«Особый путь» русского интернета

Президент соседнего государства подписал пакет законопроектов, уже ставший известным в СМИ как «пакет Яровой» (по фамилии автора) — в них в лучших традициях «тащить и не пущать» есть полный набор регулирования интернета, отлично знакомый украинцам по «законам 16 января» (тем самым, которые закончили Евромайдан с его политически нейтральными лозунгами о цивилизационном выборе и превратили его в Революцию Достоинства с отстаиванием гражданских прав). Ожидать, что «законы Яровой» в РФ приведут к условному «онлайн-Майдану», может либо безнадёжный оптимист, либо недалёкий человек: события прошедших 3 лет чётко свидетельствуют — чем крепче «закручивает гайки» российская власть, тем крепче молчат либералы, тем быстрее пакуют чемоданы программисты и тем стремительнее разваливается сколь-нибудь вменяемая структура интернет-ресурсов на русском, сделанных в РФ. Виктимность ли это мышления, «стокгольмский синдром» относительно властей или особенность характера россиян — вопрос открытый.

«Особый путь» русского интернета

Постоянные наши читатели, возможно, помнят колонку годичной давности о том, что российский рынок интернет-проектов и услуг под санкциями потерял всякий смысл в роли экономического или идеологического ориентира. Теперь же, когда к рычагам внешнего давления добавится ещё и презумпция виновности, связанная с тем, что практически любой веб-проект или ІТ-компанию можно обвинить в пропаганде терроризма и «недонесении о преступлении», перспективы медиапроектов и гражданского интернет-активизма в РФ становятся и вовсе смехотворными. Давид Хомак, периодически пишущий в своём блоге на платформе Medium о том, как ему приходится отбиваться от исков и жить за пределами досягаемости Следственного комитета и Роскомнадзора — лучший пример того, что может произойти с практически любым сайтом после вступления в силу «пакета Яровой».

Должны ли мы пожалеть в этой связи соседей, молчаливо благословивших оккупацию части Востока Украины и усердно закрывающих глаза на незаконный воинский контингент в Крыму, Приднестровье и нескольких других постсоветских регионах? Наверное, нет. Особый путь русского интернета был предопределён после того, как за репосты «ВКонтакте» в России начали арестовывать людей и уничтожать ноутбуки — а гражданское общество с этим согласилось по принципу «не со мной, значит, не страшно». Сначала вы привыкаете к попранию гражданских прав вне Сети, потом молча наблюдаете за погромами «несогласных» и оккупацией вашими войсками чужих территорий — а потом внезапно обнаруживаете, что гражданские права закончились и за той условной «последней баррикадой», которой оставался интернет для немногочисленных трезво мыслящих людей. Государство, желающее править «твёрдой рукой» и не привлекающее за пропаганду терроризма авторов всяких «спутников и погромов», но жаждущее посадить в тюрьму школьника за тексты группы «Кровосток», неизбежно видит терроризм в любом проявлении критического мышления — даже если это будут призывы к прекращению войны на Донбассе, деоккупации Крыма, повышению зарплат или просто к тому, чтобы власти Федерации прекратили заменять реформы лозунгами о «собирательстве земель» и «памятью о Великой Победе».

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:

Единственной проблемой российских интернет-компаний, новых медиа и стартапов может стать лишь то, что в силу событий за прошедшие 2 года они теперь будут бороться с вот такими яровыми в одиночку: поддержки в защите гражданских прав от зарубежных коллег им ожидать не приходится (по вполне понятным причинам). Да и принудительная норма о сборе и хранении данных интернет-провайдерами с выдачей ФСБ по первому требованию уже вряд ли кого-то шокирует: у нас в стране, к примеру, третий год обсуждается что-то подобное, но к счастью, законопроект успешно кочует между комитетами и парламентом и никак не превратится в реально работающий закон (а даже если предположить, что кто-то рискнёт его реализовать, в Украине поднимется протест, который сделает принятие подобных законов невозможным).

Можно было бы сказать, что от ужесточения внутрироссийских практик относительно провайдеров и интернет-проектов выиграет Украина в качестве потенциального поставщика хостинговых услуг и даже юридической базы для команд и редакций — однако надо учесть 3 фактора: не меньший хаос в вопросах регулирования интернета, ряд противоречивых законопроектов в сфере авторского права, которые до сих пор рассматривают украинские парламент и правительство; и общую настороженность целевой аудитории к медиапроектам из РФ, пытающимся «переехать» в Украину (в дело вступает пресловутая поговорка про «русского либерала и украинский вопрос»). Поэтому с «пакетом Яровой» нашим российским коллегам, видимо, придётся жить самостоятельно, не питая особых надежд на «запасной план». Как говорил недавно российский премьер: «Но вы держитесь там, здоровья вам и хорошего настроения».