Борьба новых и классических медиа — что дальше?

Любая индустрия, способная превзойти «четвёртую власть» достойна внимания и глубокого изучения. Журналисты констатируют факт: технологии отбирают у медиа право на новости. Что станет с изданиями и как технологии поменяли наше восприятие информации? Чтобы увидеть будущее, вернёмся к истокам.

Начало конца

Всё началось с дерзких и самоуверенных лидеров современной техиндустрии: венчурные капиталисты, изобретатели и CEO, стартаперы и единороги — однажды они решили, что являются основными создателями новостных поводов, а потому могут влиять не только на развитие своей отрасли, но и на глобальный порядок вещей. Они буквально объявили войну традиционному распорядку в медиасфере, так как справедливо пришли к выводу, что формируют интересы потребителей и покупателей ничуть не меньше, чем СМИ и реклама в них. Оказалось, IT-игроки могут доминировать не только в своей Кремниевой долине.

startup-593304_1280

Медийная общественность и заинтересованные пользователи разделились на два лагеря: одни называют IT зазнавшимися высокомерными популистами, другие видят в доминировании техно над медиа неизбежное зло. Но есть ещё один вариант, как можно относится к сложившийся ситуации: воспринимать позицию технологических компаний как взятые на себя обязательства, которые они всеми силами должны стараться выполнить.

В противостоянии IT и СМИ отдельно следует выделить участь новостников, тех, кто имеет дело с упёртыми (ещё более, чем стартапы в первые 3 года работы) фактами. Пресса, освещающая главные события жизни общества, до недавнего времени конкурировала, в основном, сама с собой. Сайты, которые полностью дублировали содержание газет; веб-страницы, свёрстанные как бумажный разворот; содержание заметок и развлекательных акций образца начала прошлого века — никто не заботился о необходимости бороться за пользователей.

Все свободно оперировали терминами из индустрии технологий в своём медийном деле, а некоторые даже позиционировали себя, как технологические проекты, но это было преувеличением. Авторы Medium уверенно пишут, что недавнее заявление будто Time Inc. может стать ведущей «технокомпанией» — это пример того, как медиа пытаются приобщиться к IT-отрасли, частью которой они не являются. Наличие веб-версии со статьями и интервью не делает газету IT-компанией. Vox и BuzzFeed, изначально зародившиеся в сети, имеют куда больше оснований для статуса «техпредприятия», но и они себя таковыми не считают, предпочитая статус онлайн-издателей, агрегаторов новостей и т.д.

Одно из самых главных изменений в медиа-техно балансе за последнее время — СМИ, как поставщики новостного контента, теряют контроль за своей аудиторией. С одной стороны, благодаря интернет-версии любая газета сейчас может охватить столько читателей, как никогда прежде; с другой — они охватывают этих людей, как новых, так и постоянных читателей, в основном через третьих сторон. Это и публикации через социальные сети, и те же агрегаторы новостей. А если говорить в контексте рекламодателей, которые приносят основной доход медийщикам, то наблюдается массовая тенденция: деньги переходят от контент-поставщиков их партнёрам, которые на самом деле приводят аудиторию. И это даже не «главное изменение». Это — переворот всей структуры освещения новостей в СМИ.

Медиа стараются соответствовать технологиям нашего времени, но с появлением новых инструментов порядок создания и освещения новостей меняется не внутри самих изданий, а приходит извне, с небывалой скоростью и в огромных масштабах. Никто из сторон не станет спорить, что медиа и технологии вступили в борьбу, которую первые заранее проиграли. Да, найдутся редакторы, способные писать обо всём на свете, точно так же как всегда будут инвесторы, которые хотят заняться делом, абсолютно им незнакомым. И нам известны примеры, когда IT-гиганты вступают в отрасль освещения новостей и начинают диктовать свою политику.

