центры, связанные с астрофизикой, конструированием и полевыми испытаниями, в массе своей отсутствуют. Сравните с тем же Китаем, США, Японией, Германией — мы проигрываем инженерную гонку. Но и даже в этих странах мало кто спешит построить ракету, чтобы послать цивилизацию к звёздам. Гиперпереход до сих пор не изобретён, ракеты на ядерных двигателях не построены, скачки в пространстве и времени остаются в «Интерстелларе», а в реальности даже соседняя Россия по 3 раза не может сделать пробный запуск ракеты-носителя для спутника (что уж тогда говорить о полётах потенциальных колонистов к звёздам).

Это не значит, что нужно перестать говорить и мечтать о покорении космоса. Но если посмотреть на текущую ситуацию с технологиями и социальными проблемами на Земле — прежде чем «на Марсе будут яблони цвести», нам неплохо бы разобраться с тем, что происходит в тысяче километров от ближайшего города-миллионника.

В оформлении статьи использованы работы зарубежных художников ХХ века и живописцев СССР.