Тема недели: «Зелёные технологии» для Украины — мода или необходимость

С началом конфликта на Востоке страны, аннексией Крыма и обострением политического кризиса во взаимоотношениях России со странами Европы возник вопрос энергонезависимости средних и малых стран.

Речь идёт о полном или частичном отказе от поставок нефти и газа крупными странами, которые могут через энергетические «рычаги» влиять на внутреннюю политику и внешнеполитический курс так называемого «третьего мира» и «молодых демократий».

Помогут ли солнечная батарея, ветряк и гидроаккумуляционная станция побороть нефть и газ (а также порождаемые ими деньги, идущие на гонку вооружений и эскалацию напряжённости в зависимых регионах и странах)?

Ажиотажный спрос

Элон Маск, несущий свет — и супераккумулятор от Tesla

Безусловно, громкие анонсы энергоэффективных технологий вроде разработок от Tesla и BMW подогревают интерес к теме «домашних» электростанций. Добавьте сюда пример Израиля (обходящегося без арабских газа и нефти по соображениям политического свойства), а также первые пробы стран НАТО в сфере энергонезависимости армий — и получается, что в развитии альтернативных источников энергии заинтересованы не только обычные граждане, но и военные. А как известно, если в чём-то заинтересованы оборонные ведомства, эта отрасль науки и технологий начинает развиваться намного быстрее — на неё просто активнее выделяют деньги.

Правда, в ХХІ веке в игру вступила ещё одна сторона — крупные корпорации. Amazon инвестирует в одну из самых мощных солнечных электростанций в США; государственные и частные компании вкладывают деньги в экспериментальные солнечные «фермы» в Индии; частные компании запускают самолёт на солнечных батареях в путешествие вокруг Земного шара; а арабы намерены к 2040 году освоить «зелёную» энергетику наравне с традиционной нефтедобычей, со временем отказавшись от последней.

Солнечная энергетика, ветер или что-то другое?

У домашних аккумуляторов Tesla появился конкурент из Германии

Для Украины выбор очевиден: будучи долгое время транзитной страной для перекачки нефти и газа — и одним из ключевых потребителей российских нефти и газа для теплоэнергетики и промышленности — она может избавиться от политической и экономической зависимости своих предприятий и компаний только после отказа от «газовой иглы», на которой стабильно «сидит» с 1991 года.

Вопрос лишь в том, какую технологию избрать. Энтузиасты-одиночки экспериментируют с солнечными электростанциями (Львов, Закарпатье) и коллекторами (Харьковщина). Компании делают ставку на ветроэнергетику и готовы инвестировать в неё значительные суммы (Запорожье). Дополнительно рассматривается и возможность производства биогаза в разных регионах на основе органических отходов фермерских хозяйств (кстати, эта технология пока что остаётся наиболее гибкой и универсальной и не зависит от интенсивности солнечного света в течение года или частоты ветров в конкретном регионе).

Разумным было бы распределение различных способов получения «зелёной» энергии в разных регионах. Там, где чаще дуют однонаправленные ветры с примерно одинаковой интенсивностью — строить ветряки. Южные и центральные регионы (а также Восток, после завершения войны) отвести под создание «полей» из солнечных фотоэлементов. Север и часть центральных областей (где сконцентрированы фермерские хозяйства, занимающиеся растениеводством и животноводством) могли бы специализироваться на получении биогаза и последующем его использовании для получения энергии на ТЭЦ и даже заправки транспортных средств (есть уже пример скандинавских стран, где биогаз стал основным топливом для городского транспорта).

Риски и проблемы

У віддалених районах Закарпаття будуть використовувати сонячні електростанції

Как всегда в украинской действительности, основные риски лежат не в плоскости технологий или особенностей их внедрения на практике, а в области коррупции, бюрократии и отсутствия налоговых льгот для производителей альтернативной энергии. А это отпугивает зарубежных инвесторов и компании, которые могли бы зайти на рынок и заняться если не масштабными green-tech программами, то хотя бы полевыми экспериментами в области альтернативной энергетики на украинских просторах. Тот же проект по Запорожью — ветроэлектростанция — уже пару лет то «замораживается», то возвращается к жизни.

Остаётся ещё и отрасль, относительно «зелёная» — атомная энергетика. Развитие «мирного атома» в стране, пережившей катастрофу на ЧАЭС — та ещё проблема (особенно если учесть, что радиоактивные отходы и отработанное топливо для АЭС ранее вывозились на переработку только в РФ; сейчас ведутся переговоры о переработке и захоронении таких отходов европейскими компаниями; но процесс может стать не таким быстрым, а значит, особого развития мощностей атомной энергетики ожидать не стоит). Да и в мире после аварии на Фукусиме говорить о том, что атомная энергетика безопасна, уже как-то не принято.

Истина — где-то посредине

Первый шаг для развития рынка «зелёных технологий» в энергетической отрасли сделан: Верховная Рада и правительство разрешили украинцам производить и продавать энергию ветра, солнца и других альтернативных источников без получения специальной лицензии. Но остаётся вопрос финансирования. В этом могут помочь «зелёные кооперативы», а также поиск грантов и привлечение компаний-партнёров, которые на паритетных правах с местными общинами и представителями городских и областных властей смогут стать участниками рынка альтернативной энергетики.

Главное — заниматься решением практических задач и устранением дальнейших законодательных и налоговых барьеров. Контроль за этим предстоит взять на себя простым избирателям и налогоплательщикам. Вряд ли, просто создав ещё какую-нибудь комиссию или министерство, мы сможем изменить ситуацию в сфере украинской «зелёной энергетики» в свою пользу.

Читайте также:

Политическое расфрендживание

Привлекательное и обречённое будущее работы

Цифровое внедрение: почему следует с этим считаться

Большие надежды низкотехнологического смартфона