«Популяризация науки не должна мешать её развитию» — физик Антон Сененко, НАН Украины

­События последних лет в Украине изменили медиасферу, и среди прочего писать об украинских достижениях в науке и технологиях стало обязательным правилом для всех популярных изданий. Однако, количество материалов не всегда переходит в качество. Мы решили узнать мнение учёных, работающих в Украине, о том, как освещают их деятельность в онлайн-изданиях, на ТВ и в печати.

Наш собеседник Антон Сененко, кандидат физико-математических наук, старший научный сотрудник Института физики НАН Украины, поведал о случаях предвзятого отношения к украинской науке, популяризации псевдооткрытий и поделился советами от непосредственных участников великих открытий, как следует сотрудничать журналистам и учёным:

— Антон, для начала расскажите нашим читателям о том, чем Вы занимаетесь и в какой сфере проводите свои научные исследования?

Уверен, что большинству Ваших читателей это покажется открытием, но в Украине существует множество групп учёных, которые занимаются нанотехнологиями. Я работаю в одной из них. Нанотехнологии – это сфера изучения объектов, размер которых составляет порядка одной миллиардной части метра. Т.е., по факту, речь идёт об исследовании отдельных атомов и молекул, а также разнообразных свойств и эффектов в наномасштабе.

Конкретно наша группа занимается сканирующей туннельной микроскопией сверхтонких органических плёнок. Что это? Подобно тому, как биологи рассматривают инфузорий-туфелек в оптических микроскопах, мы при помощи специальных методов наносим молекулы на определённые поверхности и «прощупываем» их остриём сканирующего туннельного микроскопа. Это напоминает поведение незрячего человека, который тростью отыскивает себе дорогу. С помощью компьютера все «мытарства» острия по поверхности переводятся в видимый на картинке результат.

Де-факто, наша работа относится к фундаментальной науке. И, говоря словами моего коллеги, наши исследования настолько фундаментальны, что об их практическом применении не может быть и речи. Это, конечно, шутка. Реально же, результаты нашей работы возможно станут применимы в быту лет через 10-15, не ранее. Например, сейчас мы работаем с фуллеренами и наночастицами, призванными помогать в борьбе с раком, а также с молекулами, которые под действием света очень сильно изменяют свои свойства, например, коэффициент трения. Мой коллега, который работает на атомно-силовом микроскопе, с единомышленниками из других институтов и университетов ищет методы борьбы с болезнями Паркинсона и Альцгеймера. Т.е. мы работаем на «переднем крае» мировой науки.

12227326_1030920963627052_1121400220_o

— Государство, к сожалению, не выделяет ни достаточно средств, ни даже внимания науке, а как обстоят дела с инвестициями в этот сектор? Есть ли возможность у украинских учёных привлекать частных инвесторов?

Действительно, развитые страны выделяют на науку не менее 2% ВВП. Украина выделяет около 0,3% ВВП при том, что украинское же законодательство устанавливает норму финансирования науки в размере 1,7% ВВП. Мировая практика показывает, что при финансировании ниже 0,5% ВВП наука в стране начинает деградировать, умные люди уезжают, а научные группы распадаются. По факту, мы сейчас именно с такой проблемой и столкнулись. За 25 лет количество учёных в Украине сократилось в 3 раза, а за последние 3 года научную сферу покинуло 7 тыс. молодых учёных (люди до 35 лет). Основная причина – низкие базовые ставки по зарплатам. Например, средняя зарплата молодых учёных составляет порядка 3 тыс. гривен.

Говоря о недостаточном финансировании со стороны государства, мы всегда подчёркиваем, что проблема также заключается в отсутствии стимулов у инвесторов вкладывать деньги в отечественную науку и инновации. С одной стороны, бизнес ориентируется на сырьевые производства или производства с низкой добавочной стоимостью. Инновации же требуют долгосрочных финансовых вливаний, которым ситуация в стране не способствует. С другой стороны, наше законодательство создаёт множество искусственных барьеров для полноценного участия инвесторов в разработке украинских ноу-хау.

