Технологии в искусстве — когда противоположности притягиваются

Алексей Буистов — художник, теоретик искусства, критик, эссеист, независимый куратор и основатель пространства Singulart в Киеве. Но в прошлом у него — многолетний опыт работы системным аналитиком в таких известных компаниях как GlobalLogic, Miratech. Сегодня в фокусе его творческих и теоретических исследований — фигура художника, его личная истина, точки соприкосновения искусства с жизнью и обществом, а также дигитальность, пост-интернет и пост-гуманизм. Поэтому мы решили расспросить Алексея о том, как уживаются в одном человеке такие разные грани и поговорить о взаимоотношениях искусства и технологий.

!_MG_9544

О переходе из мира IT в мир искусства

Технологии и эстетика не так далеки, как может показаться на первый взгляд. Для меня название классического текста Дональда Кнута (Donald Ervin Knuth) «The Art of Computer Programming» в этом смысле является показательным. В современном глобализированном мире границы между когнитивными и перцептивными областями, которые ещё вчера ощущались как изолированные острова в океане человеческого опыта, истончаются и стираются. Поп-культура в высшей степени технологична. Искусственный интеллект постиг основы «самовыражения», создавая картины и музыку. Так что можно сказать с полной уверенностью, что сфера Прекрасного вполне ощутила на себе влияние прогресса.

— Как относятся пользователи к искусству вообще?

Слово «пользователь» в вашем вопросе, мало того что очень айтишное, оно точно отражает утилитарное, потребительское отношение обычного человека к произведению искусства. Наибольшим интересом на выставках всегда пользуются объекты визуально-привлекательные, потому что большинство зрителей относится к искусству как к явлению, долженствующему радовать глаз и услаждать слух.

Современные посетители галерей чаще стоят спиной к искусству, чем лицом. Фото с Венецианской биеннале

Современные посетители галерей чаще стоят спиной к искусству, чем лицом. Фото с Венецианской биеннале

Не обделены вниманием и необычные инсталляции «со спецэффектами» — мы все прекрасно помним очереди в PinchukArtCentre, когда там экспонировалась комната с водяной пылью Энтони Гормли, а также хит социальных сетей — Infinity Room японской художницы Яёи Кусамы в Мыстецком Арсенале.

Энтони Гормли

Энтони Гормли

Яёи Кусама

Яёи Кусама

Между тем, далеко не всё современное искусство ставит своей задачей воздействовать только лишь на органы чувств. Зачастую автор сознательно снижает градус эстетической привлекательности, чтобы заставить восприятие зрителя работать на других уровнях. Ценителей такого, как его принято именовать, концептуального или рефлексирующего искусства, в разы меньше, потому к длительному контакту с картиной или инсталляцией «пользователь», который в Instagram принимает решение поставить Like за одну-две секунды, не готов.

О формировании трендов и возвращении Демиена Хёрста

Я бы не говорил о возвращении — Хёрст не вернулся, поскольку никуда не уходил. Как и его коллега по цеху американец Джефф Кунс, Хёрст, будучи супер-успешным современным художником, не является и никогда не был законодателем мод в мире искусства.

Последние президентские выборы в США гораздо больше повлияли на формирование арт-трендов текущего года: культурный зритель требует, чтобы художники высказывались на острые политические темы. Биеннале Уитни издания 2017-го года, к примеру, даже не пытается скрыть своей политизированности, тогда как Кунс и Хёрст, напротив, проблем общества никогда не затрагивали.

Демиен Хёрст

Демиен Хёрст

О технологических решениях в искусстве

Ирония состоит в том, что использование технических ухищрений, например, камеры обскуры при создании картин великими мастерами прошлого, негативно сказывается на репутации автора. Если ты, мол, живописец, то будь добр творить честно. Далее, если сравнить влияние технологии на искусство в начале XX и в начале XXI столетий, нельзя не заметить интересную деталь. Исторический авангард был очарован Машиной, прогрессом, высокими скоростями, рёвом моторов. Прекрасный новый мир, в который стремились футуристы, был миром высокотехнологичным.

В XXI веке, с одной стороны, никто не стесняется раскрывать технические нюансы творческого процесса, и на оценку произведения это никак не влияет, с другой — среди художников-интеллектуалов стал заметен скепсис и амбивалентность к high-tech.

О виртуальной реальности

Мне доводилось бывать на нескольких довольно посредственных экспозициях, где использовались очки виртуальной реальности. С другой стороны, я лично знаком с художниками, глубоко убежденными, что за медиумом VR — будущее современного искусства. Однако, пока эта технология не подешевеет настолько, чтобы стать доступной каждому желающему я не думаю, что мы увидим VR-проекты в представительских международных выставках.

О развитии по-украински

В нашей стране поддержка молодого искусства развита крайне слабо. Министерство культуры, прямой задачей которого должно было бы быть продвижение украинской арт-сцены на международной арене, только в этом году создало так называемый экспертный совет по вопросам современного искусства. О чем это говорит? Во-первых, в самом Министерстве вообще нет соответствующей профильной экспертизы. Во-вторых, институционально, Украина ещё долго будет отрезана от процессов, которые происходят в той же Европе.

В 1990-е годы, после падения железного занавеса в странах бывшего соцлагеря развернули работу центры Сороса, выдавались гранты, было какое-то развитие, мы узнали много новых имён. Но вцелом можно констатировать, что взрастить когорту востребованных ведущими западными институциями и кураторами авторов за годы независимости не вышло. Кроме этого, меня поражает тот факт, что, имея колоссальный выбор из более двух сотен международных форумов современного искусства биеннального формата, Украина сфокусирована исключительно на Венецианской биеннале.

venice2

Фото с Венецианской биеннале

О влиянии соцсетей на популярность искусства

Борис Гройс, известный теоретик, как-то сказал, что Facebook можно сравнить с художественным музеем, тогда как поисковая система Google имеет много общего с фигурой куратора. Социальные сети перенасыщены визуальным контентом, в информационном потоке гифок, мемов и коубов контент, требующий неторопливой рефлексии, попросту теряется. Самое великое произведение искусства вряд ли способно конкурировать в интернете по количеству отметок Like с котиками. Но никакой Google Art Project не заменит настоящее посещение музея.

Google Art Project предлагает виртуальные экскурсии по музеям

Google Art Project предлагает виртуальные экскурсии по музеям

— Как IT-прогресс может подстегнуть развитие искусства в Украине?

Высокому искусству тяжело сблизиться с народом, основным вопросом в повестке дня которого стоит элементарное выживание. К примеру, почти обязательной темой на любом мало-мальски значимом арт-событии в Украине за последние годы стала тема Донбасса, но главный вопрос вот в чём: ходят ли переселенцы из восточных областей в музеи и галереи? Не бьют ли выставки «о войне» мимо цели?

Теология технологии, исповедуемая апологетами тотальной кибернетизации вроде Илона Маска, под капотом построена на старой доброй позитивистской вере в линейно-поступательный прогресс. Похоронив бога, а вместе с ним и концепцию рая, человек надеется на обретение бессмертия для своего цифрового Я в облачных хранилищах. Не усовершенствование технической базы, а, в первую очередь, осведомлённость наших художников о современной ситуации пост-человека может серьёзно повлиять на релевантность украинской культурной продукции для рядового зрителя.

Фото предоставлены Алексеем Буистовым

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ: