Андрей Колодюк, AVentures Capital: «Война — не препятствие для инвесторов»

Один из самых опытных венчурных бизнесменов в Украине Андрей Колодюк занимается инвестированием в инновационные технологии около 15 лет. В 2000 году Андрей основал компанию AVentures Capital, в 2008 — стал основателем и ключевым инвестором DIVAN.TV — первого ОТТ-провайдера для русско- и украиноговорящей аудитории в 200 странах мира.

В интервью для нашей редакции Андрей Колодюк поделился трендами рынка рисковых инвестиций в Украине и в мире, о наиболее ярких украинских стартапах, больше рассказал о правилах работы инвесторов и среднем объёме вложений в один проект.

— Каковы особенности венчурного инвестирования? В чем отличия венчурных фондов от обычных инвесторов?

Венчурные фонды не просто вкладывают инвестиции в различные бизнес-проекты — они помогают развивать бизнес. Фактически, это предприниматели в «квадрате» — люди с большим деловым опытом, которые знают, как строить большие и успешные компании. На ранних стадиях развития бизнеса они выступают наставниками и помощниками, то есть, становятся по сути партнерами в стартапах вместе с их создателями, однако они никогда не выполняют за предпринимателя его работу. Зато они могут помочь капиталом, консультациями, передачей опыта, важными связями, клиентами и т. д. Именно в этом суть венчурного инвестирования. Такие инвесторы работают вместе с предпринимателями-основателями около 5-7 лет. Их цель – построить стабильный и прибыльный бизнес. Кстати, раньше для решения такой задачи требовалось 10-15 лет, но сейчас этот период времени сократился.

— Как вы стали венчурным инвестором, с чего начинали?

В 2001 году я надеялся построить бизнес на технологиях, которые были разработаны еще в советское время. Тогда мы рассматривали всё: биотехнологии, материаловедение (сейчас это называют нанотехнологиями), фармакологию, космические технологии, и лишь в последнюю очередь — IT. Всего мы отобрали около 500 проектов. В компании Aventures Capital тогда работали 9 человек, которые занимались исключительно этими проектами.

Но мы не понимали, как оценить успешность проекта, как узнать — пойдет бизнес или нет. Я подумал, что сидя в интернете, мы не сможем в этом разобраться. Мы потратим здесь по полгода на проект, но все равно не поймем, станет он успешным или нет. И мы поехали в США: Филадельфию, Вашингтон, Силиконовую долину, находили там людей, которые занимались профессиональным инвестированием, говорили с ними о проектах.

В 2002 году пришло понимание, что проекты, связанные с материаловедением и биотехнологиями, имеют очень длинный инвестиционный горизонт, то есть, в эти проекты можно инвестировать слишком долго. Кроме того, там нужны огромные капиталовложения. Поэтому в мире есть отдельные фонды, которые специализируются именно на биотехнологиях.

Затем мы обнаружили, что именно продукты в области IT вызывают самый большой интерес у западных инвесторов. Нам пояснили, что здесь не нужны большие капиталовложения, и бизнес можно построить быстре. Вто время на слуху были программы по безопасности финансовых операций, безопасности сетей, приложения, связанные с мэйнфреймами.  Кроме того, уже тогда начинал развиваться e-commerce.

В 2003 году мы оплатили исследование Gartner, чтобы лучше понять ситуацию в Украине. Получили два результата: во-первых, познакомились со всеми аутсорсинговыми компаниями в нашей стране, во-вторых – Украина впервые попала на карту мира IT. Как результат этого знакомства, мы объединили более 30 компаний в офис, который открыли в Кремниевой Долине – Украинский Софтверный Консорциум. В его рамках и появились некоторое стартапы.

Сегодня Divan.TV — это международный интерактивный сервис, доступный в 200 странах мира
Divan.TV Колодюка — это международный интерактивный сервис, доступный в 200 странах мира

— Чего в итоге удалось достигнуть? В какие проекты вы инвестировали в последние годы?