Если рассуждать о возможностях инвестирования, следует чётко разделять фундаментальную и прикладную науку. Вторая, в большинстве случаев, является производной от первой. Фундаментальная наука – это огромные экспериментальные установки, которые стоят сотни тысяч и миллионы долларов, а также годы исследований без очевидного прогресса. Финансировать такую науку может только государство. Лично я не знаю примеров стран, где было бы иначе. Потому конкретно у учёных из данной сферы шансов на привлечение инвесторов практически нет.

Потому выигрывает всегда фундаментальная наука тех государств, которая хорошо оплачивается правительством. Я люблю приводить пример Альберта Эйнштейна, который многие годы работал над своей теорией относительности, которая лишь через десятилетия легла в основу точности системы глобального позиционирования (GPS) и прибыль от её применения исчисляется миллиардами долларов (кстати, эти цифры даже тяжело оценить). Согласился бы какой-то инвестор на такие условия ожидания при том, что применение теории было неочевидно? Конечно, это немного утрированный пример, но суть не меняется: фундаментальную науку всегда следует рассматривать как ребёнка, от которого нельзя чего-то требовать, но нужно кормить, оберегать, учить и развивать. И тогда из него вырастет мастер своего дела, т.е. прикладная наука. Мало того, только фундаментальная наука обеспечивает будущее технологическое превосходство. Это опыт всех развитых стран.

С «прикладниками» действительно, с одной стороны, всё проще – они используют наработки «фундаментальщиков» и уже могут представить какой-то понятный инвестору результат – будь-то противоожоговая повязка или биосовместимые имплантаты. Что самое главное, вопрос внедрения в производство разработок составляет от одного года до нескольких лет, но не десятилетия, как в случае фундаментальной науки. Но здесь вопрос упирается в реальное отсутствие нормального украинского бизнеса, который может и умеет работать с инновациями, а не просто с экспортом зерна/металлов и т.п. Разработчики делились со мной историями, что тем же фармакологическим фабрикам не нужны украинские ноу-хау, потому что под них нужно строить цеха/линии, проводить сертификацию и клинические испытания. Намного выгоднее выпускать миллионными тиражами проверенные лекарства, которые охотно раскупаются в аптеках.

Да, иногда случаются такие вещи, как финансирование научных групп, которые занимаются разработкой сплавов металлов для производства определённых частей и механизмов, которые выпускаются на заводе нашего украинского олигарха. Но это скорее исключение, чем правило. И, кстати, серьёзной проблемой является отсутствие в Украине высокотехнологичной промышленности, которая могла бы сформировать спрос на действительно замечательные разработки украинских учёных.

— Поговорим о популяризации науки среди рядовых граждан. Уже проводятся открытые лекции, научные пикники, даже появляется новая наук-поп литература. Можно ли говорить о повышенном интересе публики к украинской науке? И как такой интерес сказывается на развитии отрасли?

Да, интерес возрастает, причём мы наблюдаем такие положительные тенденции несколько лет подряд. Но я субъективно констатирую, что масштабы такого позитива на фоне всеобщего непонимания роли науки в жизни украинского общества сравнимы со звёздной пылью на фоне Вселенной. Проблема обоюдная: учёные с трудом говорят о том, чем они занимаются, а журналисты неохотно об этом пишут. Общество же в большинстве своём даже не ведает, что в Украине есть серьёзная наука.

США могут себе позволить создать такой инвестиционный климат, в котором возникает Голливуд, который снимает «Интерстеллар» и «Марсианина». После такого пиара к учёным всегда стоит очередь с вопросами «покажите-расскажите». А что у нас? Простите, я вот популярно пишу о разработках украинских учёных уже год. Но, при этом, их никто не прятал и постоянно на разнообразных заседаниях и выставках Национальной академии наук эти разработки демонстрируются. Я не ошибусь, если скажу, что члены правительства на таких мероприятиях не были почти ни разу. То же касается наших СМИ, которые очень часто попросту игнорируют пресс-конференции украинских учёных.

Но дорогу осиливает идущий. Инициативные сотрудники и неравнодушные граждане идут навстречу публике и инвесторам путём создания научно-популярных сайтов, журналов, мероприятий. Очевиден позитив и в диалоге «учёные-СМИ». Однако, нужна поддержка научного популяризаторства на государственном уровне. Я говорю отнюдь не о деньгах. Опять-таки речь об инвестиционном климате, который будет стимулировать СМИ постоянно держать руку на пульсе научной жизни в Украине и формировать запрос у граждан на украинские разработки.

