Тема недели: «Зрада» Цукерберга против «перемоги» электромобилей

На этой неделе произошло одновременно два знаковых события, бурно обсуждаемых в интернет-СМИ, но по сути пока мало чем определяющих предпринимательский и технологический климат украинского общества. Зато медийный выхлоп от каждого из этих событий оказался более чем ощутимым. Почему же нас так интересует «внешний эффект», но слишком мало заботит «внутренний»?

«Зрада» Цукерберга, которой не было

Первая тема недели — это то, что после едва ли не самой крупной петиции в адрес главы Facebook и поддержки обращения самим президентом Украины (а если точнее — то его SMM-щиками) касательно введения отдельной украинской администрации и предвзятости в модерировании контента в соцсети, Марк Цукерберг дал свои пояснения по этому вопросу. Сказал, мол, никаких злобных русских на Донбассе у нас в Пало-Альто нет, модерация ведётся из Дублина, а за то, что забанили контент с девочкой, держащей медаль погибшего в АТО отца, всю вину возложил на некую программную ошибку, которая теперь (якобы) уже устранена (кто забыл — речь шла о том, что фото ребёнка с медалью погибшего солдата удалили с пометкой «nudity», а пользователей, которые публиковали этот контент, забанили на сутки).

В эту версию — естественно — никто в здравом уме не поверил, понеслись даже призывы «бойкотировать» Facebook (и зачем-то перейти назад во «ВКонтакте», который те же слактивисты отчаянно призывали бойкотировать весь прошедший год из-за российских корней этой соцсети и того факта, что Россия сейчас ведёт гибридную войну против Украины). Одним словом, в медийном пространстве касательно темы «украинского Facebook» воцарилось разброд и шатание. Все СМИ также сосредоточились на внешней стороне вопроса, мало затрагивая внутреннюю, экономическую. К тому же после заявлений СЕО Facebook блокировки украинских пользователей продолжились под такими же надуманными предлогами (что указывает на тот факт, что модерация выглядит — мягко говоря — не очень объективно).

На самом деле, для Цукерберга что Украина, что условная Ангола или Индонезия — вещи примерно одного порядка. Его ключевой рынок сосредоточен вовсе не в русскоязычном или украиноязычном либеральном сегменте пользователей, а в англоязычной платящей аудитории (о существовании Украины он — подозреваю — до резкого скачка трафика зимой 2013—2014 из этой страны вообще не знал). Если его «зрада» заключается в том, что его заботит сугубо финансовая сторона вопроса (окупится ли отдельный модератор и / или офис по работе с рекламодателями), то тогда да, с этой точки зрения он — «безумовний зрадник і ворог українського народу», которому кроме долларов ничего не дорого.

Куда важнее было бы (если бы было кому, конечно) донести до Марка Цукерберга ключевые пункты, по которым украинским digital-агентствам и брендам было бы удобнее / выгоднее / разумнее работать с Facebook через отдельное представительство в нашей стране (как это делают в соцсети «ВКонтакте», у которой есть свой киевский офис и свои представители на месте). Но вот, как-то с этим акцентом не сложилось.

Не сложилось и с ещё одним очевидным акцентом — R&D и разработка, которые тоже можно было бы разместить в Украине (благо кадровый потенциал и число программистов-олимпиадников позволяют). Про риски войны не спешите кричать: риски у того же Израиля ничуть не меньше, но разработка там есть у многих ключевых компаний мира в сфере ІТ. Однако и тут никто к Марку с подобным вопросом (кроме пресс-службы всё того же Порошенко) не обратился. На вопрос об офисе Цукерберг ответил туманно и расплывчато, за тем и дело завершилось. Журналисты и блогеры разошлись, разочарованные. Так исчерпалась первая тема недели.

«Перемога» электромобилей над скепсисом Татьяны Чорновол

Вторая тема недели стартовала буквально сегодня. То, о чём так долго говорили большевики писали техноблоги (включая и наш), свершилось. Украинские депутаты проголосовали наконец за отмену налоговых пошлин на ввоз электромобилей в страну. Знаковая история с народным депутатом Татьяной Чорновол, которая заявила, что электромобилей в стране нет, а потому льготы для них не нужны (что не помешало ей сегодня проголосовать «за» льготы и за себя, и за свою коллегу по фракции), подошла к своему завершению. Интернет-пользователи и поклонники экологически чистого транспорта могут праздновать «перемогу». Вопрос только в том, что даст беспошлинный ввоз на практике.

Screen Shot 2015-05-21 at 20.43.43

Стоимость электромобиля (даже если не вести речь о легендарных Tesla) с учётом отечественного курса доллара сопоставима с ценой авто с бензиновым двигателем, а вот подзарядка такого агрегата пока ещё остаётся экзотикой (хоть первая сеть заправок уже появилась, а производители подстанций и электрокаров обещают дополнительные сети зарядных станций по Украине). Одним словом, слишком много «но», включая банальную боязнь новшеств и со стороны потенциальных владельцев, и со стороны автосалонов и дилеров (разве что будут ввозить из-за рубежа поштучно под заказ).

Уроки двух этих историй недели

И ситуация с электромобилями, и небольшой медийный скандал вокруг украинского офиса Facebook в очередной раз напомнили всем нам, что украинское общество очень сильно увлекается внешней стороной дела, теми самыми «шашечками» из анекдота. А вот когда дело доходит до «ехать» — тут оказывается, что и направление, и задачи, и смысл происходящего с экономической, стратегической и технологической точки зрения ясны далеко не всегда. Может, наконец-то начнём определяться не с внешними символами, а с внутренними приоритетами? А там уже и «від зради до перемоги зможемо перейти».

Читайте также:

Политическое расфрендживание

Відеомаркетинг для бізнесу — з чого почати?

Кожна технологічна компанія мріє стати банком

Цифрова смерть: що станеться з користувачем, коли він піде з інтернету