Истории AVentures делится на два этапа: первые инвестиции, которые мы делали на заре нашего развития, в том числе Украинский Софтверный Консорциум, и компании, которые вышли из этого проекта. Второй этап начался 3 года назад, и за этот период мы уже осуществили семь инвестиций.

Первая компания «второго этапа»  – Augmented Pixels. Это парни из Одессы, которые делают продукты на базе технологии дополненной реальности.

Далее мы проинвестировали в компанию Coppertino, разработавшую музыкальный плеер VOX для IoS с сервисом Loop, с помощью которого музыку можно хранить и проигрывать где угодно.

Кроме того, вложили деньги в компанию CheckiO — разработчика онлайновой игры для программистов, с помощью которой можно быстро и весело усовершенствовать свои навыки программирования в режиме игры. Для IТ-компаний — это возможность поиска профессионалов.

Очень крупные инвестиции — около $3 млн 250 тыс. — мы сделали совместно с фондом Almaz Capital в компанию Starwind, которая разрабатывает ПО для виртуализации систем хранения данных. Офис по продажам Starwind находится в Бостоне, сама компания — в Киеве.

Примечательно, что управляющий партнер Almaz Capital Александр Галицкий — этнический украинец, родом из Житомира.

Еще один проект, который сегодня у всех на слуху — PetCube. Я называю его разработкой из области интернет-вещей, хотя многие считают хардверным решением. Кстати, они были hardware-проектом №1 в Европе в прошлом году. Мы с ними общались полтора года и в итоге выступили lead-инвестором (в венчурном бизнесе lead-инвестор — это первый инвестор, который приглашает остальных инвесторов в сделку).

Недавно мы проинвестировали еще одну компанию, но пока про нее не могу говорить. Скажу лишь, что зарегистрирована она в Сан-Франциско, а все разработчики находятся в Украине. Мы объявим о ней в ближайшие несколько недель.

Всего за последние три года мы ознакомились с 1400 проектами и собираемся в скором времени профинансировать не менее 20 из них.

Petcube — самый нашумевший hardware-проект прошлого года
Petcube — самый нашумевший украинский hardware-проект прошлого года

— Какой в среднем объем инвестиций в один проект?

Обычно сумма вложений в одну компанию на сегодня составляет от полмиллиона до нескольких миллионов долларов. Но это объем инвестиций именно от AVentures, а ведь мы часто финансируем стартапы совместно с американскими партнерами. Общая сумма инвестиций в наши портфельные компании уже составила $14 млн.

Отмечу, что такие гиганты как Twitter и Facebook до десяти раз привлекали деньги инвесторов до того момента, как вышли на IPO. Этот процесс в нашем бизнесе называется rounding. Заключается он в том, что сделав определенный объем работы, необходимо привлечь новые инвестиции под следующий этап развития компании.

— Сколько в Украине венчурных инвесторов? Есть ли между ними соперничество?

Скажу хорошую новость: инвесторы есть и их немало. Так в UAngel сегодня 24 члена, в UVCA (Украинская Ассоциация венчурного капитала и прямых инвестиций) — 36. При этом, UVCA была создана только в прошлом году. Интересно, что в 2014 году, который был крайне тяжелым, на украинском рынке появилось 10 новых инвесторов, причем все они сделали инвестиции.

Их список находится в моем блоге в презентации «Как привлечь инвесторов в военное время». Согласно Dealbook (Исследование венчурного рынка Украины в сегменте IT и интернет технологии в 2012-2014гг от AVentures Capital и Ukraine  Digital News), в 2014 году было успешно закрыто свыше 60 сделок, то есть, более одной сделки в неделю. А в 2015 году закрыто уже больше 20 сделок. Вообще в исследовании описано свыше 250 инвестиций, сделанных за последние 4 года. Вот такая позитивная динамика.

