Тема недели: Интернет как часть нашей реальной жизни

Интернет долгое время воспринимался как некая «виртуальная реальность», отделённая от нашей обычной жизни. Мол, есть реальность, а есть онлайн-мир, наполненный своим отдельным смыслом, шутками, даже валютой — и с оффлайн-реальностью они не пересекаются.

Насколько правдиво такое представление о современном Интернете? Мы решили немного разобраться в том, что представляет собой Сеть сегодня.

Интернет как инфраструктура

Screen Shot 2015-02-11 at 13.29.00

Начнём с технической стороны дела. «Облака», серверы, магистральные коммуникации и беспроводные сети долгое время были частью корпоративных будней, но на сегодняшний день ими пользуются обычные люди, а настройка и заказ всех перечисленных услуг и налаживание инфраструктуры частного «облака» больше не отнимает столько времени и финансов, как это было ещё года 3 назад.

Существует ли эта инфраструктура отдельно от реального мира? Посмотрите на то, сколько времени идёт обсуждение законодательных инициатив в США и Европе о сетевом нейтралитете (Net Neutrality) и невмешательстве государства в регулирование работы провайдеров (в части хранения и передачи данных в тех же «облаках»). Депутаты, сенаторы, активисты, юристы обсуждают в оффлайн-мире вопросы технического характера, связанные с онлайн-миром.

Дело о закрытии Silk Road (крупнейшего проекта из так называемого «второго Интернета», на котором можно было приобрести, что угодно: от наркотиков и оружия до запрещённых средств прослушки и даже услуг наёмных убийц), суд над сооснователями торрент-трекера The Pirate Bay, арест и разбирательство по делу Кима Доткома, СЕО Megaupload — это случаи, когда онлайн-инфраструктура становилась объектом интереса со стороны вполне себе оффлайн-общества. И в каждом из дел фигурировали материальные доказательства из нематериального мира, ранее закодированного в нули и единицы.

Право на доступ к Интернету в ряде стран уже принято на законодательном уровне, теперь идёт речь о том, чтобы закрепить юридически минимальную скорость доступа (по сути — миниальные комфортные параметры инфраструктуры). Сеть превращается в подобие McDonald’s: единые стандарты «упаковки» предоставляемых услуг, единый дизайн и единые подходы к клиенту.

Элон Маск и Марк Цукерберг наперебой говорят о необходимости запускать и развивать беспроводные интернет-коммуникации при помощи дронов и спутников. Google покупает и строит собственные оптоволоконные линии в рамках проекта Google Fiber, собираясь ввести постепенно 100-мегабитный доступ во всех Штатах (кстати, скорость у местных провайдеров далеко не всегда дотягивает до стандартных 60-80 мегабит, к которым в Украине успели привыкнуть даже небольшие населённые пункты).

Никто же не удивляется электричеству или центральному водоснабжению? Интернет постепенно тоже перестал быть услугой для корпораций и избранных сегментов общества. Теперь он — часть повседневной инфраструктуры человечества.

Интернет как область коллективного сознания

Screen Shot 2015-02-11 at 13.30.54

Хорошо, Интернет как инфраструктура стал частью материального мира и связан с экономикой, авторским и уголовным правом. Но быть может, в коллективном сознании онлайн- и оффлайн-миры разделены, как раньше? Иначе с чего бы принимались все эти законы по фильтрации контента и введению определённых табу касательно поведенческих проявлений в Сети…

Спешу вас разочаровать: это представление тоже устарело. Посмотрите на главные страницы ресурсов вроде Buzzfeed и Mashable, на агрегаторы Digg и Reddit, даже на такие серьёзные онлайн-проекты, как The Huffington Post. Что вы там увидите? Обсуждение мемов, пришедших из реальности в Интернет и наоборот. Обсуждение поп-культурных и социальных феноменов, порождённых пересечением интернет-сервисов и оффлайн-людей: селфи, планкинг, киберпреступления, троллинг, флэшмобы, видеопародии, манифесты интернет-сообществ — всё смешалось в один большой поток человеческого сознания.

Можно ли разделить коллективное сознание в части обсуждения вещей, которые перешли из Интернета в реальную жизнь? Мол, вот тут Джастин Бибер был просто милым мальчиком, записывавшим гитарные каверы для YouTube, а тут он уже стал поп-идолом и ездит со вполне реальными концертными турами по миру и попадает во вполне реальную тюрьму за нарушение правил вождения и хулиганство. Конечно же, нельзя. Можно ли отделить мемы и картинки о «Кровавом Пасторе» от вопроса украинских журналистов главе РНБО Александру Турчинову о том, как он сам относится к своему онлайн-прозвищу? Конечно же, нет.

Интернет, будучи явлением коллективным, стал и частью коллективного сознания. Запрещать или регулировать его — всё равно что изобретать способы для урегулирования мыслей в голове конкретного человека. Да, тоталитарные общества и политические системы вроде тех, что есть сейчас в Китае, Иране или РФ стремятся на законодательном уровне разделить сознание гражданина. Вот это в Интернете смотреть и видеть можно, а вот это – нельзя, потому что это вредит государству / партии / церкви / «морали». Однако, такой подход обречён на то, чтобы зайти в тупик. Свежий пример тупиковости такого подхода есть в Украине.

