Тема недели: Нужен ли Украине новый «закон о блогерах»?

Почти год назад, 16 января 2014 года, украинские парламентарии “отличились” принятием законов, по которым за любой пост, расценённый как «призыв к противоправным действиям» в виртуальном пространстве, можно было получить вполне реальный тюремный срок.

О том, что предполагалось садить людей на 3 года за движение в «колонне» из пяти машин или за покрышки в багажнике и напоминать не станем. Именно подобные «инициативы» и стали причиной эскалации конфликта в Революции Достоинства после 19 января.

Летом того же года парламент РФ решил повторить опыт своих коллег времён Януковича и ввёл в действие «закон о блогерах» — странный документ, определяющий, что блогеры должны регистрироваться как СМИ и вообще много чего «должны» государству. Не прошло и полгода, и уже новая Верховная Рада Украины вдруг опять столкнулась с инициативой «отрегулировать» блогосферу. Кто и зачем хочет заняться украинскими блогерами на этот раз? Не повторим ли мы путь, по которому пошли в рунете?

Главное о сути законопроекта

Группа депутатов украинского парламента зарегистрировала для рассмотрения законопроект внесения изменений в закон «Об информации». Законопроект № 2111 предлагает установить чёткое определение понятия «блогер», определить, что блогеры могут, а чего не могут делать. К слову, в отличие от аналогичного российского закона о блогерах, в украинском законопроекте не определено минимальное число подписчиков и нет юридического обоснования для того, кто вообще может считаться «лидером мнений» и блогером как таковым. Определение блогера на своё усмотрение даёт сам автор. Вот что сказано о целях регулирования:

Целью законопроекта является урегулирование прав и обязанностей блогера, а также, запрета использования сайта или его страницы в целях сокрытия или фальсификации общественно значимых сведений, распространения заведомо недостоверной информации под видом достоверных сообщений,

цитирует издание «Капитал» пояснительную записку к документу.

Законопроект (в случае его принятия и превращения в закон) запретит блогерам разглашать государственную тайну, распространять призывы к терроризму или оправдывать его, а также пропагандировать культ насилия, порнографию и использовать нецензурную брань. За нарушение одной или нескольких из этих норм предусмотрена уголовная ответственность.

Из того, что блогерам (по мнению депутата Петёвки) можно делать: размещать рекламу, искать и распространять законную информацию (что понимается под «законной» чётко не сформулировано), высказывать публично своё суждение с обязательным указанием фамилии или псевдонима под опубликованным материалом.

«А судьи кто?» и вечная проблема украинского парламентаризма

Screen Shot 2015-02-16 at 15.40.29

Не успели украинские интернет-пользователи порадоваться ликвидации странного регулятивного органа под названием «Национальная комиссия по вопросам морали», как на место «великих цензоров» Костицкого и Яневского пришёл новый депутат-«регулятор». Документ нового законопроекта об урегулировании блогов разработан внефракционным народным депутатом Василием Петёвкой. И проблема заключается в том, что он не входит в Интернет Ассоциацию Украины или профильный комитет ВР по информации. Петёвка — член комитета Верховной Рады по вопросам… аграрной политики.

Если посмотреть досье народного депутата, становится понятно, что перед нами — не просто аграрий вместо ІТ-специалиста, а ещё и представитель не менее одиозных политических проектов и деятелей в «дореволюционном» прошлом Украины. Человек с опытом участия в чём угодно, кроме ІТ-отрасли, предлагает определить суть информационной политики, интернет-безопасности и установить границы блогосферы. Стоит это как-то отдельно комментировать?

Достаточно вспомнить, что прошлые законопроекты (известные как «закон 404», направленный против провайдеров и пользователей торентов; «законы 16 января», направленные против свободы слова, информации, передвижения и собраний), также были разработаны и поданы на рассмотрение людьми, крайне далёкими от интернета. Смогли ли эти законопроекты стать реально действующими? К чему они привели, кроме противостояния между властью, судами и гражданами?