10 новых инвесторов, начавших инвестировать в Украину в 2014 году
10 новых инвесторов, начавших инвестировать в Украину в 2014 году

В целом, приход 10 новых инвесторов в прошлом году означает, что есть куда инвестировать. С моей точки зрения, не бывает плохих проектов, скорее бывают проекты не готовые или неправильно  подготовленные для инвесторов.

В ассоциации (UVCA) есть так называемый инвестиционный клуб, в рамках которого его члены обмениваются интересными проектами. Мы всячески мотивируем рынок, чтобы инвесторы могли объединяться не только капиталами, но и компетенциями, своими возможностями по развитию проекта. Вот вам и ответ по поводу конкуренции: в венчурном бизнесе инвесторы не конкурируют, а объединяются для совместных инвестиций

— Наверняка у вас были неудачные проекты, из которых вы извлекли важные уроки?

В 2007 году был проведен проект под названием Smart grid, связанный с инвестициями в энергетические проекты. Я о нем рассказываю как о кейсе, характеризующим всю энергетику в Украине. Smart grid — это программное обеспечение, которое позволяет четко видеть где, кем и когда тратиться электроэнергия. Помимо Smart grid, мы продвигали для облэнерго технологию доступа в Интернет через электрические провода. Технология демонстрировала потрясающие результаты: в селе в Житомирской области скорость доступа в интернет от узла коммутации интернет-провайдера до конечного пользователя через электропроводку в 2008 году составила 44 Мбит/с. Благодаря таким технологиям облэнерго могла не только более экономно распределять электроэнергию, но и продавать услуги интернет-доступа, то есть получать дополнительный доход.

Но это был тот случай, когда бизнес-модель и технология работали, а проект в итоге все-таки заморозили. Причина в том, что отсутствовала экономическая и политическая мотивация у собственников и менеджмента облэнерго в его реализации.

По результатам проекта я сделал следующий вывод: если твой бизнес зависит только от одного партнера (а без облэнерго как собственника ничего нельзя реализовать), то он изначально находится в рисковой зоне. Ведь если собственник скажет «нет», то проект будет закрыт, независимо от его успешности.

— Как возникла идея создать сервис Divan.TV?

В 2008 году я, как и все, часто скачивал видео из интернета. Но хотя я «дружу» с техникой, для меня это представляло множество неудобств. И я подумал – а почему нельзя предоставить пользователю нужный видеоконтент на телевизор без этих «танцев с бубном» при закачке видео? Если вы спросите, что стимулирует такой рынок, я отвечу — свобода. Многие потребители уже имеют мобильные гаджеты, и они не хотят быть привязаны к ресиверу спутникового оператора и к телевизору.

И вот когда я понял, сколько усилий надо, чтобы скачать какой-либо фильм для человека, слабо знакомого с компьютером и интернетом, появилась идея подключить интернет к телевизору. Это было ещё в 2008 году, за несколько лет до появления Smart TV. Но уже тогда мне было понятно: рано или поздно интернет будет подведен к любому устройству. Человек, лежа на диване, будет говорить телевизору, что хочет посмотреть.

Мы поехали в США, чтобы по возможности купить или лицензировать подобную технологию, но в Долине мне пояснили, что хотя Netflix, Apple и Google ведут разработки в данной области, но технологию нам никто ее не продаст. В результате мы создали собственный продукт с нуля и, кстати, продолжаем работать над ним и сегодня. Я горжусь тем, что мы используем свою запатентованную технология, в отличии от наших конкурентов, которые применяют внешние лицензированные разработки.

Сегодня Divan.TV — это международный интерактивный сервис, доступный в 200 странах мира, и работающий на Smart TV, планшетах, смартфонах, медиа приставках и традиционных ПК.

— Какие вы видите перспективы для венчурного бизнеса в Украине?

Наша задача – создать самый лучший инвестиционный климат, как бы парадоксально это не звучало. Но у нас просто нет другого выхода. И потому нужны радикальные реформы.