12193476_189160351422599_9144717247628285353_n

фото сообщества «Куншт» в Facebook

— Как представитель научной отрасли, поделитесь своим видением: в каком формате следует проводить мероприятия с участием учёных, чтобы привлекать нужную аудиторию?

Общий формат таков: учёный должен излагать свою мысль доступно. Если рассматривать популяризацию с точки зрения целевой аудитории, то для широкой общественности излагаемая информация должна быть интересной. Нет, не развлекательной, а такой, чтобы заставить человека прийти домой, открыть хотя бы Википедию и почитать что-то новое о том, что он сегодня увидел/услышал/прочёл. А вариации на эту тему могут быть самыми разнообразными: личные встречи с учёными, экскурсии в лаборатории, выставки, публикации в журналах и газетах, телепередачи, радиоэфиры, сайты и блоги.

Если рассматривать популяризацию науки с точки зрения рождения интереса со стороны бизнеса, то это должны быть мероприятия, на которых некий набор разработок представляется учёными либо службой PR. За максимально короткое время инвестор должен получить информацию про преимущества и недостатки изобретения, количество средств, которые нужно инвестировать. Положительные примеры обоих форматов уже сейчас имеются в достаточном количестве.

— Если представить себе условно «идеальную работу» СМИ с учёными – как она должна быть реализована? Что должны и чего не должны делать журналисты, которые готовят материал о научном проекте?

Идеальная работа СМИ с учёными, по моему глубокому убеждению, заключается в том, что журналист должен обращаться в пресс-службу НАН Украины и получать ответы на все свои вопросы. Всё, точка. Я, будучи учёным, не должен тратить и грамма своего времени на то, чтобы популяризировать науку вообще или своих коллег в частности. Это вредит моей научной работе. Суровые реалии, конечно, вносят свои коррективы. Мощностей пресс-центра, к сожалению, недостаточно чтобы побороть некомпетентность многих СМИ и невежество отдельных граждан. За сим, неравнодушным учёным приходится «подставлять» плечо помощи.

Конечно, моё видение ни в коей мере не отрицает популяризацию науки от имени самих учёных, если это хобби и в удовольствие. Лично мне приятно наблюдать изумлённые лица моих знакомых, когда я им показываю список разработок украинских учёных. Ещё приятнее их видеть, когда ты им эти разработки даёшь пощупать. Однако, подчеркну, это не должно вредить основной научной деятельности.

12227983_1030920796960402_1020653720_o

Что должны делать журналисты? Не стесняться спрашивать. Всё. Очень часто СМИ не очень хорошо разбираются в тонкостях научной разработки, процесса, либо просто относительно нюансов научной жизни в Украине. Они находят «эксперта» или «учёного» и создают материал, который оказывается ложью/домыслами/предубеждениями и получает справедливую критику научной общественности и просто умных людей. Такие случаи – не редкость. Есть пресс-центр, есть научные сообщества и учёные-популяризаторы в том же Facebook. Можно получить любую консультацию. Я бы согласился с тезисом журналистов, что «спросить не у кого» лет 5 назад. Но не сейчас. Такой тезис лишь показывает уровень компетенции работника СМИ.

Чего не должны делать журналисты? Первое – утверждать, что украинской науки нет (ибо это ложь). Второе – своим невежеством и непониманием популяризировать лженауку.

— Если можно, выделите главные ошибки, которые допускают цифровые и печатные издания, ТВ, освещая научные или околонаучные темы. Как избегать таких ошибок?

Проблема нашей журналистики, как и общества в целом, что все во всём резко становятся «знатоками». Если с политикой такая «шутка» иногда проходит, с экономикой не очень, то с наукой – это просто невозможно.

Ошибка номер один – журналисты делают выводы о научной сфере в Украине на основе выводов людей, которые никакого реального отношения к украинской науке не имеют. Так произошло с телеканалом ICTV, который в своей передаче «Достало» ссылался на исследование не совсем понятной организации, и делал вывод, что эффективность украинской науки равна нулю. Сухие факты эту точку зрения полностью опровергают. Например, только на довоенном Донбассе благодаря прибору, разработанному в НАН Украины, количество женщин, у которых выявлен рак молочной железы уменьшилось в 8 раз. Благодаря учёным Украины ресурс наших атомных реакторов продлён на 15-20 лет, хотя без такой серьёзнейшей работы мы уже с 2017 года были бы вынуждены импортировать электричество из той же России. Итог? Репутация телеканала серьёзно пострадала.