10 февраля этого года украинский парламент распустил Национальную комиссию по вопросам морали и этики, которая за прошедшие 3 года так и не смогла сделать ничего, кроме выпуска директив о запрете к показу «Симпсонов» и многомиллионных затрат из бюджета на то, чтобы члены комиссии просматривали «фильмы для взрослых» с целью их дальнейшего запрещения. Вдумайтесь: миллионы гривен из кармана налогоплательщика на то, чтобы группа неких «экспертов» смотрела порно и включала фильмы в список «запрещённых» к распространению на территории страны. При том, что в Интернете по сути «всё есть», и эпоха подпольных видеосалонов с «клубничкой» осталась где-то в далёком 1992-м году.

Стоит ли отделять Интернет от коллективного сознания, навешивать на него сотни табу и подвергать жесточайшему регулированию, когда он — часть нашего современного сознания? Фундаментализм и ультраконсерватизм касательно Сети ничем не отличается от погромов фундаменталистов против научно-исследовательских лабораторий или музеев естествознания, от средневекового мракобесия церковных доктрин или от проявлений нацизма. Стремление «подавлять и запрещать» никогда не говорило о психическом здоровье общества.

Интернет и оффлайн-жизнь

Screen Shot 2015-02-11 at 13.32.40

Влияет ли Интернет на нашу жизнь помимо технологической, инфраструктурной и психоэмоциональной составляющей? Давайте посмотрим.

Киберпреступность и терроризм в реальном мире давно связаны. У ISIS есть свои каналы в YouTube и краудфандинговая платформа, которые собирают миллионы просмотров и сотни тысяч долларов. Исламисты и боевики Палестины ведут собственные блоги. «Сирийская армия» — это хакерская группировка, а не только группы боевиков с оружием и ракетными установками. У отечественных террористов из ДНР и ЛНР есть «Киберберкут» и поддержка из знаменитых «закрытых офисов Ольгино» в России, где десятки людей занимаются ботоводством и созданием групп в соцсетях и псевдо-СМИ для целенаправленной пропаганды и ведения информационной войны, чтобы подогревать войну реальную. Противодействие боевикам и террористам тоже трудно себе представить без ИТ: в зоне АТО на Востоке Украины сегодня используется целый ряд таких устройств и технологий.

Под давлением законов и правоохранительных органов отмывание денег и «чёрный рынок» товаров и запрещённых предметов перешли из реального мира в Интернет. Наиболее показателен в этом плане процесс над организаторами «Шёлкового Пути», в котором лишь благодаря материальным доказательствам удалось привлечь организаторов сайта к уголовной ответственности. Ведь если бы в момент ареста один из авторов проекта просто успел захлопнуть свой ноутбук — доказать его причастность было бы невозможно. А вот найденный клочок бумаги со схемой сайта и блокнот с записями — единственное, что послужило неоспоримым доказательством для обвинения в суде.

Но не только негативные явления связывают оффлайн-жизнь и онлайн-сообщество. Краудфандинговые платформы помогают создавать новые гаджеты для медицины, спорта и повседневной жизни. Онлайн-инициативы, возникшие в Facebook, вроде фонда «Таблеточки», переходят в реальную жизнь и становятся широкомасштабным движением уже в гражданском обществе вне социальной сети. Встречи тех же ИТ-специалистов в регионах, игровых разработчиков или мероприятия для интернет-маркетологов лучше всего анонсировать и продвигать в онлайн-сообществах. Хакатоны генерируют социально-значущие идеи, которые могут улучшить жизнь тысяч людей, вынужденных сменить место проживания и род занятий из-за той же войны. Продолжать этот перечень примеров можно бесконечно.

Люди даже знакомятся, общаются и обустраивают личную жизнь не без помощи социальных сетей, сервисов и мессенджеров. Индустрия дейтинга пережила настоящую революцию благодаря проектам вроде Match и Tinder. Подход к общественному транспорту и перевозкам изменили такие проекты, как Lyft, Uber и их аналоги в других странах.

Образование — ещё одна сфера, в которой Интернет производит необратимые изменения в оффлайн-жизни общества. Зачем ходить в аудитории и просиживать там на скучных лекциях, когда в iTunes U или аналогичных проектах можно смотреть и слушать лекции тогда, когда это удобно студенту? Если такие проекты, как Coursera, TED, EdX, «Нетология» сравнительно давно меняют подходы к современному образованию при помощи интернет-технологий, то украинские аналоги вроде Prometheus лишь в прошлом году вышли на рынок. Но рост числа таких платформ свидетельствует – уже через пару лет и эта сфера оффлайн-жизни изменится навсегда.

Что дальше?

Screen Shot 2015-02-11 at 13.34.02

Как уже было сказано, разделение «жизни» и «Интернета» не только непродуктивно, но и в принципе бессмысленно: Интернет и есть часть нашей жизни. Это, само собой, не означает, что надо не отключаться от Сети сутками и полностью соединить своё мышление, поведение и принципы с миллионами пользователей, продуцирующих смешные картинки и фразы в комментариях на Reddit или в дискуссиях на Хабре.

Но о том, как реальность виртуальная связана с нашей повседневной жизнью уже не раз было сказано и показано: фильмы вроде Catfish, ставшего уже современной классикой, и недавно вышедшая лента Cyberbully от телеканала ВВС 4 демонстрируют: поступки и поведение в «электронной» реальности неизбежно отражаются на жизни и судьбах людей вне Интернета. И довольно часто последствия необратимы.

Как мы будем использовать технологии и возможности Сети — зависит только от нас. Перед нами — один из наиболее гибких и масштабируемых инструментов передачи знаний и данных за всю историю человечества. Главное — не потратить весь потенциал на генераторы мемов и обсуждение новостей об очередном интернет-скандале.