Бытует такой миф, что внешний инвестор не идет сюда из-за войны. В ответ на это я предлагаю изучить опыт Израиля, который воюет уже полвека.

В сентябре мы были соорганизатором конференции U.T.Gem в Сан-Франциско, посвященной украинским стартапам. На мероприятие пришло 600 человек. Я со сцены прямо спросил инвесторов: если начнется война с Россией, это остановит вас для инвестиций в Украину? Инвесторы ответили: «Почему нас это должно остановить, если мы уже 20 лет инвестируем в Израиль и не собираемся прекращать?» Эта небольшая страна на Ближнем Востоке в прошлом году привлекла $1,7 млрд внешних прямых инвестиций. Израиль из экспортера цитрусовых превратился в экспортера товаров hi-tech.

Инвесторы пояснили, что их волнует не война, а наличие талантов и предпринимателей, которые находятся на украинской территории. Сейчас государство не может давать гранты для создания своего бизнеса, в том числе предпринимательского. Поэтому я уверен, что опыт Израиля — это чёткий пример для Украины по двум причинам. Во-первых, из-за перманентного военного положения, во-вторых, по причине оптимальной для нас бизнес-модели, уже давно использующейся в Израиле. Ведь из-за небольшого внутреннего рынка в Израиле находятся только разработчики, все остальные — заказчики, маркетинг, sales-менеджеры — в США. Эта модель во всем мире понятна, потому что она успешна. Именно поэтому в свое время в Израиле главная национальная идеея состояла в том, чтобы создать стартап и продать его американцам.

В Украине экосистема стартапов насчитывает пока лишь несколько тысяч компаний. В то время как в Калифорнии на Angel list — 23 тысячи стартапов. Так что, Украине еще есть к чему стремиться. Надеюсь, что через 3-5 лет у нас будет как минимум 5 тысяч стартапов.

— Есть ли в Украине случаи крупных западных прямых инвестиций?

В нашей стране уже есть очень интересные кейсы, причём их довольно много. Приведу один пример, которым можно гордиться, хотя он, к сожалению, не был широко освещен  в прессе. В ноябре 2014 года японский гигант Rakuten купил компанию Slice. Сумма сделки составила сотни миллионов долларов. После покупки стало известно, что вся разработка, вся технологическая команда этого проекта находится в Одессе. Причем японцы после приобретения никого никуда не перевозили, команда по-прежнему там и находится. Это называется в нашем бизнесе Exit. Вот конкретный пример успешной истории, когда Exit происходит даже в военное время.

Технологический бизнес работает, потому что он по своей природе глобальный. Уже нет границ в обычном понимании этого слова. Могу привести пример компаний с капитализацией $50-100 млн, которые основаны в Украине, но ведут бизнес глобально:  Jooble, Depositphotos, Grammarly, Terrasoft, Invisible CRM, PaymentWall. Многие из них имеют представительства в США, в Европе и т. д.  Я считаю, что об этом нужно говорить каждый день, потому cейчас замечательное время для создания своего бизнеса. И я хочу подчеркнуть, что сегодня стартапы – не для IT-шников, а для людей с идеями и предпринимательским складом ума. Отмечу, что даже многие домохозяйки успешны в построении стартап-компаний, поскольку ключевая задача стартапера – предложить собственное оптимальное решение какую-либо проблемы.

Если вы спросите у меня, в кого инвестируют инвесторы, отвечу — они инвестируют не в проекты, а в людей, которые смогут построить компанию. Ведь для создания успешного бизнеса нужно много чего в жизни перетерпеть, пройти. Это путь, через который проходит сейчас вся Украина. И чем больше внешнее давление на Украину — тем быстрее произойдут внутренние изменения. Потому я уверен, что мы воспитаем сильных глобальных предпринимателей.

Доменный регистратор №1 в Украине imena.ua