То же самое произошло с уважаемым и очень компетентным изданием VoxUkraine. Они привлекли к анализу состояния дел западных учёных, которые, как оказалось, не только слабо представляют реалии и причины проблем украинской науки, но также сами не разбираются в тех показателях, на основании которых пытались оценить украинскую науку. Это типичная ошибка «культа-карго», мол, те, кто живут и работают в хороших условиях, точно знают, как реформировать систему нам. Лично мне это напоминает историю про Марию Антуанетту, которая предлагала бедным людям кушать пирожные, коль у них нет хлеба. В итоге, репутация издания была немного подпорчена, но к их чести, они признали ошибку, что ещё раз выгодно выделяет их на фоне многих изданий.

Парадокс в том, что в Украине уже лет девять точно работает множество людей (как учёных, так компетентных граждан), которые занимаются реальным реформированием украинской науки. Результатом, кстати, этого процесса стало принятие на днях в первом чтении Закона «Про научную и научно-техническую деятельность». И эти люди знают всё о том, что делать, как делать, когда делать и почему сейчас всё плохо. Однако, многие СМИ не утруждают себя поиском таких экспертов.

И отдельно коснусь темы лженауки. Недавно все СМИ трубили про уникальный обогреватель, который по характеристикам отдаёт больше энергии, чем потребляет. На поверку, разработка оказалась обыкновенным нагревателем с выдуманными «уникальными» характеристиками, не выдерживающими критики со стороны фундаментальных основ физики. Однако журналисты падки на сенсации и гонятся за рейтингами, нисколько не заботясь о своей репутации.

В общем, глядя на такие вот казусы, мы с учёными-популяризаторами даже собрали круглый стол, на котором договорились создать школу научной журналистики и сообщество экспертов, которые будут помогать журналистам ориентироваться в вопросах научных разработок. Мало того, в Украине давно существует группа умных людей, которые почти профессионально выводят лжеучёных на чистую воду. Я очень надеюсь, что в ближайшее время на Вашем ресурсе появится интервью кого-либо из этого коллектива. К слову, в РФ именно этому вопросу посвящена работа целого комитета. На это выделяются средства. У нас пока с этим туго.

— На Ваш взгляд, какие самые главные позитивные изменения произошли в освещении и продвижении украинской науки в последнее время, а какие аспекты — негативные, или просто неудачно реализованы?

О позитивных изменениях я могу говорить часами. За последние 2-3 года, а особенно за последний год произошли просто тектонические сдвиги в деле популяризации. Работа проводится по нескольким направлениям. В первую очередь, это такие всеукраинские мероприятия, как «Фестиваль науки», «Дни науки» и «Научные пикники».

11168920_1030912576961224_1139698247914674530_n

«Дни науки» (кстати, ближайшие пройдут 14-15 ноября в Киеве, Харькове, Львове и Одессе) и «Научные пикники» представляют собой мероприятия, на которых наука «выходит» в люди. Т.е. учёные берут свои микроскопы и пробирки, выставляют лабораторные столы в актовые залы или на площади и показывают «чудеса» всем желающим. Там так занимательно, что даже у меня «челюсть отвисает». «Фестиваль науки» проходит один раз в году, обычно в апреле-мае и являет собой формат, в котором все желающие приходят в гости к учёным. В составе экскурсионной группы можно воочию увидеть дорогостоящие лазеры, микроскопы, ускорители и т.п. Кстати, если основными «потребителями» «Дней науки» и «Научных пикников» является самая разнообразная публика, то «Фестивалей науки» – в основном организованные группы школьников и студентов.

Второе направление – встречи широкой публики с «топовыми» изобретателями и учёными в «свободных пространствах» (типа «Часописа»). Уже сформирован чёткий запрос на стабильность подобных встреч.