Возникает один вопрос: читали ли украинские парламентарии басню о том, что «коль сапоги начнёт тачать пирожник, а булки выпекать сапожник…», то ничего хорошего не получится? Одна из ключевых проблем парламента Украины — человек, ставший народным депутатом Рады, автоматически начинает считать себя экспертом широкого диапазона современных вопросов. И неважно, что для обсуждения подобных инициатив можно (и нужно было бы) привлечь экспертов, представителей интернет-сервисов, тех же блогеров. Главное — «разработать» и «внести». Общественная дискуссия? Юридические коллизии? Отсутствие сформированного юридического определения блогов как таковых в отечественной судебной и адвокатской практике? Не слышали, не знаем.

Цель благая, результаты могут быть «не очень»

Screen Shot 2015-02-16 at 15.40.54

Цель, которую преследуют нардепы (помимо политического пиара), понятна: в стране идёт война не только на Востоке в зоне АТО, но и война информационная. Социальные сети и блоги активно используются членами террористических групп ДНР / ЛНР, а также представителями российской пропаганды для решения своих информационных задач. Вбросы, фейки, призывы к сепаратизму, демонстрация пыток, расстрелов и издевательств над военнопленными стали обыденностью для ряда сообществ и блогов Вконтакте и LiveJournal. Естественно, что уголовно наказуемым проявлениям информационного терроризма надо как-то противостоять.

Но «тонкий лёд» в законопроекте Петёвки скрывается в части «экстремистских» материалов, призывов к насилию или нецензурной брани. Является ли ВКонтакте-страница полка «Азов» в составе Нацгвардии Украины «местом, где регулярно призывают к насилию», завершая едва ли не каждый третий пост призывом к уничтожению оккупантов Украины? Является ли «нецензурная брань» в некоторых постах Филатова, Бирюкова, Рычковой (все они — уже госчиновники того или иного уровня) в Facebook поводом привлечь этих людей, без сомнения много сделавших и делающих для безопасности страны, к уголовной ответственности? А ведь именно это может сделать рядовой судья при желании, если «закон Петёвки» вдруг заработает. Открывает ли широкое понятие «экстремизм» и «насилие» двери в сторону юридических коллизий и возможных преследований инакомыслящих? Чёткого ответа нет ни у кого, кроме юристов.

А юристы настроены скептически. Управляющий партнёр адвокатского объединения «Юскутум» Артём Афян полагает, что на первый взгляд законопроект может показаться положительным, но если в него вчитаться, обнаруживаются несостыковки:

Во-первых, в украинском законодательстве нет такого определения как “блогер”. Это все равно, что определение «хипстера» и подобных ему слов. По логике депутата, блогерами являются все пользователи интернета и своим законопроектом он их загоняет в жёсткие цензурные рамки.

Отдельный вопрос о порнографии, которая опять не даёт спокойно спать украинским депутатам. Если на льготы для ІТ-отрасли денег у них нет, то на борьбу с порнографией деньги почему-то находятся всегда. Структуры вроде Нацкомморали успешно проедали деньги налогоплательщиков, которые можно было бы пустить на проекты интернета в сельских школах, на беспроводные Wi-Fi-зоны в городах и общественном транспорте. Да хотя бы на то же электронное правительство, которое начнёт работать, как в Эстонии, под руководством Яники Мерило и её коллег из Минэкономразвития (а не останется опять на бумаге и в планах). Вместо этого мы снова обсуждаем вопрос «взрослого контента», «неправильных» блогеров и готовы на него тратить деньги, едва ли не сопоставимые с бюджетом небольшого населённого пункта (при этом, «ВКонтакте всё есть», как прежде).

Очередной пример того, как из нормального стремления противодействовать пропаганде страны-агрессора вырастает только цензура и внутренние органичения. А ведь интернет и доступ к информации (любой, не только позитивно окрашенной) — одно из современных социальных прав гражданина, платящего налоги и голосующего на выборах не для того, чтобы очередной депутат-аграрий открыл для себя интернет. Или всё-таки для того?

P.S.: На момент завершения работы над этой статьёй стало известно, что Василий Петёвка намерен отозвать свой законопроект из-за возникшего общественного резонанса. Далее — цитата:

Я не можу не зважати на громадську думку. Якщо юристи, експерти, журналісти вбачають в цьому законопроекті загрозу для свободи слова, значить він не повинен потрапити до сесійної зали і стати законом. Саме тому, цей документ буде відкликано мною з Верховної Ради.