Дело Amazon

Отношения нового типа между техиндустрией и медиа демонстрирует перепалка между Amazon и The New York Times. В августе этого года издание выпустило статью, критикующую организацию рабочего процесса в корпорации. Информация была получена от «неназванного» работника Amazon. Реакция не заставила себя долго ждать — ответную подачу реализовал сам Джеф Безос (Jeff Bezos) в рассылке сотрудникам компании. Он заявил, что описанная в статье компания «не имеет ничего общего с той Amazon которую я знаю, и с теми «амазонцами», с которыми я сотрудничаю каждый день». Более того, Безос уверенно заявил, что только сумасшедшие сотрудники будут терпеть рабочие условия, описанные в статье, и не увольняться.

5129303018_53dd74260d_b

Более жёстко на статью отреагировал вице-президент Amazon Джей Карни (Jay Carney), работавший до этого в Белом Доме. По прошествии нескольких недель он опубликовал детали: как оказалось, «неназванный» работник был уволен из компании по подозрению в мошенничестве, потому осквернить Amazon для него было своеобразным алиби в расследовании. Журналистам The New York Times Карни порекомендовал в следующий раз проверять данные, а читателям — не верить в «сенсационные» разоблачения.

Пикантность ситуации добавляет тот факт, что Amazon в течение многих лет игнорировала выпады в СМИ, сделав ответ «no comment» своим фирменным знаком. Но на этот раз на статью не просто ответили — вице-президент практически заставил главного редактора издания вступить в диалог и выгораживать авторов материала, составленного на основе непроверенных фактов, полученных от мошенника. Технологическая компания навязала свою игру свободе слова и продемонстрировала, кто на самом деле доминирует на рынке информации.

Закадычные враги

Наглядно демонстрирует сценарий распространения новостей Facebook с её новостной лентой, особыми предложениями для новостных агентств и рекламными пакетами для тех, кто распространяет новости. Социальная сеть внесла немалый вклад в то, что создатели новостного контента утратили прямую связь со своими читателями, а значит, и рекламный бюджет. Даже страницы самих изданий в социальных сетях становятся всё более независимыми и отделяются от оригинального сайта.

IT-компании, в свою очередь, вышли на медиарынок в качестве полноценных участников. Тот же Джеф Безос из Amazon владеет одним из самых влиятельных и авторитетных изданий, the Washington Post. Темы, которые освещаются журналистами, форма подачи и даже рекламные блоки — всё будет диктоваться интересами техногиганта, и всей IT-индустрии, в той или иной мере.

Ирония для СМИ в том, что те, кто раньше считался главным врагом традиционных способов подачи информации — сайты, блоги, видеостриминг и весь интернет — теперь предстали в образе не то что друзей, но единственных партнёров, которые могут спасти традиционные издания от полного краха. При этом, партнёрство нельзя назвать равноправным: если для медиа альянс с технологиями станет шансом на выживание в индустрии 4.0, то технологии и сами по себе неплохо себя чувствуют.

Но что хорошего, если IT заменит независимые СМИ своими пресс-службами, выдающими однообразные новости на свой вкус? Сейчас у техиндустрии есть уникальная возможность сформировать медиа новой эры, подкованные с технической стороны и объективные в описании мировых событий. Разделять медиа и технологии вовсе необязательно: Facebook и Google, Twitter и Snapchat могут сами превратиться в создателей контента, а не только его поставщиков. Логичнее, чтобы все участники онлайн-рынка играли на одной стороне: маркетологи, пиарщики, журналисты, создатели развлекательных шоу и других информационных продуктов потребления. Идея противостояния СМИ и IT может уйти в прошлое сама по себе.

Опять-таки, главная борьба разворачивается за внимание потребителя, а значит, и за рекламный бюджет. Авторы задаются вопросом, какой компромисс может быть принят, и как будут выглядеть новейшие медиа; как они будут освещать конфликты, благодаря которым они сами и существуют? А может, борьба IT и СМИ, после которой должен остаться только один слишком преувеличена, и технологии смогут сотрудничать с медиа, приспосабливаясь к постоянно меняющимся условиям рынка.

Источник: Medium | Фото: Flickr