Третье направление – это печатные СМИ. Очень хорошие обороты, например, набирает журнал «Куншт», который формирует тренд «Наука – как искусство» и старается излагать сложный материал простыми словами. Замечательно, что тот же «Фокус» всё чаще публикует информацию о разработках украинских учёных и даже один из октябрьских номеров вышел с обложкой, посвящённой украинской науке. Но, конечно, с научно-популярной литературой дела обстоят в основном – неважно. Низкие тиражи, отсутствие рекламы и равнодушие со стороны государства на продвижение роли науки в массы самым негативным образом отображаются на таких изданиях. Чего только стоит закрытие украинской редакции журнала National Geographic.

Четвёртое направление – собственно, интернет-издания и интернет-СМИ. Самый актуальный, с моей точки зрения, на данный момент сайт по популяризаторству – «Моя наука». В принципе, те же личные страницы учёных в Facebook и блоги тоже неплохо справляются с функцией донесения «света знания» в массы. Я, например, завёл блог. Главной же площадкой в Facebook я считаю страницу Национальной академии наук Украины, где можно напрямую связаться с пресс-центром и почитать о разработках, а также страницы Советов молодых учёных НАН Украины и групп, которые занимаются реформированием украинской науки.

Пятое направление – телевидение. И тут всё очень плохо. К сожалению, у нас полностью отсутствует серьёзный телевизионный проект по типу телеканала «Дискавери» и, я думаю, в ближайшем будущем его не будет. Вообще на телевидении всё обычно ограничивается сюжетами телеканалов про украинскую науку в рамках выпусков новостей. Однако, следует обратить внимание на интернет-телевидение, где уже существуют «каналы», на которых регулярно можно посмотреть научно-популярные ролики (например, «Інтелект-TV»), либо послушать интервью украинских учёных (например, «Громадське», IDEALIST.media, Ukrlife.tv).

Шестое – регулярный интерес к украинской науке начали демонстрировать и радиостанции («Українське радіо», «Радио Свобода», «Аристократы.fm», «Радио Вести»).

Самое главное во всех вышеизложенных направлениях – постоянство событий и возрастание частоты упоминаний украинской науки в информационном поле. Отдельно я обязан выделить положительный опыт взаимодействия со структурами, которые призваны освещать события особой важности или срочности. Я имею в виду «Украинский кризисный медиацентр». Именно благодаря их пресс-конференции Президент и заинтересованные структуры обратили внимание на разработки наших учёных для бойцов АТО.

Прогресс в работе с инвесторами проявляется в появлении таких интересных форматов, как Tech Today Hub (от NDI Foundation) и Форум «Наука. Бизнес. Инновации». В зал приглашаются инвесторы и учёный им за 5-6 минут рассказывает о своей идее/разработке, её преимуществах, недостатках и о том, сколько средств необходимо для организации производства. Мало того, любой желающий может «пощупать» и «покрутить» изобретение. Также, каждый год организуются выставки разработок Институтов НАН Украины, которые работают в форматах статических экспозиций.

Основной негатив, который я могу выделить и который мешает – это заангажированность некоторых СМИ в отношении украинской науки. Мне тяжело судить о причинах столь негативного отношения к учёным, но речь далеко не всегда идёт о невежестве или глупости журналистов.

— Поделитесь своим видением будущего научно-популярных изданий в Украине — смогут ли они завоевать аудиторию и прижиться среди современных СМИ?

Всё зависит от того – останется ли наука в Украине. Сами по себе украинские СМИ не смогут квалифицированно без помощи научных экспертов формировать интересный для широкой публики материал о науке. Но, как убеждённый оптимист я считаю, что перспективы замечательны. Почему? Ответ прост: наука – это очень интересно.

— И Ваши пожелания нашим читателям, интересующимся современной украинской наукой

Всегда гореть желанием познать что-то новое и верить в нашу страну.

 

P.S.: сегодня у Антона Сененко — День рождения. Наша редакция искренне поздравляет его и желает ему и его коллегам не только создавать новое, но и быть востребованными и по-настоящему изменить нашу страну. К этому, пожалуй, стремимся все мы.

Читайте также:

Скрытые затраты автоматического мышления

Политическое расфрендживание

Роботы и хирургия. Часть 2

Роботы и хирургия. Часть 1